Главная > Европа Все новости
Язык преткновения: как в странах Балтии борются с русским

Язык преткновения: как в странах Балтии борются с русским

08/10/2019

 

В Латвии и Эстонии обостряется борьба с русским языком, который власти стран Балтии хотят максимально вытеснить из сферы повседневного общения. В качестве инструмента в этом деле выступают государственные карательные учреждения, призванные выявлять случаи «незаконного» употребления «иностранного языка» и наказывать «виновников». Коренное население этих государств с удовольствием включилось в жестокую игру: «накажи оккупанта за язык». Подробности — в материале «Известий».

Где ваша аплиециба?

Президент Латвии Эгил Левитс предложил объявить 15 октября Днем государственного языка. Почему именно 15 октября? В этот день в 1998 году конституция Латвии была дополнена новой статей — о латышском как единственном государственном языке. Левитс уверен, что «День государственного языка напомнит жителям Латвии и латвийской диаспоре об ответственности за латышский язык, а также побудит каждого стремиться к совершенству в своих знаниях». Предложение президента будет рассматривать сейм — и, судя по всему, примет его. К своему языку латыши относятся крайне трепетно, насаждают его со всем усердием.

Русский язык в Латвии является родным приблизительно для 35% населения — да и многие этнические латыши, особенно старшего возраста, владеют им вполне сносно. В стране есть места компактного проживания русскоязычного населения (например, второй по величине в республике город Даугавпилс), где латышский услышать на улице можно нечасто. Тем не менее русский язык на официальном уровне считается «иностранным», запрещен к употреблению в официальной сфере и последовательно вытесняется из образования. Для официального устройства на любую работу, хоть директором, хоть дворником, — не только в госсекторе, но и в частном, — представителю нацменьшинств необходимо обладать специальным удостоверением, подтверждающим знание латышского языка.

Такие удостоверения (аплиецибы) бывают трех степеней (А, B и C) и выдаются по результатам экзаменов. Впрочем, даже если такое удостоверение у человека есть, полного спокойствия ощущать он не может. Ведь в стране существует такое учреждение, как Центр государственного языка (ЦГЯ), которое местные русские саркастически называют «языковой инквизицией». Оно строго бдит за тем, чтобы представители «нетитульного населения» при исполнении своих рабочих обязанностей говорили на латышском.

Любого русскоязычного жителя страны в любой момент могут вызвать в ЦГЯ и проэкзаменовать — например, по доносу какого-нибудь «доброжелателя». Если окажется, что «подозреваемый» подзабыл латышский язык, ему могут влепить штраф в размере до €250 (штрафы для юридических лиц оказываются на порядок больше). После этого «виновнику» отводят срок в несколько месяцев на то, чтобы усовершенствовать свой латышский до высокого уровня. Если потом выяснится, что человек не достиг больших успехов в изучении государственного языка, то его по суду могут уволить с работы.

Более половины всех своих штрафов ЦГЯ назначает именно за «неупотребление государственного языка в объеме, нужном для выполнения профессиональных обязанностей», а остальные — за реализацию товаров без маркировки на латышском языке или за отсутствие перевода инструкции к товару, за вывески и объявления, не переведенные на госязык. Ну а вышвырнуть с работы в сейме или региональном муниципалитете за незнание латышского можно даже депутата, хотя его избирает народ, а не языковые инспекторы.

Естественно, такая практика открывает большие коррупционные возможности, примеров коих уже немало. Так, на исходе 2018 года в Латвии возбудили уголовное дело в отношении работников Государственного центра содержания образования и некоторых других должностных лиц, за деньги выдававших иностранцам удостоверения о знании латышского языка.

У «языковых инквизиторов» есть немало добровольных помощников. Многие латыши не желают слышать русский язык в местах общественного обслуживания и с рвением сообщают в ЦГЯ о «лингвистических преступлениях». В конце 2015 года Центр госязыка объявил конкурс на места добровольных «общественных помощников», которых в народе тут же объявили «языковыми стукачами». Эти «помощники» ходят, главным образом, по кафе и магазинам — они следят, чтобы продавцы и официанты общались с клиентами на латышском.

Друзья латышского языка

А в начале 2018-го ЦГЯ запустил мобильное приложение Valodas draugs («Друг языка»), которое может установить себе на телефон любой житель Латвии. При помощи приложения для Android и iOS каждый может отослать в ЦГЯ извещение о «нарушении языковых норм» или, наоборот, похвалу за использование латышского языка.

