Главная > Все новости
История русской матрешки

История русской матрешки

14/07/2018

 

При словах «русская игрушка» на ум сразу приходит матрешка. Почему она стала такой популярной? Как вышло, что именно деревянная куколка стала, по сути, одним из символов России?

Рассказывают, что в конце XIX века в семью Мамонтовых – известных русских промышленников и меценатов – то ли из Парижа, то ли с острова Хонсю кто-то привез японскую точеную фигурку буддистского святого Фукуруджи (Фукурума), которая оказалась с “сюрпризом” - она разымалась на две части. Внутри нее спрятана другая, поменьше, которая так же состояла из двух половинок… Всего таких куколок насчитывалось пять.           

Предполагалось, что именно эта фигурка и натолкнула русских на создание своего варианта разъемной игрушки, воплощенного в образе крестьянской девочки, вскоре окрещенной в народе распространенным именем Матрешка (Матрена).

История развития игрушечного промысла в России позволяет предположить, что созданию русской матрешки способствовала традиция точения и росписи на Пасху деревянных яиц.

В одном из альбомов, посвященных творчеству русского художника С.В. Малютина можно увидеть необычайную иллюстрацию, оставшуюся без комментариев, - эскиз росписи выточенной из дерева куклы. Именно этот известный художник, впоследствии академик живописи и стал в свое время создателем первой русской матрешки. А токарная форма игрушки была предложена В.П. Звездочкиным, уроженцем Вороновской волости Подольского уезда Московской губернии, издавна знаменитой своими искусными токарями.

Первые русские матрешки появились в конце 19 века, примерно в 1895 году. Такая куколка стоила около 7 рублей за штуку, но в дальнейшем, благодаря массовому созданию матрешек, цена снизилась до 35 копеек.

Когда матрешка появилась, она не была сильно популярна. Скорее, ее относили к одному из множество русских сувениров. С матрешками связана, в первую очередь, семья Мамонтовых. Анатолий и Марина Мамонтовы имели мастерскую в Москве, где и появилась игрушка впервые. В 1900 году к Мамонтовым пришел звездный час. Марину наградили медалью из бронзы на Всемирной Выставке в Париже за матрешку.

Русская матрешка и ее история Сейчас уже никто не скажет, кто же создал первую матрешку. Говорят, что это В.Звездочкин, который попробовал выточить подобие фигуры из дерева. Первые фигурки были одинарными, не вмещающими других в себя, а также достаточно скромной формы. Потом уже Звездочкин придал матрешке женские формы. Идея с вкладышами-куклами тоже, вроде как, принадлежит этому токарю. Письменных доказательств этого нет.

Можно точно сказать, что прообраз матрешки – японские деревянные фигурки с росписью под названием «кокейси». Эти фигурки вкладывались друг в друга, а на них изображались восточные мудрецы.

Другая версия говорит о том, что матрешки пошли от пасхальных яиц, которые в конце 19 века создавали и расписывали именитые художники. Были специальные выставки яиц и собрания художественных советов. Возможно, именно от расписных яиц с ликом Богоматери и пошли матрешки, ведь слово матрешка идет от слова мать, матушка.

Первым человеком, расписавшим матрешку, называют Сергея Малютина. Это также не подтверждено документально, но все искусствоведы видят почерк Малютина в первых матрешках.

Русская матрешка и ее история

Так матрешка завоевала имя главной русской игрушки. Кстати, кроме матрешек вы можете купить и другие игрушки и оригинальные подарки в Тюмени. Мамонтовы в своем магазинчике не справлялись с количеством заказов на матрешки. Некий Морозов выкупил магазин и построил дополнительное здание в Сергиевом Посаде.

Сергиевская игрушка

Несмотря на московское происхождение, настоящей родиной матрёшки всё же стал подмосковный Сергиев Посад – крупнейший в России центр кустарного производства игрушек, своеобразная “игрушечная столица”.

