Главная > Россия Все новости
Есть в Приморье гектар

Есть в Приморье гектар

21/04/2017

Почти год в стране действует «Закон о дальневосточном гектаре». Заявки подали уже десятки тысяч россиян — участки на берегу Тихого океана пользуются популярностью. Причем это касается земель любых категорий: многих интересует ПМЖ, имеются потенциальные крестьяне, предприниматели. Появились и первые счастливчики, получившие вожделенные метры. С чем сталкиваются свежеиспеченные землевладельцы? Какие риски следует учесть тем, кто подумывает последовать их примеру? Чтобы выяснить это, корреспондент «Культуры» отправился в Приморье.

Еду в самую настоящую глубинку — на озеро Ханка, от Владивостока довольно далеко, пару сотен верст. Вокруг — красота, бескрайние поля да сопки, заросшие густым лесом. Шоссе на удивление ровное, местные власти на высоте.

Село Новокачалинск, куда держу путь, основано в 1895 году, тогда за здешней землей, которую бесплатно раздавало государство, приезжали с Дона, Украины и прочих наших европейских регионов с высокой плотностью населения. Легко не было: да, паши — не хочу, но зачастую приходилось отбиваться от китайских бандитов — хунхузов. Потом к этим недоброжелателям подключились еще и японцы, в общем, трудные оказались гектары. 

Сейчас тоже все непросто. Весь берег озера занят, ловить здесь нечего. Проезжаю мимо масштабной стройки — олигарх местного значения заливает бетон сотнями кубометров, забор на манер крепостной стены, огромные лодочные ангары, прочие сооружения. Рядом аналогичная стройплощадка, там работы только начинаются, далее — опять все схвачено. Де-юре нарушений законодательства нет, подход к воде имеется, хотя де-факто с этим не так однозначно.

Да и природа что-то бунтует — в последние несколько лет Ханка разлилось, уровень воды поднялся примерно на 50–60 сантиметров. Берег ушел под воду на сотню и более метров, многие дома, которые стояли далеко от озера, теперь нависают над обрывом, скоро им придет конец. Окрестные поля уже частично заболочены, ирригационную систему после развала СССР забросили, вот на пашнях и вырос камыш. Подобные угодья никому не нужны.

Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

«Я взял гектар первым в нашем районе — в сопках, где много липы, вывезу туда пасеку. Спасибо государству! Коммуникаций там, конечно, нет, но мне они и не требуются. Посажу плодовые деревья — будет большой сад, заодно и границы своей вотчины обозначу. Дорогу помогут проложить знакомые, у них есть бульдозер, но пока туда вообще не проехать. А здесь, около озера, всю нормальную землю давно разобрали. Еще до того, как начали раздавать эти гектары», — рассказывает пчеловод Виктор Баранов.

В соседнем Хасанском районе, который тянется от Владивостока на юг— в сторону Северной Кореи и Китая, тоже «вкусных» мест не осталось, особенно это касается прибрежной зоны. Стоят такие особнячки, коими и на Рублевке не стыдно похвалиться, — богато отстроились приморские «бизнесмены», занимающиеся рыбой и морепродуктами. Порой участки больше напоминают самые настоящие поместья, к воде идут рельсы, по ним в океан съезжают катера и яхты. А уж заборы со спиралями Бруно по верхней кромке ну очень внушают...

«Мой гектар — в дальней деревушке, ближе к цивилизации не взять. Хорошо, что хоть дорога рядом, да и ЛЭП недалеко — есть шанс наладить свет. Но газа, воды и даже мобильной связи там нет. Тем не менее земля — вот она, теперь своя. А проблемы будем решать по мере поступления. Само оформление «гектара» на удивление простое. На специализированном приморском интернет-ресурсе есть электронная карта, там отмечены все земли — как свободные, так и занятые. Я потыкал «мышкой», отгородил некий кусок территории — все, процедура окончена, на е-мейл пришло уведомление. А документы в бумажном виде получу чуть позже, но выдать их обещают быстро и, главное, бесплатно», — говорит биолог Глеб Седаш.