Анонимные жалобы посылать нельзя: для того чтобы получить возможность отправить сообщение, сперва следует подтвердить свою личность через аккаунт в Google, Facebook или социальную сеть Draugiem.lv. Также к отправляемой жалобе или похвале можно прикрепить фотоснимки или видео. Сотрудники Центра госязыка, в свою очередь, извещают «ответственного гражданина», когда и каким образом «ситуация была рассмотрена и решена».

Борьба за установление «правильного языка» идет каждодневно и безостановочно. Типичный случай: недавно некоторые жители Риги возмутились тем, что на одной из детских площадок столичного района Иманта они услышали голосовые объявления на русском языке. Первым волну недовольства по этому поводу поднял в соцсети Twitter рижанин Улдис Мигланс, на возмущенный пост которого откликнулись и многие другие пользователи. «Идет 29-й год независимости. А Рижская дума заботится о семьях, игнорирующих государственный язык страны, в которой они живут. Здорово. Если бы не было трагично», — написал, в частности, театральный продюсер Юрис Миллерс.

О «возмутительной ситуации» поставили в известность Центр госязыка, затеявший по этому поводу проверку. Чиновникам столичного самоуправления пришлось оправдываться, что информация из громкоговорителей обязательно произносится на государственном языке. «Но учитывая, что новую площадку посещают также дети, которые не понимают на госязыке, то в отдельных случаях правила сообщаются на том языке, на котором они говорят», — уточнили в Рижской думе.

Недавно известный в Латвии певец Лаурис Рейникс пожаловался в соцсетях на турецкую авиакомпанию Turkish Airlines, стюарды которой общаются с пассажирами на рейсах из Риги и обратно на английском и русском языках, но не на латышском. В свою очередь, жительница Лиепаи по имени Лига сообщила в эфире телепередачи Bez Tabu, что в ее городе водители рейсовых автобусов и маршруток частенько включают в салоне песни на русском языке. «Езжу на микроавтобусах дважды в день и по меньшей мере раз в день слышу русскую музыку. И весь салон ее слышит. Нужно слушать хотя бы что-то местное. Туристы едут в Лиепаю или Ригу, садятся в «микрушку», а там русская музыка! Фанатеем по России?» — жалуется Лига. После того как она выступила по телевидению, лиепайское автобусное предприятие уже не могло проигнорировать жалобу Лиги. Руководство предприятия провело «разъяснительные беседы» с шоферами.

Особенно в этой борьбе за «великий священный язык» страдают русские учителя из школ нацменьшинств. В 2018 году парламент Латвии принял, а президент утвердил закон о том, что эти школы в трехлетний срок полностью переводятся на обучение на латышском. Теперь русские учителя привыкают преподавать русским детям алгебру, химию и физику на латышском языке. А языковая инспекция следит, чтобы никто из них втихомолку не переходил на родной язык. Как рассказали в ЦГЯ, количество «нарушений» в сфере государственного языка в школах Латвии в 2018 году по сравнению с 2017-м выросло на 17% — всего зафиксировано 460 подобных случаев.

Примерно 10% педагогов школ нацменьшинств Латвии, проверенных Центром госязыка (ЦГЯ), уличили в том, что они недостаточно хорошо владеют латышским, за что им были выписаны штрафы — в среднем по €35.

Иногда, впрочем, бывает, что борцы за латышский язык терпят локальные поражения. Так, в январе 2019 года советник латвийской Европейской торгово-промышленной ассоциации Янис Буткевич пожаловался, что, когда он зашел в кинотеатр в Даугавпилсе, там крутили фильмы лишь в русской озвучке. «Такие примеры заставляют сделать вывод, что за систематические и сознательные нарушения правил использования госязыка необходимо вводить намного более строгие штрафы, вплоть до прекращения коммерческой деятельности», — заявил депутат сейма Янис Иесалниекс, обращаясь к Центру госязыка, министерству юстиции и его главе Янису Бордансу.

Представитель ЦГЯ Сармите Павулена рассказала на телевидении, что даугавпилсский кинотеатр Silver Screen и ранее уже неоднократно подвергался административным наказаниям — причем в последний раз его оштрафовали за демонстрацию фильмов на русском языке на €7 тыс. В Silver Screen, впрочем, и по сей день продолжают крутить кино в русской озвучке. Там объясняют, что им предпочтительнее заплатить громадный штраф, чем вообще разориться, — в русскоязычном Даугавпилсе нет достаточного количества клиентов, готовых смотреть кино на латышском.

Живешь в Эстонии? Говори на эстонском!