Промысел возник предположительно в XVII столетии и достиг расцвета на рубеже XVIII – XIX веков. Нет точных данных о времени создания в этом городке первой игрушки, но известно, что еще в XV веке при Троице-Сергиевом монастыре существовали специальные мастерские, в которой монахи занимались объемной и рельефной резьбой по дереву.

Тематика сергиевской ручной деревянной игрушки была достаточно разнообразной, что объяснялось, прежде всего, выгодным географическим положением промысла. Близость Москвы и непосредственное соседство Троице-Сергиевой Лавры, привлекающей огромное количество богомольцев, оказали большое влияние на выбор сюжетов. Игрушка отразила многие стороны русской жизни, события того времени, особенности быта различных слоев населения.

Одновременно с искусством резьбы по дереву в Сергиевском посаде совершенствовалось и мастерство лепки, росписи, оформления игрушек, изготовления двигательных и звуковых механизмов.

Прочное место в сюжетах сергиевских кустарей занимали бытовые темы. Постепенно формировались основные темы кукол, ставшие своеобразным сергиевским каноном.

С начала 80-х годов прошлого столетия в результате обострения конкуренции со стороны частных игрушечных фабрик на промысле начался период упадка. На это обратило внимание Московское губернское земство. В 1890 –х годах земство оказало помощь в сохранении стабильного развития кустарного производства, в том числе и игрушечного. На промысел были приглашены профессиональные художники, педагоги, экономисты, которые впервые попытались разобрать новые образцы игрушек на серьезной научной основе. Для улучшения состояния промысла в Сергиевом Посаде в 1891 году была открыта учебно – показательная мастерская под руководством В.И. Боруцкого.

Таким образом, к моменту появления разъемной точеной фигурки история сергиевского игрушечного промысла уже насчитывала около двух столетий.

Мастера живо реагировали на происходящие в мире события, легко подхватывали оригинальные идеи и новые технологии. Поэтому фигурка девочки в платочке, напоминавшая многих соседских Машек, Парашек и Матрешек, вызывала интерес сергиевских игрушечников благодаря оригинальности конструкции и своему народному характеру.

Появление в России в самом конце прошлого века матрешки не было случайным. Именно в этот период времени в среде русской художественной интеллигенции не только начали всерьез заниматься коллекционированием произведений народного искусства, но и пытались творчески осмыслить богатейший опыт национальных художественных традиций. Помимо земских учреждений, на средства меценатов организовывались частные художественные кружки и мастерские, в которых под руководством профессиональных художников обучались мастера и создавались разнообразные предметы быта и игрушки в русском стиле. В качестве примера можно назвать мастерские Н.Д. Бартрама под Курском, графини Н.Д. Тенишевой в Талашкино.

Появились образцы изделий, с одной стороны, отвечающие новым требованиям производства и сбыта, а с другой – возвращение к эстетике русского художественного искусства.

Вероятнее всего массовое производство матрешек непосредственно в Сергиевом Посаде началось после всемирной выставки в Париже 1900 года после успешного дебюта в Европе новой русской игрушки.

В 1904 году мастерская – магазин “Детское воспитание” закрылся, а весь его ассортимент перешел в земскую учебно – показательную мастерскую в Сергиевом посаде. В этом же году мастерская получила из Парижа официальный заказ на изготовление большой партии матрешек. Интерес к матрешке объясняется не только оригинальностью ее формы и декоративностью росписи, но и , вероятно, своеобразной данью моде на все русское, распространившейся в начале XX века во многом благодаря “русским сезонам” С.П. Дягилева в Париже.

Массовому экспорту сергиевской матрешки способствовали и ежегодные ярмарки в Лейпциге. С 1909 года русская матрешка стала так же постоянной участницей Берлинской выставки и ежегодного базара кустарных изделий, проходившего в начале XX века в Лондоне. А благодаря передвижной выставке, организованной “Русским обществом пароходства и торговли”, с русской матрешкой познакомились жители приморских городов Греции, Турции и стран Ближнего Востока.

В 1911 году с Лейпцигской ярмарки даже была привезена японская подделка, которая представляла собой точную копию сергиевской матрешки, отличаясь от нее лишь чертами лица и отсутствием лакового покрытия. Сам по себе этот факт говорит не в пользу версии о японском происхождении матрешки.

