Главная > Интервью
Президент Австрии Хайнц Фишер о том, что связывает Москву и Вену

Президент Австрии Хайнц Фишер о том, что связывает Москву и Вену

30/12/2015
Накануне рождественских и новогодних праздников федеральный президент Австрии Хайнц Фишер дал эксклюзивное интервью "Российской газете" и ТАСС, в котором поделился идеями о том, как дальше будут развиваться отношения между нашими странами, когда будут отменены санкции и в чем секрет взаимной симпатии россиян и жителей альпийской республики.

Господин президент, как вы оцениваете современные российско-австрийские отношения, которые имеют глубокие корни?

Хайнц Фишер: Вы абсолютно правы в том, что российско-австрийские связи являются чем-то важным и ценным. Моя политическая философия заключается в том, что необходимо выстраивать дружественные связи с другими странами. Над этим нужно работать. Особую роль играет исторический фон. После окончания Второй мировой войны между Австрией и Россией, несмотря на идеологические различия и разный общественный строй, установились хорошие отношения. Вначале была принята Московская декларация 1943 года (она признала "аншлюс" 1938 года незаконным и предоставила Австрии право на образование независимого государства. - Прим. "РГ"), затем, в 1955 году, государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии в 1955 году. После этого между Москвой и Веной начали развиваться экономические отношения, которые отвечают интересам обеих сторон.

Когда на небе появлялись тучи, как в 1968 году (ввод советских войск в Чехословакию. - Прим. "РГ") или в связи с недавней ситуацией вокруг Крыма, Австрия всегда придерживалась точки зрения, что проблемы нужно решать путем переговоров, искать мирные решения. Государства должны взаимодействовать друг с другом уважительно и честно. В историческом плане это оправдалось.

У наших отношений очень богатое прошлое, да и сейчас, кажется, у них большой потенциал. Российская активность в энергетической сфере в Европе началась с сотрудничества с Австрией. Какие сегодня вам видятся наиболее перспективные направления отношений в экономической сфере, в культурных связях, в торговых отношениях?

Хайнц Фишер: Отношения между двумя странами - это всегда совокупность аспектов. Политические связи между Австрией и Россией всегда развивались так, что мы честно друг с другом разговаривали, в том числе о разногласиях, которые никогда не замалчивались. Важную роль играет экономика. Россия - важный и надежный поставщик энергоресурсов для Австрии. И, наоборот, Австрия важна для России как экспортер товаров. Наши торговые отношения имеют долгую традицию. В культурной сфере мы всегда друг друга подпитывали. Я, например, люблю русскую музыку, несколько дней назад был на концерте в Музикферайне, слушал 15-ю симфонию Шостаковича. Это всегда лишь один из примеров. Наконец, туризм. Когда россияне приезжают к нам, они знакомятся с нашей страной, культурой. Когда австрийцы приезжают в Россию, посещают Москву, Санкт-Петербург, другие регионы, это важно не только с экономической точки зрения, но и с психологической. Многочисленные австрийские студенты учатся в российских университетах.

Мне кажется, что вы лично внесли большой вклад в то, чтобы наши отношения вышли на новый уровень. Но в нынешней ситуации, когда в свете известных обстоятельств в отношении России были применены санкции, последовали ответные меры, какова ваша личная позиция? Насколько актуальны эти санкции и какой выход из ситуации вы видите?

Хайнц Фишер: Во-первых, я в целом придерживаюсь мнения, что если можно решить проблемы без применения санкций, то это хорошо. Если же возникают весомые разногласия, тогда экономические санкции все же лучше применения любого вида силы. Вы знаете, что нынешние санкции, которые были введены Евросоюзом и от применения которых Австрия как лояльный член ЕС не устранилась, связаны с развитием событий в Крыму и на Украине. Что мы, австрийцы, можем сделать, так это содействовать тому, чтобы все договоренности, в особенности Минские соглашения, соблюдались обеими сторонами. Чем очевиднее становится то, что эти договоренности соблюдаются, тем быстрее санкции могут быть отменены. И, конечно, они будут отменены, потому что я хотел бы видеть наше будущее без санкций. Но, как я уже сказал, Австрия является лояльным членом ЕС, и мы совместно обсуждаем эти решения и совместно их выполняем. Точно так же однажды они совместно могут быть отменены. Обе стороны должны внести в это свой вклад.