Что самое интересное — молодой человек переехал в Приморье из Москвы, сменил столичную суету на размеренность самого восточного региона РФ. И возвращаться не собирается, наоборот, в планах большой дом, многочисленная семья и деревенская жизнь в гармонии с природой. Впрочем, подобные возможности государство теперь открыло для каждого.

Эх, дороги...

Итак, вывод первый: соискателю приморской земли стоит рассчитывать лишь на кусок заросшего деревенского поля вдали от побережья. Правда, оформляется все просто и «за так» — это во-вторых. Ну, а в-третьих, подъездных дорог и коммуникаций точно не будет. В лучшем случае свет. Газ — наверное, в очень далекой перспективе, когда «Сила Сибири» заработает на внутренний рынок. С голубым топливом пока в регионе не очень хорошо. И чем обогревать жилище, совершенно непонятно. Причем и в том случае, если «гектар» расположен вблизи населенных пунктов.

Николаю Гребневу из Владивостока сильно повезло, он подсуетился и умудрился урвать кусок земли около поселка Таежный, где у него уже имеется дачный участок. Да еще границы владений пересекаются — теперь в совокупности «усадьба» охватывает 130 соток.

«Буду строить дом, но на старой территории, по поводу гектара есть другие планы, к тому же проблем с ним хватает. Как видите, тут у меня рукой подать до села. Но газа нет, а машина (пять тонн) угля стоит с десяток тысяч рублей — почему-то топливо у нас дорогое. Однако деваться некуда, если обогревать дом электричеством, получится чистое разорение», — делится заботами мой собеседник.

Тем не менее все эти проблемы меркнут перед одной — случается, к выбранному человеком участку попросту закрывают проезд. Дело в том, что под большинство тутошних, прежде всего полевых, дорог, по которым уже третью сотню лет ездят русские люди, землеотвод не оформлен, этих трасс для кадастровой службы как бы не существует. Хотя на картах, в том числе совершенно официальных, данные подъездные пути присутствуют. И некоторые ушлые граждане захватывают их при помощи оформления «гектаров», а потом шантажируют тех, кто хочет добраться до своей новой собственности. В особенности если видят, что есть с кого содрать денежку.

«Дошло до того, что местами мы не можем проехать к себе в заповедник. Перекрыли дороги и говорят: теперь это наша территория, на ней что хотим, то и делаем. Чуть ли не платный проход собираются учинить, совсем обнаглели», — жалуется заместитель директора по охране Национального парка «Земля леопарда» Евгений Стома.

«Проблема нам известна, но надо понимать, что вот так перекрывать подъезды нельзя. Ведь помимо прав, у получателя «гектара» есть и обязанности. И если по земле человека проходит дорога, то он обязан обеспечить по ней беспрепятственный и постоянный проезд. Нет — нужно обращаться к районным властям, они быстро наведут порядок», — объясняет глава департамента земельных и имущественных отношений Приморского края Илья Терехов.

Но до подобных конфликтов с соседями, конечно, лучше не доводить. Дальний Восток велик, и найти участок вблизи официальной дороги не составит труда. Следует лишь внимательнее смотреть на кадастровую карту и не полагаться на авось.

Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Серьезной конкуренции опасаться не стоит, ни со стороны местных, ни от «понаехавших». Да, в элитных зонах ловить нечего, зато во всех остальных бесхозной земли предостаточно. И претендентов на нее, несмотря на более чем приличные цифры соискателей, совсем немного.

«Мало предложить метры, надо еще привлечь людей, а наилучший инструмент для этого — грамотная финансово-кредитная политика. Например, выделять получателям земли ссуды по льготным ставкам, да еще и с отсрочкой платежа — лет на пять-семь. Тогда народ действительно потянется. Плюс необходимо произвести инвентаризацию и классификацию раздаваемых угодий по их назначению, ведь сегодня помимо того, что это один гектар, информации никакой. А что там лучше делать — огород сажать или гостиницу строить, — приходится разбираться на месте», — сетует председатель комитета Государственной думы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов.

Заплати и спи спокойно

Взять землю в Приморье можно только один раз, если отказались, то второго шанса не будет. Поэтому к данному шагу стоит подходить со всей ответственностью, осознанно, а не под влиянием душевного порыва. Стать владельцем «дальневосточного гектара» несложно. Другое дело — чем это вам обернется завтра.

