Главная > Россия Все новости
Зачем миру нужны русские победы: министр культуры РФ Мединский о концерте в Пальмире

Зачем миру нужны русские победы: министр культуры РФ Мединский о концерте в Пальмире

08/05/2016

Весь мир обсуждает состоявшийся накануне в освобожденной Пальмире концерт симфонического оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Зрители, в том числе и дети, рукоплескали выступлению российских музыкантов, а среди официальных лиц был министр культуры РФ Владимир Мединский. Эксклюзивно для ТАСС он поделился с своими впечатлениями от посещения Пальмиры, рассказал о подвиге российских военных и перспективах восстановления разрушенного наследия

В преддверии Дня Победы в античном театре Пальмиры вновь было высокое искусство. Валерий Гергиев, Сергей Ролдугин и оркестр Мариинского театра давали Прокофьева, Баха и Щедрина.

И этот концерт очень вовремя – именно для понимания, что такое наш День Победы. Для понимания, за что воюют русские солдаты и что они несут миру.

Среди зрителей – и те, кто помогал освобождать древний город, и те, для кого освобождали: российские и сирийские солдаты, местные работники музеев и главное - и сирийские дети, которые в ожидании концерта на ступенях амфитеатра жизнерадостно распевали "Пусть всегда будет солнце". По-русски. Они глубоко понимают, о чем эта песня, поэтому получается убедительно. 

Здесь бандиты устроили схроны. Прятались там от русских ВКС. Наши военные рассказывали, что из таких щелей вытаскивали потом матрацы и прочую нехитрую утварь стойбищ дикого человека (если можно словом «человек» назвать тех, кто здесь хозяйничал). 

Можно было не прятаться – наши летчики не бомбили памятники. 

Но боевики судили по себе. Они-то сами здесь расстарались.

Им хватило усердия разрушить не только Триумфальную арку (знакомую нам с детства по обложке школьного учебника истории), но и грандиозные храмы Бела и Баалшамина, многочисленные статуи, превратить музейный оазис в выжженную пустыню.

До чего не дошли руки – изувечили, как барельефы и статуи в музее Пальмиры.

Что не изувечили – заминировали. После изгнания боевиков наши саперы обезвредили в Пальмире 3 тысячи мин только непосредственно на территории древнего города-музея. Бандиты знали, что сюда после освобождения в первые же дни придут сотни людей – и надеялись утащить их за собой в могилу (нам очень знаком этот почерк, не так ли?). 

Театральную сцену, которую сейчас вы видите за спинами музыкантов Мариинского тетра, превратили в место публичных казней, именно здесь зверски убили хранителя Пальмиры – 82-летнего сирийского археолога Халеда аль-Ассада. Даже во времена языческого Рима здесь не было человеческих жертвоприношений – но нынешние варвары постарались отбросить человечество в дикость более чем двухтысячелетней давности.

Коллеги из ЮНЕСКО ужасались.

Они видели Пальмиру совсем другой – цветущим современным городом, историко-культурной, туристической Меккой Востока. Немудрено: Пальмира 5 лет назад – это тот же Римский форум, только намного больше по площади, насыщенности памятниками и лучше сохранившийся.

Коллеги вспоминали, что мир не впервые сталкивается с таким исступленным варварством. 70 с лишним лет назад то же самое делали с культурным наследием России другие дикари – хотя они и считали себя "цивилизованными европейцами", и даже не стеснялись писать на своих пряжках "С нами Бог".

Петергоф, жемчужину русской и европейской культуры, тоже громили с остервенением.

Точно так же, как Пальмиру, сбегающие от Красной армии нацисты заминировали Краков, старинную польскую столицу – и тоже без всякой военной надобности, только от зверства и ненависти. И снова русские солдаты спасали от тотального уничтожения архитектурную жемчужину Европы. И точно так же две сотни лет назад минировал Кремль и Новодевичий монастырь сбегающий из Москвы Наполеон – что не мешает ему считаться светочем европейской цивилизации и первым "просвещенным объединителем Европы".