Силуэт и стиль росписи матрешки в Сергиевом Посаде менялись с течением времени. В начале XX века большое влияние на тематику оказало общее увлечение русской историей, поощряемое Московским губернским земством. В период с 1900 по 1910 год появились серии матрешек, изображавших древнерусских витязей и бояр, причем и те и другие иногда вытачивались в шлемовидной форме. В честь столетия Отечественной войны в 1912 году были изготовлены “Кутузов” и “Наполеон” со штабами.

Не был обойден вниманием матрешечников и любимый народный герой Степан Разин с его ближайшими сподвижниками и персидской княжной.

В качестве сюжетов росписи матрешек использовались и литературные произведения русских классиков – “Сказка о царе Салтане ”, “Сказка о рыбаке и рыбке” А.С. Пушкина, “Конек - Горбунок ” П.П. Ершова, басня “Квартет” И.А. Крылова и многие другие…

100- летний юбилей Н.В. Гоголя в 1909 году так же был отмечен появлением серии матрешек, изображавших героев его произведений. Нередко создавались и этнографические образы, делавшиеся по эскизам художников – профессионалов и достоверно отражавшие характерные черты и детали традиционной одежды Прибалтики, крайнего Севера и других регионов. Восстановить и перечислить все возможные образы, рождавшиеся в то время в домашних мастерских Сергиевого Посада, просто невозможно, как невозможно описать и проиллюстрировать все модификации товарных куколок и укладок, произведенных в так называемый “земский” период существования промысла.

Одним и тем же сюжетом могли быть расписаны цельные, неразъемные куклы и разъемные, полые внутри, укладки; в укладке могли находиться последовательно уменьшающиеся разъемные вкладыши или несколько одинаковых неразъемных фигур.

В нижнюю, более массивную часть таких кукол и укладок иногда вставлялась металлическая сердцевина, превращая их в “неваляшек”. Некоторые игрушки снабжались с внешней стороны дополнительными деталями обточенными и вручную прикрепленными головными уборами, резными лотками со снедью и т.д.

Эти примеры говорят о неистощаемой фантазии сергиевских кустарей и интенсивном поиске наиболее оптимальной формы образной токарной игрушки.

Постепенно утвердилась и форма матрешки, наиболее близкая к первоначальной, и похожая на нее “неваляшка”, которую изготавливали в Сергиевом Посаде из папье-маше еще в XIX веке. А из всего разнообразия тем и сюжетов росписи наибольшее развитие получили бытовое, так как они отражали праздники и будни каждого кустаря, поэтому были общедоступны и любимы как мастерами, так и покупателями. Это женихи и невесты с многочисленными родственниками и гостями, цыганки, старообрядцы, урядники, купцы с чадами и домочадцами, компании за самоваром и нескончаемый ряд девчонок и мальчишек, взрослых баб и мужиков с корзинками, узелками, посудой, живностью, инструментом или угощением в руках.

«Загорский» стиль росписи матрешки

В течение десяти с небольшим лет матрешечный промысел в Сергиевом Посаде развивался как один из видов оригинального авторского художественного творчества. В 1913 году большинство мастеров – матрешечников объединились в артель. Окончательно же “загорский” стиль росписи матрешки (как его стали называть после переименования Сергиева Посада в г. Загорск в 1930 году) сложился в 1920-е годы, когда на смену подчеркнуто живописной “земской” манере с ее обилием тщательно выписанных мелких деталей и позолоты пришел стиль более экономный и близкий к первоначальной идее С.В. Малютина.

При упоминании о “загорской” матрешке перед глазами встает изображение круглолицей девушки в платке и прикрытом передником сарафане, расписанных сочно и ярко несложными цветами, листочками и точками.

В росписи обычно используются три – четыре цвета – красный или оранжевый, желтый, зеленый и синий – с добавлением черного для обводки тонкими линиями лица и контуров одежды. Стиль росписи матрешки и других игрушек в те годы изменился под влиянием нескольких факторов, в частности, в результате возникновения новой социально – экономической и культурной ситуации в стране.