«Согласно требованиям законодательства, через три года на участке должны присутствовать признаки хозяйственной деятельности владельца. Не вопрос — посажу несколько яблонь, на большее у меня пока банально нет денег. А если повысят налоговые платежи, то просто откажусь от этой собственности, ведь отдавать солидную сумму за нее я не в состоянии», — признается Глеб Седаш.

Ситуация вовсе не выдуманная, обязательные отчисления в ФНС за собственность действительно растут. Хотя рынок загородной недвижимости практически на нуле, а цена земли в Приморье (за исключением тех самых элитных прибрежных зон) иллюзорная. За сотню тысяч рублей реально купить десяток-другой (а то и третий-четвертый-пятый) гектаров, коих тут в избытке.

«Постоянное увеличение кадастровой стоимости очень волнует население. Следующая переоценка в 2020 году, и к ней намечены изменения в процедуре. Сейчас она проводится с привлечением коммерческих структур, планируем от этого отказаться — будут работать лишь госучреждения. Таким образом, мы намерены найти баланс между интересами государства и собственников объектов недвижимости», — поясняет Илья Терехов.

Однако, как выйдет на деле, не угадаешь, поэтому люди осторожничают. На бесплатных гектарах практически никто не ведет хозяйственной деятельности. Что будет завтра — неизвестно. Вот и ждут.

«Мне, собственно, ничего и не нужно. Есть липы — будет мед, а там, в сопках, никто не станет передвигать забор на метр, это вам не дачное СНТ. Поэтому даже геодезистов вызывать не хочу, ведь за их работу придется платить. Фактическая цена моего «гектара» в сопках равна нулю, я в теме — не так давно продал свои 33 гектара, которые мне достались при разделе совхоза. За сущие копейки, а это были отличные пахотные земли около Новокачалинска», — рассуждает Виктор Баранов.

«Как вы видите, у меня на участке есть овраг, и я хочу его облагородить — сделать террасы, японский сад, прочую красоту. Но займусь этим только после того, как получу официальную бумагу — что после рекультивации земли меня за это не накажут рублем. Я и дом собираюсь ставить на своем дачном участке, а не на «гектаре» именно по этой причине. Вот, написал в Москву — жду ответа. Еще планирую разводить клубнику и некоторые наши целебные растения, но все — лишь после ответа властей насчет кадастровой стоимости, рекультивации и налогов», — горячится Николай Гребнев.

Да, известная история. Рекультивировали люди заболоченный участок луга, кадастровая стоимость которого была ничтожна, насыпали туда более метра почвы и провели мелиоративные мероприятия — налог на их собственность вырос в сотни раз. Иными словами, за свои же деньги, причем весьма приличные (более сотни машин грунта, работа бульдозера, грейдера, экскаватора), владельцы создали себе же проблему. Подобные случаи не единичны, и они по-настоящему беспокоят граждан. Пока по данному поводу нет законодательных решений, поэтому надо быть готовым и к такому повороту событий.

«Совершенно очевидно, что завышенная кадастровая стоимость «гектаров» отпугнет народ от программы. Повторюсь, людям, которые там решили обустраиваться, наоборот, нужно помогать финансами. Как при Столыпине — тогда каждому переселенцу выдавали крупную ссуду с льготной рассрочкой по погашению на 33 года. Раз сейчас денег на это в бюджете не предусмотрено, значит, единственный вариант — минимизировать налоговые платежи на «дальневосточные гектары», наш комитет над этим трудится. Но когда именно ждать новостей, сказать не могу. Работаем», — разводит руками Николай Харитонов.

Стоит отметить, что царь раздавал земли на Дальнем Востоке гораздо щедрее, на семью полагалось по 100 десятин (десятина — около 1,1 га), а с 1901-го — по 15 на каждого крестьянина мужского пола. А особо многочисленные фамилии вообще получали колоссальные наделы. И в регионе об этом помнят.

Переселенцы. Фотография начала XX в.