В прошлом году исполнилось 10 лет, как вы находитесь на посту президента. Помню, после первых выборов вы получили более 50 процентов голосов. А на вторых выборах вас поддержали почти 80 процентов избирателей. Что из вашего президентского пути вам кажется наиболее знаменательным, какие свои решения вы считаете самыми важными?

Хайнц Фишер: Я 12 лет был председателем фракции в парламенте, 12 лет - спикером парламента, 4 года - министром и 12 лет федеральным президентом. Это длительный политический период. Конечно же, я был очень рад и благодарен австрийцам за то, что они выбрали меня президентом. И я старался выполнять свои задачи наилучшим образом. Часть их лежит в плоскости внешней политики. Я поддерживал хорошие контакты с Китаем, Россией, а также с США, конечно, с европейскими странами, государствами Средней Азии. Каждое международное соглашение должно лечь на стол президента.

За время моего президентства было сформировано три правительства, когда по итогам выборов глава государства назначает канцлера и по его предложению формирует кабинет. За это время бывали периоды, когда заключались значимые соглашения, проводились особенно важные встречи с главами государств. Я регулярно принимал участие в заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН, активно участвовал в развитии событий на Балканах, установил много дружеских отношений. Но, в общем-то, другие должны оценивать, что удалось, а что не совсем. Моя первая предвыборная кампания проходила под девизом: "Политике нужна совесть". Этот принцип был всегда для меня очень важен.

В этом году Австрия отметила знаменательную дату - 70 лет освобождения от нацизма, 60 лет Договора, по которому Австрия обрела полную государственность. Что лично для вас, человека, который еще успел ребенком ощутить все ужасы войны, означают эти даты? Что значат они для австрийцев?

Хайнц Фишер: Да, я, пожалуй, единственный еще действующий политик в высокой должности, который пережил военное время. Я пошел в школу в 1944 году. Это была заключительная фаза второй мировой войны, когда бомбили Вену. Родители очень переживали, я чувствовал страх, который у них был. Мы уехали из города в последние месяцы войны в деревню и встретили окончание войны в крестьянском доме. Когда я вернулся в Вену, была первая тяжелая послевоенная фаза - многое разрушено, общественный транспорт не работал, электрического света не давали.

Я жил в доме, где некоторое время издавалась газета советских оккупационных властей. Там работали молодые редакторы в военной форме. Они относились ко мне и к моей сестре исключительно по-доброму. Посадили меня на велосипед и катались со мной по району. Я им объяснял, где находится школа, где церковь. У меня много воспоминаний о тех временах, и во многом поэтому я всегда говорю, что нельзя решать проблемы войной и насилием. Я - сторонник политики мира. Я поддерживал, и считаю правильным по сегодняшний день, что Австрия выбрала статус нейтрального государства. Это не идеологический нейтралитет, а военный - никакого присоединения ни к какому военному пакту. Потом я стал свидетелем экономического роста страны, заключения Государственного договора. Мне тогда было 17 лет, я поехал на велосипеде из дома к дворцу Бельведер, чтобы посмотреть на церемонию. Большой автомобиль Вячеслава Молотова, советского министра иностранных дел, элегантное авто французского министра с шофером в белых перчатках, большой "Шевроле" американского министра иностранных дел Джона Фостера Даллеса.

Потом была Венгерская революция, это была сложная, грустная глава в наших отношениях. Но в целом российско-австрийские отношения хорошо развивались. И я свои уроки из военного и послевоенного времени не забыл.