Созданная в 1913 году артель матрешечников после социалистической революции сохранилась и была переименована в артель имени Рабоче – Крестьянской Красной Армии (РККА). Позднее она стала фабрикой игрушек и культтоваров, выпускавшая в том числе и матрешки. Точение и роспись матрешек в Загорске стали приобретать исключительно фабричный характер. Только опытный и привычный глаз мог заметить небольшие различия, присущие индивидуальному почерку расписчицы.

С 1940 годов разработкой образов для фабричного производства матрешек стали заниматься художники Загорских (ныне Сергиево – Посадских ) художественно – производственных мастерских. Но и в росписи этих образцов вплоть до конца 1980-х годов чувствовалась упрощенность, связанная с необходимостью их дальнейшего тиражирования.

Семеновская и мериновская матрешки

На протяжении нескольких десятилетий в нашей стране и за рубежом наибольшей известностью пользовались семеновские и мериновские матрешки, которые для большинства вообще стали ассоциироваться с понятием “русская матрешка”.

Эти матрешки заметно потеснили загорскую, что имело свои причины.

С давних времен жители лесного Заволжья занимались художественной обработкой дерева. В конце XX столетия сложились и игрушечные промыслы. Наибольшую известность приобрели игрушки из Городца и Федосеева. А село Мериново близ города Семенова было известно своими токарными изделиями. Точили в нем деревянную посуду, солонки, погремушки, шары и яблоки.

В 1922 году мериновский мастер А.Ф. Майоров купил на Нижегородской ярмарке сергиевскую игрушку. Игрушка понравилась всему семейству. Арсений Федорович выточил сам похожую форму и вместе с дочерьми расписал ее по-своему. Вскоре не только семья Майоровых, но и многие из односельчан перешли на матрешечный промысел. Это ремесло и по сей день остается основным для мериновских мастеров.

В течении почти двадцати лет именно мериновцы лидировали среди матрешечников Горьковской (Нижегородской ) области, хотя в 1931 году в близлежащем городе Семенове была организована специализированная артель по производству сувениров, включая матрешки.

В 1953 году семеновкие изделия впервые попали за рубеж. Именно с этого времени семеновская матрешка начала соперничать с загорской, выгодно отличаясь от нее раскованной росписью и сочным колоритом. Несмотря на незатейливое решение образа, изготовление матрешек в Меринове и Семенове по декоративному оформлению было более ярким и своеобразным, чем в Загорске. Эти матрешки расписываются стилизованными цветами контрастных тонов. В композиционном отношении роспись иногда напоминает пышный букет. Все это позволило матрешке с берегов Волги естественно и без болезненно влиться в круг характерных для тех мест изделий.

Полховская игрушка

Почти одновременно с мериновской в Поволжье появилась еще одна матрешка – в большом селе Полховский Майдан, или Полхов Майдан, как его назвали в простонаречии.

Своей формой полховская матрешка заметно отличается от своих сергиевских и семеновских сестер. Кроме того, удивляет ее необыкновенное многообразие от многоместных, подчеркнуто вытянутых по вертикали фигурок с маленькой, жестко очерченной головкой до примитивных одноместных фигурок – столбиков и толстеньких, похожих на грибки, куколок. Роспись полховских матрешек строится на сочетании малиново – красного, зеленого и черного цветов по предварительно нанесенному тушью контуру. “Цветы с наводкой” – наиболее типичная и любимая в Полховском Майдане роспись, более близкая и “пестрение” – украшение при помощи отдельных мазков, “тычков” и точек.

Мастера Полховского Майдана, как и мериновские и семеновские соседи, расписывают матрешку анилиновыми красками по предварительно загрунтованной поверхности. Красители разводятся спиртовым раствором. Роспись же сергиевских матрешек производится без предварительного рисунка гуашью и лишь изредка акварелью и темперой, а интенсивность цвета достигается при помощи лакировки.