Предприниматель Михаил Карасев — коренной приморец, его предки перебрались сюда в конце XIX века, он, можно сказать, из первопоселенцев. «Семья у прапрадеда была очень большая, да и сейчас у нас тут масса родственников, — делится Михаил. — Жили в Смоленской губернии, под Ельней, деревенька Броды — ее давно нет, после войны даже не стали восстанавливать. На всех там было что-то около пяти гектаров, а то и меньше — бедствовали. А здесь получили в совокупности под тысячу десятин, в том числе на всех моих двоюродных прадедов, которые уже успели жениться и завести детей. Вот вместе и хозяйствовали. Сейчас меня потянуло к земле, да и некоторых родственников тоже, но «гектары» брать не будем — мало. Скорее, выкупим наши семейные угодья под Уссурийском, благо стоят они сущую малость, меньше, чем приличная машина».

По закону одна семья может взять не более 10 га — не развернешься, о каком-то крупном сельскохозяйственном бизнесе нет и речи. Поэтому, если собрались фермерствовать, «гектары» имеет смысл рассматривать исключительно как дополнительные, к которым обязательно надлежит прикупить землицы на свои кровные рубли.

Лучше один раз увидеть

Большинства описанных выше неприятностей удастся избежать, если перед оформлением участка вы лично его посетите. А, по-хорошему, делать это нужно в обязательном порядке, ведь глюки на кадастровых и иных картах, к сожалению, бывают. Так, одному товарищу не повезло совсем — на его «гектаре» обнаружилось старинное кладбище, ныне отсутствующее в каких-либо документах. В другом случае выяснилось, что поблизости действует нелегальный карьер по добыче щебня, и самосвалы разнесли в хлам все окрестные дороги. В третьем — человек не глядя оформил на себя склон, почти что горный.

Различных нюансов достаточно. Нелишне взять с собой геолога с оборудованием: ведь может оказаться, что под тонким слоем грунта у вас скала, непроходимая глина или близкие подпочвенные воды. Как вариант — старая свалка, которую сверху слегка закидали землей. Чтобы избежать подобного, стоит пообщаться с местными жителями, выяснить, что тут было. Или, наоборот, не было.

Фото: Виталий Аньков/РИА Новости

Конечно, придется потратиться — на геологов, поездки туда-сюда, запросы различной документации и так далее. И это, не считая перелета, — в «Аэрофлоте» от 22 тысяч за билеты из Москвы до Владивостока и обратно. Добавим сюда гостиницу — от трех тысяч за самый скромный номер, аренду авто (от 1800–2000 рублей в сутки), ГСМ, еду... Ставить забор — за вызов геодезистов (иначе никак) еще десяточка, а то и побольше. Ценники в Приморье кусаются, по всем позициям превышают столичные.

В общем, все получается отнюдь не бесплатно, в совокупности каждая сотка обойдется в тысячу рублей, а то и более. Для сравнения: дом где-нибудь в глубинке Тверской, Ярославской или Ивановской области со всеми документами и участком в полгектара встанет вам в 20–30 тысяч рублей. На совершенно законных основаниях можно бесплатно прирезать еще столько же земли. В активе — транспортная доступность, свет и газ.

Что же касается «дел государевых», то возрождение Нечерноземья не менее важно, чем распределение приморских га. Стоит вспомнить, что прошлым летом в Костроме состоялся форум «Нечерноземье-2016: новый стандарт жизни», а вскоре после него Владимир Путин провел по той же теме совещание и поручил Минсельхозу подготовить предложения о расширении мер поддержки средней полосы. 

«В Нечерноземной зоне... нам нужно решить целый комплекс вопросов, связанных с тем, чтобы людям здесь было жить комфортно, чтобы люди из сельских территорий не уезжали в города. Это комплексная проблема, связанная с развитием инфраструктуры, с решением социальных вопросов, с развитием сельского хозяйства», — такую цель поставил глава государства.

Сейчас программа находится в финальной стадии разработки, по последним данным, она будет представлена уже в мае 2017-го. И есть все основания предполагать, что для тех, кто желает стать землевладельцем в европейской части РФ, тоже подготовят интересные предложения. Причем, учитывая обретенный дальневосточный опыт, они могут оказаться даже более привлекательными, в особенности для жителей центральных регионов.

 

 

 

Источник: portal-kultura.ru

Комментарии


Комментариев нет!