Думаю, вам надо начинать писать мемуары...

Хайнц Фишер: Три недели назад моя супруга опубликовала книгу, которая содержит интересные воспоминания. Ее отец был антифашистом, узником концентрационных лагерей Дахау, Бухенвальд. Потом он эмигрировал в Швецию и там познакомился с Бруно Крайским, будущим канцлером Австрии и с другими замечательными людьми. Книга сейчас находится в списке бестселлеров. Я немного подожду и, наверное, тоже напишу мемуары. Но не прямо сейчас, чтобы не получилось, что книга моей супруги - в списке бестселлеров, а моя - в тени.

Вы с супругой вместе 50 лет, и ваша книга - как второй том воспоминаний. Ее книга - первый, а ваша - второй том.

Хайнц Фишер: Вы немного преувеличиваете, мы лишь 48 лет вместе. Но 50-ю годовщину будем отмечать торжественно, с нашими детьми и внуками.

И мы вас обязательно поздравим.

Хайнц Фишер: Очень мило с вашей стороны. Думаю, что когда ты уходишь со службы, появляется право и даже обязанность рассказать о пережитом, выступать с лекциями в университете, иными способами делиться своим опытом. Думаю, в России примерно такая же практика.

Я постараюсь опередить своих коллег и пригласить вас с первой лекцией выступить именно в Москве, когда вы уйдете на пенсию.

Хайнц Фишер: Спасибо, но пока много дел в Австрии. У нас большие трудности представляет проблема с беженцами, мы ведем интенсивные переговоры с Германией, Швецией, со всем Евросоюзом, чтобы решить эту проблему. Мы гордимся, что Вена оказалась местом, где успешно проводились переговоры по ядерной программе Ирана. Российский министр иностранных дел, господин Лавров тогда посещал меня, информировал, представил точку зрения России. Центральная проблема сейчас - война в Сирии и вокруг Сирии, гражданская война, конфликт влияет на весь регион. И в этом случае переговоры являются единственной возможностью решить эту проблему.

ъ

Евросоюз должен укрепить свое единство и подумать о будущем. Радостная новость пришла из Парижа - в последние недели были завершены переговоры по климату и предотвращению дальнейшего глобального потепления. Диалог в целом оказался успешным. Конечно, его итоги не решают проблему, но создают международную основу для мер, которые предстоит предпринять в ближайшие десятилетия. Кстати, Австрия находится в выгодной ситуации, потому что у нас высока доля гидроэнергетики и возобновляемых источников.

В целом же складывается ощущение, что задач на международном уровне меньше не становится, наоборот. И каждый раз, когда одна проблема решается, существует вероятность того, что возникнут две новые. Поэтому мы должны вместе работать на всех международных уровнях, особенно в рамках ООН.

Я хотел бы сказать несколько слов о вашей прекрасной столице Вене. На ваш взгляд, а в чем секрет Вены?

Хайнц Фишер: Рад, что вы так высоко оцениваете Вену. В этом вы похожи на миллионы туристов, приезжающих сюда. Вену сформировало то, что в течение многих столетий она была столицей большой европейской монархии. Это сильно отразилось на градостроительной составляющей Вены уже к XIV веку. В 1365 году был основан Венский университет, тогда же начали возводить нынешний собор Святого Стефана, появились многие другие здания. Кроме того, Вена - центр многонациональной структуры. Если говорить о еде, то венская кухня - комбинация из альпийской, австрийской, венгерской кухни, из Венгрии к нам пришли, например, блины. Присутствует и богемская кухня - из-за большого количества богемских поварих. Есть легкий отголосок итальянской кухни, влияние турецкой. В общем, венская кухня - это среднеевропейская кухня, в которой собрано все лучшее...

Ваш родной город Грац входит в список культурного наследия ЮНЕСКО. Часто вам удается там бывать и какие места особенно близки?