Вятская игрушка

Пожалуй, наиболее сложной технологией изготовления отличается другой тип матрешки – родом из Вятки. Помимо традиционной росписи, в ее оформлении используется оригинальный художественно – технологический прием, вообще характерный для изделий этого региона – инкрустация соломкой.

Вятка издавна славилась изделиями из бересты и лыка – коробами, корзинами, туесами - в которых помимо искусной техники плетения, использовался и тисненый орнамент, поэтому инкрустация соломкой стала применяться еще в конце прошлого века как новый способ художественного оформления изделий. Но вятской матрешке повезло меньше, чем ее подмосковным и поволжским родственницам, из-за известнейшей дымковской глиняной скульптуры, сохранению и развитию которой здесь всегда уделялось наибольшее внимание. Массовому же изготовлению вятской матрешки, по всей вероятности, помешала также сложность самого процесса инкрустации, требующего больших затрат времени и высокого уровня мастерства.

Всеобщая мода на матрешку не только обогатила ассортимент русских промыслов, но и вывела эту игрушку за пределы национальных границ. В 1960 годы появились башкирские и марийские матрешки, расписанные в национальных традициях.

Второе рождение матрешки

Несмотря на то, что упрощенно – примитивные фабричные матрешки, наводнившие прилавки магазинов, надолго заслонили достаточно редкую авторскую, которая не тиражировалась и несла на себе неповторимый отпечаток индивидуальности ее автора, ведущие художники Сергиева Посада бережно сохраняли сложившиеся приемы росписи.

С середины 1980-х годов приобретают известность авторские работы Главного художника Загорской фабрики игрушек №1 С.Л. Нечаева. В собрании Художественно – педагогического музея игрушки Сергиева Посада можно увидеть две выполненные им матрешки. Их объединяет подчеркнутая декоративность, сочный колорит и ставшее классическим для загорской (сергиевской) матрешки сочетание цветов – синего, красного, желтого, зеленого.

В иной, мягкой, изысканной цветовой гамме работала в этот же период И.А. Марачева. Ее матрешки с росписью по мотивам русских шалей в теплых бежево – коричневых тонах по выжженному контуру резко контрастируют с многоцветием работ С.Л. Нечаева. При этом антиподами их назвать нельзя. Работы обоих мастеров наглядно демонстрируют почти безграничные возможности этого жанра декоративно – прикладного искусства.

Конец 1980-х годов можно смело назвать периодом второго рождения матрешки в Сергиевом Посаде.

В настоящее время творчество в этой области достигает своего художественного расцвета. Из богатейшего и разнопланового ассортимента сергиевского игрушечного промысла прошедшего XIX столетия в живых осталась, пожалуй, одна матрешка. Поэтому не случайно, что именно к ней и обратились мастера. Благодаря многократно увеличившемуся притоку иностранных туристов в конце 1980-х годов матрешка вновь стала не только популярным изделием художественного творчества, но и ходовым товаром, пользующимся большим спросом у иностранцев и приносящим ощутимый доход мастерам. Поэтому точением и росписью матрешки стали заниматься не только люди, имеющие профессиональные знания и навыки, а так же и те, кто два – три года назад об этом и не помышляли.

В конце 1980-х годов наиболее известны были фабричные изделия с простейшими элементами росписи. Рынок же требовал, как и в начале века, более высокого уровня художественного оформления и разнообразия мотивов. Хранящиеся в фондах Музея игрушки – старые сергиевские образцы, были доступны далеко не каждому. Поэтому матрешки последних лет отмечены печатью непрестанных и порой мучительных поисков, иногда с налетом вкусовщины, слащавости. Однако наряду с этими чертами ощущаются и другие – полное раскрепощение мастера, освобождение от давления жесткого канона.

Прилавки магазинов и лотки на базарах вновь запестрили боярышнями в украшенных золотом одеждах, русскими красавицами в причудливо расписанных шалях. Часто встречаются и матрешки, изображающие популярных политических лидеров с заметным портретным сходством. Разумеется, не обходится и без курьезов. К таковым можно отнести матрешку с чужеродной росписью “под Хохлому” или “Гжель”, хотя это явление вполне объяснимо – некоторые авторы для воспроизведения декоративных элементов пользовались многочисленными альбомами, знакомящими с изделиями этих популярных промыслов, да и сами изделия были более доступны, чем лучшие образцы матрешек, уходившие в основном за рубеж.

