Главная > СНГ Все новости
Болгарский след в удорской тайге

Болгарский след в удорской тайге

10/12/2012

Совместная с болгарскими лесозаготовителями заготовка древесины в Удорском районе – одно из самых ярких событий в истории Коми края в минувшем столетии. Оно же, пожалуй, и одно из самых спорных, поскольку, несмотря на то, что болгары закрыли совместные предприятия уже более 20 лет назад, до сих пор можно наткнуться в интернете на рассуждения об их «тлетворном» влиянии. Другие, наоборот, считают, что болгары принесли цивилизацию в забытую Богом коми глубинку. Однозначного мнения нет, и никогда не будет. На этой неделе исполнилось 45 лет со времени подписания договора, давшего начало совместному сотрудничеству между Болгарией и СССР. Дата не совсем круг-лая, и всё же достойный повод вспомнить историю.

В 50-е – 60-е годы прошлого столетия экономика Болгарии бурно развивалась. С каждым годом требовалось всё больше лесоматериалов для жилищного строительства, производства мебели, сельского хозяйства. Объёмы потребления «зелёного золота» постепенно перевалили за 4 миллиона кубометров в год. По оценкам специалистов, к 1970 году эта цифра должна была возрасти практически до 7 миллионов. При этом в самой Болгарии в 1963 году заготавливалось порядка 2,4 миллиона кубометров в год, всё остальное приходилось докупать где получится. Болгарские учёные вынесли вердикт: больше 2,5 миллионов кубометров в год заготавливать древесины нельзя, так как это приведёт к весьма плачевным последствиям для страны. Что делать?

В качестве вариантов для налаживания заготовки леса за пределами Болгарии рассматривались страны Африки и Азии – Эфиопия, Конго, Малайзия, Индонезия, Иран и даже Монголия, которую мы привыкли считать страной пустынь и степей. В итоге удалось подписать договор лишь с Республикой Гвинея по заготовке цельной древесины для производства мебели. Но там толком ничего не получилось. И совместное предприятие в итоге было продано гвинейской стороне.

В начале 70-х годов Болгария предложила Канаде создать совместное предприятие по производству целлюлозы (порядка 50 тысяч тонн в год). Выбрали подходящее место, уже подписали какие-то договоры о намерениях, но вмешались законодатели. Болгарской стороне было поставлено условие: налаживание производства разрешим, если на нём будут работать только граждане Канады, и, соответственно, получать они должны будут зарплату в местной валюте. Такой вариант для Болгарии был попросту неприемлем.

В итоге руководство Болгарии обратилось за поддержкой к «старшему брату» – Советскому Союзу.

В Кремле с пониманием отнеслись к проблеме болгарских друзей. Оставалось только решить, где на просторах СССР им выделить место для лесозаготовок. В качестве варианта был предложен Хабаровский край. Болгарские специалисты съездили туда «на разведку». Лесные массивы их весьма впечатлили, а вот всё остальное… Между населёнными пунктами расстояния измеряются сотнями километров, нет дорог, а надо ещё обживать берег Японского моря и строить пристань для погрузки древесины на корабли. Получалось, что болгарам, чтобы доставить груз по назначению, надо будет проплыть три океана и дважды пересечь экватор! Это уже слишком.

Болгарская сторона попросила подыскать что-нибудь в европейской части СССР. Выбор пал на территорию Коми АССР. Как раз в 1967 году завершилось строительство железнодорожной ветки Микунь – Кослан, значит уже не надо думать о путях доставки древесины в Болгарию. Другой немаловажный фактор, лесные массивы Удорского района к тому времени были уже изучены специалистами, поэтому не требовались дополнительные исследования для расчёта себестоимости заготовки древесины.

Существовала только одна важная проблема – по каким тарифам перевозить болгарские грузы железнодорожным транспортом? В итоге сошлись на простом решении – работать по нормативам, которые применяются к советским предприятиям. Также таможня дала «добро» на практически бесплатный провоз из Болгарии на территорию Коми продуктов питания, медикаментов… Именно после приезда болгар в наших магазинах появились невиданные доселе деликатесы – консервированные голубцы, джемы, качественные спиртные напитки…

Согласно подписанному 3 декабря 1967 года договору, СССР предоставил Болгарии право ежегодно заготавливать на территории Удорского района 1 миллион кубометров древесины в год. Также была выделена необходимая техника, горюче-смазочные материалы, щитовые блоки для возведения домов, одним словом, всё, что необходимо для обустройства на новом месте.