"Почему они так ненавидят культуру, цивилизацию?!" – восклицал какой-то немецкий журналист.

Именно потому.

Культура и цивилизация, история и религиозные ценности – это на самом деле суровый воспитатель. Многие века они навязывает человеку нормы человеческого поведения. И жестоко запрещает за эти нормы заходить – как бы ни хотелось, каким бы выгодным и рациональным это ни казалось.

«Нельзя! – говорит тогда цивилизация. – Сюда не ходи. Не убий и не укради, не насилуй и не разрушай. Ищи другие пути к своему маленькому благополучию. И вообще – пойми, что такое благополучие, чего тебе нужно на самом деле».

Дикарь ненавидит воспитателя и старается от него избавиться. Он озлобленно мстит цивилизации за собственную ущербность.

И делает он это до тех пор, пока верит в  свою безнаказанность.

В безнаказанности варвар уверен до тех пор, пока находятся «сочувствующие» и доброхоты, которые варвара пытаются «понять и простить», оправдывая своё бездействие и равнодушие. А то и вовсе – цинично используя его преступления в своем бизнесе.

"Мы несём за это моральную ответственность", – сокрушались в Пальмире послы ЮНЕСКО. Мы понимаем, что это «мы» относится не к ним персонально. Как истинные подвижники и просто порядочные люди – они таким образом принимают на себя (наверное, зря) грехи нынешних политических элит "цивилизованных" западных стран, взрастивших террористов и потакавших им в своих мелочных целях.

Наши коллеги, вспомнив исторический опыт, пришли в Пальмире к удивительному, но единственно верному выводу: всякий раз безнаказанность дикаря заканчивается в тот момент, когда приходит русский солдат.

Убийц и мародёров русский солдат уничтожает физически – потому что это война, а варвар враг.

Сочувствующих – принуждает к возвращению в лоно культуры и цивилизации. С Европой в ХХ веке так и произошло: смотрите, какой она после мая 1945-го стала тихой и толерантной.

Как происходит это возвращение? А очень просто.

Вспомните: на руинах Берлина советские солдаты не занимались мщением и мародёрством, не приспосабливали Германию к какому-то личному своему благополучию. Нет, уже 2 мая развернули полевые кухни – чтобы кормить выживших горожан и детей побежденного врага.

И в освобожденной Пальмире первым и пока что единственным очагом цивилизации стал городок российской военной базы. Здесь – единственный в округе работающий хлебозавод и завод по очистке  воды, защита и порядок. Сегодня именно наш солдат здесь – передовой легион цивилизации, каким когда-то были посреди хаоса варваров - легионы Рима. И неслучайно наши военные городки в пустыне чем-то напоминают знатокам истории и музейщикам лагеря римских легионеров: своей безупречностью, порядком, надежностью.

Здесь, под защитой русского солдата и благодаря его победе, мы говорили с коллегами из Сирии и из ЮНЕСКО о восстановлении общими усилиями разрушенных памятников.

"Ущерб, конечно, громаднейший, но есть возможности для восстановительных работ, – подвел итог директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. – Воссозданием Пальмиры должны заниматься как фонд ЮНЕСКО, так и российские специалисты, которые имеют большой опыт в воссоздании разрушенных объектов.  У нас есть опыт Ленинграда и восстановления дворцов".

Здесь, в освобожденной Пальмире, русский солдат, не прекращая защищать мировые святыни, обеспечивает беспримерный концерт.

Впрочем, не такой уж беспримерный. Маэстро Гергиев делал то же самое в разрушенном Цхинвале в 2008-м. И вот сейчас – в Пальмире.

Сегодня, в мае 2016-го, русский солдат возвращает культуру и цивилизацию на истерзанную дикарями и фашистами XXI века землю. Он всегда так делал.

Таково, видимо, и есть "бремя русского человека".

 

 

 ТАСС

Комментарии


Комментариев нет!