При всем изобилии сюжетов, способов оформления и мотивов росписи сегодняшней матрешки в настоящее время уже можно проследить как развивается это направление декоративно-прикладного искусства. Наибольшей популярностью и по сей день пользуются произведения максимально соответствующие сергиевскому канону: обязательные шаль, передник ,сарафан. При этом сочетания цветов стали смелее и изысканнее, а варианты орнаментики – разнообразнее. Возможно, при очень строгом анализе можно заметить обилие деталей, настолько дробящих целостное восприятие образа, отсутствие чувства меры в росписи отдельных образов. Однако в целом ощущается необыкновенная праздничность, существование того особого “ярмарочного духа” присущего промысловой игрушке, что говорит о качественно новом витке развития этого промысла.

С начала 1990-х годов росписью матрешки начинают заниматься не только в традиционных районах, но и в крупных городах – Москве, Санкт-Петербурге, отдельных туристических центрах. За основу чаще всего берутся форма и стиль, свойственные именно сергиевской матрешке, поэтому сейчас на матрешечных базарах встречаются изделия москвичей и петербуржцев, очень напоминающие матрешки Сергиева Посада.

Несмотря на разнообразие сегодняшнего ассортимента, уже можно выявить определенную тенденцию в формировании стиля “матрешка 1990-х годов”. Для него характерна проработка костюма в подчеркнуто русских традициях с платками и шалями по мотивам знаменитых Павловских. При этом одинаковой популярностью пользуются как “крестьянский”, так и “боярский” стили. Не забывается мастерами и изначальная идея матрешки – девочки. В этом направлении интересно работает С. Пахомова. Ее очаровательно улыбающиеся девочки угощают чаем с баранками, поят молоком котят и щенков, собирают в букеты васильки и ромашки… Творчество этой мастерицы – удачный пример обращения непрофессионала к традиционному художественному промыслу. В то же время работы художника – графика Т.В. Киселевой свидетельствуют о том, что возможности творческого самовыражения в росписи матрешки продолжают привлекать и профессионалов. Экспонирующаяся в Музее игрушки работа Т.В. Киселевой, расписанная по мотивам русской набойки, отмечена печатью высокого профессионализма, четким графическим рисунком, который, несмотря на некоторую суховатость, придает ей особую изысканность и своеобразное стилистическое очарование. Интересны так же работы сергиевских мастериц Л. Голубевой, Е. Паниной и других.

Что касается количества мест, то самой распространенной и поныне самой популярной является пятиместная матрешка. Однако часто встречаются также матрешки в три- семь- десять- пятнадцать мест. Последнее, кстати, не предел. В 1913 году была выточена 48-ми местная матрешка. Правда, такая кукла большая редкость, её изготовление требует большого мастерства от токаря, а массовый выпуск таких матрешек невозможен.

Роспись собственной матрешки - дело трудное, кропотливое, но благодарное, даже если вы будете стремиться просто скопировать существующий образец, непременно получится что-то другое, своё.

Классической темой для росписи матрешек являются цветы. Стоит потренироваться рисовать разнообразные цветы, копируя их, например, с русских подносов, чашек, платков. Однако цветы - лишь одна из возможностей. Элементы орнамента можно придумать самим, а можно поискать в книгах, на шкатулках, шапках и т.п. Что, если попробовать расписать матрешку, используя традиционные орнаменты других народов: китайские, арабские, северные?

Ваша матрешка будет единственной в мире.

 

Комментарии


Комментариев нет!
Внимание: Cookie-файлы

Приветствуем вас на интернет-портале «Всемирная Россия»! Мы используем файлы Cookies, чтобы сделать наш сайт максимально удобным и привлекательным для вас. Оставаясь на сайте, вы подтверждаете, что согласны пользоваться файлы Cookies и Политика конфиденциальности.