Болгарская сторона обязалась обеспечить лесозаготовки своей рабочей силой, также взяла на себя все вопросы, связанные с созданием предприятий, со строительством жилья, объектов культуры, здравоохранения, дорог. Болгарская сторона не имела право экспортировать древесину из СССР в другие страны.

Тут надо отметить два важных момента. После окончания действия договора, а он первоначально был рассчитан на 15 лет, все объекты, построенные болгарами, должны были быть бесплатно переданы советской стороне. И болгары работали не только на себя, как многие думают, но и на экономику СССР. Чтобы было понятно, о чём идёт речь, возьмём за основу цифру 2,33 кубометра. Так вот, один кубометр шёл в Болгарию, а всё остальное оставалось в Советском Союзе. Древесина, заготовленная в Удорском районе, была самой дешёвой в стране по себестоимости производства.

Впоследствии в договор вносились изменения. В частности, объёмы лесозаготовок были увеличены до 3,6 миллиона кубометров в год.

Первоначально планировалось, что строить посёлки лесозаготовителей будут строительные войска Болгарии. Но в итоге решили послать в Коми гражданских.

Уже 4 февраля 1968 года в Удорский район была направлена первая группа строителей. Возведение промышленных объектов, жилья, создание необходимой инфраструктуры шло ударными темпами. Вскоре в Болгарию ушла первая партия древесины.

Для её заготовки было создано объединение «Мезеньлес» (в него входило четыре лесозаготовительных предприятия). В нём было две дирекции – болгарская и советская. Наша сторона в основном контролировала ход лесозаготовок, оказывала консультационные услуги.

Заработная плата болгарских лесозаготовителей практически была такой же, что и у местных. В отличие от дней сегодняшних, в то время труд в лесу оценивался весьма высоко, поэтому не стоит удивляться тому, что болгары были довольны своими заработками. К тому же им не надо было платить за жильё, еда была почти бесплатной.

Из Болгарии ехали в основном молодые люди, готовые работать по 10-12 часов без выходных: чем больше древесины заготовишь, тем больше получишь. Оплата труда была сдельно-премиальная. Во время сорокаградусных морозов запрещалось выходить на делянки. Но рабочие шли на всякие хитрости, чтобы заработать дополнительный рубль. Правда, надо признать, что руководство не разрешало вести лесозаготовку в морозные дни, больше переживая за технику, а не за людей.

В середине 80-х годов к руководству нашей страны обратились кубинцы, которые так же, как и болгары, остро нуждались в древесине. Их обращение стало полной неожиданностью, но что поделаешь – друзьям ведь не откажешь. Как и болгарам, кубинцам предложили лесные участки на Дальнем Востоке, они согласились. Но смогут ли теплолюбивые кубинцы работать в суровых климатических условиях, когда зимой лютуют морозы, а летом сводит с ума мошкара?

Было принято решение устроить им проверку. В 1985 году 37 кубинцев прибыли на полугодовое обучение в Удорский район. Там была подходящая учебная база и климатические условия сопоставимые с сибирскими. Ученикам с Острова свободы было сделано только одно послабление – разрешили привезти двух поваров, чтобы не отрываться от родины хотя бы во вкусовых пристрастиях.

Дела у кубинцев пошли хорошо. Ни морозы, ни тяжёлая работа их не испугали. Уже через два месяца они наравне со всеми трудились на делянках. И вот тут возникла проблема, которую ну никак не ожидали: зарплата по кубинским меркам оказалась слишком большой. Руководители кубинской группы предложили своим подопечным отказаться от неё, чтобы не привыкать к большим денежным вознаграждениям.

Кубинцы планировали развернуть лесозаготовки в Сибири по своему сценарию. Оплата труда в него вообще не входила. Планировалось отправлять в Сибирь молодых парней призывного возраста. То есть работа на делянке засчитывалась бы как служба в армии. Болгары не советовали идти по такому пути, поскольку труд фактически из-под палки не мог быть эффективным. В итоге кубинцы почти что согласились, но, увы, начать осваивать сибирские просторы им так и не удалось. В СССР наступали новые времена.