Хайнц Фишер: Я родился в Граце, оба брата моей матери жили в Граце (они уже умерли), мой дедушка жил в Граце. Он был железнодорожником и мог бесплатно ездить на поездах. Когда я жил в Вене, он часто нас навещал: мы ездили в Грац к остальной семье. Грац - университетский город, там есть отличный технический университет, другие вузы. 11-12 процентов населения города - студенты. Здесь большая доля приходится на научные ноу-хау, научную продукцию.

Мне нравится окраина Граца, замок Эггенберг - это прекраснейший исторический памятник. Шлоссберг - визитная карточка Граца. Центр города сейчас хорошо отстроен, гармонично и достойно. В Граце есть хорошая опера, средний футбольный клуб, но он все же выступает в высшей федеральной лиге. История Граца подпитывается юго-востоком Европы. Словения, Хорватия - это страны, с которыми у Граца тесные отношения, они оказали на город влияние. И наоборот, Грац оказывает свое влияние на них. Можно сказать, что Грац - второй по величине город Австрии важного международного значения.

Я обратил внимание, с какой грустью вы сказали, что в Граце не очень хорошая футбольная команда. У вас сердце футбольного болельщика. Собираетесь ли в Россию на чемпионат мира по футболу?

Хайнц Фишер: Вы правы, футбол меня очень сильно занимал, особенно в молодые годы. Я выступал за клуб, играл в чемпионате, у меня дома стоит кубок. Я играл под номером восемь. Тогда была еще старая система: вратарь, два защитника, три центральных, внешний правый, правый связующий, центральный нападающий и левый связующий, левый внешний. Эту схему сегодня не используют.

Когда вы работали в парламенте, у вас было такое прозвище - Дядюшка Соломон. Имя Соломон мне близко, так звали моего отца. Я очень этим заинтересовался. Почему вам дали это прозвище?

Хайнц Фишер: Соломон - это фигура Ветхого Завета. Соломон был известен своей справедливостью и мудростью. Президенту парламента нужно иногда разрешать очень сложные ситуации, урегулировать спорные моменты или искать выход из безвыходной ситуации. Это мне всегда нравилось. Это был вызов, и спустя некоторое время все пять на тот момент парламентских партий слева направо заметили, что я социал-демократ, у меня есть политические убеждения, но я стараюсь быть объективным. И когда парламентарий от оппозиции, из маленькой партии был прав, а правящие партии придерживались другой точки зрения, но я был убежден, что тот прав, то я принимал решения на основе своего убеждения, и при решении различных проблем - от законодательства о предпринимательстве до вопросов Конституции, при распределении ресурсов. Это привело к тому, что я получил почтенное прозвище Соломон. К тому же я стал депутатом парламента в очень юном возрасте, а когда я покинул парламент, был одним из самых старых. И тогда прозвище Дядюшка Соломон мне хорошо подходило.

Мы встречаемся с вами накануне Рождества, замечательного светлого праздника. Как вы обычно встречаете Рождество?

Хайнц Фишер: Рождество для австрийцев - главный праздник. Это и длинные каникулы - от Рождества до Нового года - многие уходят в отпуск. В моей семье Рождество всегда праздновалось. Также я пригласил генерального секретаря ООН Пан Ги Муна в Вену на Новый год. Он приедет 30 декабря, согласно нынешним планам. Послушаем новогодний концерт Венской филармонии, сходим поесть, погуляем по горам. В общем, Рождество для семьи, а Новый год - для ООН.

rg.ru

Комментарии


Комментариев нет!
Внимание: Cookie-файлы

Приветствуем вас на интернет-портале «Всемирная Россия»! Мы используем файлы Cookies, чтобы сделать наш сайт максимально удобным и привлекательным для вас. Оставаясь на сайте, вы подтверждаете, что согласны пользоваться файлы Cookies и Политика конфиденциальности.