По оценкам местного департамента статистики, в Эстонии проживает около 300 тыс. взрослых людей, родным языком которых не является эстонский. Гендиректор эстонской языковой инспекции Ильмар Томуск жалуется, что у этого учреждения полно работы, но не хватает работников. Недавно министр культуры Тынис Лукас заявил, что его беспокоят «официанты, таксисты и развозчики еды, не говорящие на эстонском языке». Он посоветовал гражданам не стесняться и всякий раз доносить о таких ситуациях.

Впрочем, по словам Томуска, инспекторы каждую неделю и так получают несколько десятков жалоб. «Большинство жалоб касается недостатков при обслуживании на эстонском языке. Достаточно много в последнее время поступает жалоб на недостаточное владение языком доставщиками еды», — информирует Томуск. Нарушителей «воспитывают» штрафами. «Сейчас самая высокая ставка штрафа составляет €640, и для обычных работников это очень большая сумма. Однако для юридического лица, крупной фирмы или самоуправления это несерьезный аргумент, чтобы начать выполнять закон о языке. Это одна из областей, о которой следует задуматься политикам», — сетует Томуск.

Тут стоит отметить, что эстонский язык считается очень трудным для изучения, и в то же время в стране нет достаточного числа бесплатных курсов, где могли бы учиться все желающие. Недавно госконтроль Эстонии опубликовал доклад, из которого явствует, что количество курсов обучения госязыку не соответствует потребностям общества. Наблюдается острая нехватка квалифицированных учителей, а финансирование таких курсов в большой степени зависит от денег, поступающих из фондов ЕС. В связи с этим мэр Таллина Михаил Кылварт заявил, что политики и общество должны признать: государство за двадцать восемь лет так и не сумело создать адекватную систему обучения эстонскому языку. «В результате неэффективного проектного подхода организация обучения эстонскому языку хаотична, не имеет долгосрочного плана. Финансирование недостаточно и при этом в существенном объеме поддерживается за счет иностранных вливаний», — отмечает Кылварт.

Кстати, при Кылварте, выбранном в мэры весной этого года, заседания городской управы Таллина впервые с советских времен вновь стали двуязычными. Это связано с национальным составом руководства управы, где русскоязычных оказалось даже больше, чем эстонцев.

В Эстонии многие представители русскоязычной молодежи идут работать кассирами в супермаркеты действующей по всей Прибалтике литовской торговой сети Maxima. Эта сеть набирает на низкооплачиваемые работы продавцов и грузчиков главным образом представителей местной русской общины — которым в отличие от этнических эстонцев приходится довольствоваться более скромными возможностями. В языковую инспекцию постоянно приходят десятки жалоб на продавцов Maxima, плохо говорящих на эстонском. Инспекторы вызывают продавцов на экзамены, штрафуют их, добиваются их увольнения — но ситуация повторяется снова и снова.

В марте эстонский государственный спасательный департамент уволил 12 своих сотрудников, работавших в Ида-Вирумаа (северо-восточный регион государства, населенный преимущественно русскоязычными). Причиной увольнения стало недостаточное владение русскими по национальности пожарными эстонским языком. В руководстве департамента заявили, что «сотрудники не смогли улучшить свои знания государственного языка с 2010 года».

Крупнейшим городом Ида-Вирумаа является русскоязычная Нарва. Языковая инспекция давно уже ведет войну с нарвскими таксистами, которых тоже регулярно уличают в плохом знании языка. А ведь еще в октябре 2015-го в Эстонии вступили в силу поправки к «Закону об общественном транспорте», согласно которым все водители такси должны владеть госязыком на высочайшем уровне.

Выучить язык таксистам оказалось сложно, потому что большинство из них — люди старше пятидесяти лет. Заодно под гнетом подозрений оказались машинисты поездов. «Не секрет, что уже давно рабочим языком местных машинистов является русский, так как он тесно связан с перевозками грузов и пассажиров в Россию и оттуда», — объясняет лидер профсоюза железнодорожников Эстонии Олег Чубаров. Однако в глазах языковой инспекции это не может считаться оправданием.

 

 

 

Источник:  iz.ru 

Комментарии


Комментариев нет!
Внимание: Cookie-файлы

Приветствуем вас на интернет-портале «Всемирная Россия»! Мы используем файлы Cookies, чтобы сделать наш сайт максимально удобным и привлекательным для вас. Оставаясь на сайте, вы подтверждаете, что согласны пользоваться файлы Cookies и Политика конфиденциальности.