Удорский район был уникальным местом в Советском Союзе. Помимо райкома КПСС, функционировал свой райком партии и у болгарских коммунистов. Была у них своя комсомольская и пионерская организации, свой профсоюз. Работали они все по своим уставам. Выходила в районе и газета на болгарском языке.

Налаживались и укреплялись связи между творческой интеллигенцией Болгарии и Коми. Знаковым событием для того времени был приезд в Коми лётчика-космонавта, Героя Советского Союза и Болгарии Георгия Иванова (Какалова). Далёкий Ловеч стал городом-побратимом Сыктывкара. Процесс интегрирования двух городов дошёл до появления предприятий-побратимов. Обменивались опытом и передовыми технологиями, например, работники мебельных предприятий, механических заводов, фабрик по пошиву лёгкой одежды. Сегодня в Сыктывкаре уже нет механического завода, фабрик по производству мебели и одежды. В Ловече до такой разрухи не дошли, хотя сегодня тоже там проблем хватает.

От былой дружбы в Ловече сегодня остался только один белый медведь, живущий в тамошнем зоопарке. В начале 80-х годов прошлого столетия зоопарку его подарил тогдашний первый секретарь Коми обкома КПСС Иван Морозов. Медведь-старожил считается символом Ловечского зоопарка – одного из самых лучших в Европе.

Вполне возможно, что где-то в лесах Болгарии ещё бегают потомки двух бурых медвежат, подаренных в мае 1968 года заместителю председателя комитета болгаро-советской дружбы Наде Живковой (стр 18). Она приезжала в Сыктывкар в составе официальной делегации для подписания договора о сотрудничестве с Коми.

С косолапыми связана ещё одна трогательная история. В начале 80-х годов в Удорском районе снимался художественный фильм «Под одним небом», посвящённый советско – болгарскому сотрудничеству. В главных ролях играли отечественные звёзды кинематографа Наталья Фатеева и Владимир Меньшов. Машина с артистами ехала на съёмки, впереди замаячил припаркованный на обочине лесовоз. Мало ли что в лесу могло случиться, надо спросить, может, помощь какая требуется? Водитель лесовоза успокоил: «Ничего не случилось, стою, жду медведицу с медвежатами». Артисты несколько опешили. Видя недоумение в их глазах, водитель сказал: «Вставайте сзади моей машины и всё увидите».

Через какое-то время из лесу вышла медведица с медвежатами. Но сама она осталась на опушке, а малыши подбежали к водителю, который заранее для них приготовил бутерброды. Но есть они их сразу не стали, а вернулись к матери, присели на корточки и начали трапезничать. Потом пошли за добавкой.

Как выяснилось, эта медведица с медвежатами уже давно облюбовала этот участок дороги и выходила на него в строго определённое время. Водители лесовозов об этом знали, поэтому в бардачках держали вкусные подарки для лесных друзей. Медведицу нельзя назвать попрошайкой, поскольку у неё была ранена лапа и без помощи людей она бы попросту не смогла прокормить медвежат.

К тому времени относится ещё одна забавная история. Построенный болгарами Усогорск получил статус посёлка городского типа. С местного аэропорта летали самолёты в Сыктывкар. В перерыве съёмок Наталья Фатеева решила через Сыктывкар слетать в Москву. В Усогорске она села на самолёт, а на рейс в Москву она не зарегистрировалась. Выходит, пропала! Правда, через три дня объявилась. Оказалось, лётчики, летевшие из Усогорска, пригласили её на свадьбу. Вот все три дня она и поздравляла сыктывкарских молодожёнов где-то в районе Лесозавода.

Фестивали дружбы советской и болгарской молодёжи начали проводиться с 1972 года. Всё, как у друзей, было на равных – один год принимает фестиваль болгарский посёлок, через два года уже ждёт гостей один из городов респуб-лики. Фестивали проводились раз в два года. На них приезжали делегации из всех районов и городов Коми. Всего собиралось до двух-трёх тысяч человек. Поскольку мест в гостиницах и общежитиях не хватало, ребят расселяли в железнодорожных вагонах, которые специально подгоняли к месту проведения фестивалей. На таких масштабных мероприятиях шло соперничество на футбольных и волейбольных полях, устраивались концерты, танцы… Было весело и интересно.

В прошлом году по случаю празднования Дня республики в Сыктывкар приезжал Енчо Москов. Он одно время по партийной линии работал в Удорском районе, потом был перевод в Москву. «Как много у вас здесь молодёжи, вам можно только позавидовать», – грустно заметил Енчо во время прогулки по центру нашей столицы.

До вступления 1 января 2007 года в Евросоюз в Болгарии проживало примерно 8 миллионов человек. Сейчас на полмиллиона меньше, молодёжь уехала на заработки в более благополучные страны. Конечно, аналогия не совсем уместна, но всё-таки в советское время болгарская молодёжь связывала своё будущее с Советским Союзом, отправляясь на заработки в Коми и на сибирские стройки, теперь же все взоры обращены на Запад.

В годы перестройки новая волна российских политиков только и говорила о необходимости перевода экономики на рыночные рельсы. Свою волну погнали и экологи, посчитавшие, что пришлые люди грабят природу. В 1990 году они даже перекрыли дорогу болгарским лесовозам. Свою лепту внесла Москва, предложившая в том же году болгарской стороне перейти на расчёт по мировым ценам и в конвертируемой валюте.

В самой Болгарии шла борьба за власть, и было не до того, чтобы толком заниматься проблемами предприятий в далёкой Коми. К тому же было популярно мнение, что сотрудничество с СССР в области лесозаготовок – дело невыгодное и ущемляет интересы болгарской стороны. Болгары ушли. Оставшиеся посёлки оказались никому не нужными. Как и леса Удоры, за девственность которых так радели экологи.

Сейчас предпринимаются попытки вновь наладить экономическое сотрудничество между Болгарией и Коми. В прошлом году заместитель Главы РК Александр Буров, в комсомольские годы тесно сотрудничавший со своими болгарскими сверстниками, вёл переговоры с болгарскими предпринимателями по поводу возобновления сотрудничества в лесной сфере. Но здесь не всё так просто, учитывая, что Болгария – член Евросоюза и НАТО, к тому же у нас нет общей границы. Получается, что рыночные отношения не сблизили, а даже отдалили наши страны. Но только в экономическом плане. И только на данный момент.

Численность болгар, работавших в Коми, доходила до 17,5 тысяч человек. Одни уезжали, другие приезжали. По самым скромным подсчётам, в Коми за годы совместного сотрудничества по «комсомольской путёвке» побывало более 100 тысяч человек. Создавались интернациональные семьи.

Александр Анатольевич Соколов с начала 70-х годов сотрудничает с болгарами, долгие годы возглавлял Коми региональное отделение Советского, а затем Российского фонда мира. В так называемые «нулевые» годы нынешнего столетия он занимал должность заместителя руководителя российского культурно-информационного центра в Софии. Он входил в оргкомитет по проведению первого слёта друзей России в Болгарии.Инициаторами выступило движение «русофилов» (само название говорит за себя). Слёт в 2003 году прошёл недалеко от Софии, на него собралось более двух тысяч человек. Затем он стал ежегодным. И проводят его теперь в районе водохранилища Копринка, недалеко от легендарной Шипки. Копринка – единственное место в мире, где ежегодно в начале сентября собираются до 10 – 12 тысяч граждан иностранного государства, чтобы выразить свою любовь к России.

Во время поездки в Болгарию я познакомился с директором Российского института стратегических исследований Леонидом Решетниковым (генерал-лейтенант в отставке, до 2009 года начальник информационно-аналитического управления Службы внешней разведки), он хорошо знает историю, культуру, традиции балканских стран, в том числе и Болгарии, где проработал несколько лет. Он считает, что ни за одну из стран Восточной Европы Запад так не боролся с Россией, как за Болгарию. Тем не менее на духовном уровне болгары и россияне очень близки друг к другу, и это у нас никому не отнять.

Комментарии


Комментариев нет!