Новости
Кабинет Русского языка > Новости >
Новый русский парадокс

Новый русский парадокс

 

По данным, опубликованным Ethnologue – рейтинговым справочником по языкам мира, – русский язык в 2012 году вновь стал четвертым в мире по распространенности, но скатился с 6-го на 8-е место среди тех носителей языка, кому он приходится родным.

Даже эксперты справочника Ethnologue и филологи международной организации SIL International, его издающей, обескураженно констатируют новый русский языковой парадокс: русскоязычное пространство с 1991 года последовательно сужается, число тех носителей русского языка, кому он родной, сокращается из­-за демографических проблем, настигших Россию, а спрос на русский язык в мире растет. Критерии для определения популярности того или иного языка у Ethnologue, как принято в последние годы, совокупные. Традиционные – по числу носителей языка как разговорного и родного. И новые или инновационные – распространенность языка среди интернет­-пользователей. Именно эти три рейтинга популярности языков мира экспертиза SIL International считает наиболее объективными и отражающими текущую языковую картину мира.

Как русский поднялся

И вот по совокупности, согласно рейтингам
Ethnologue 2012 года, русский язык после двадцати лет пребывания на 6–7­-х позициях вновь стал четвертым ведущим языком мира и остался одним из самых распространенных в Европе. Правда, подводных камней успеха (возможно, краткосрочного, считают многие эксперты) несколько: число носителей русского языка как родного в мире сокращается, а по числу интернет­-пользователей русский впервые в 2012 году попал в ведущую десятку, заняв 8­-е место (до этого был на 12–14­-м местах). Однако поскольку Всемирная сеть все же англоязычная, возможности расширения русскоязычного пространства в Интернете почти наполовину (до 47 процентов) использованы. А за оставшуюся часть аудитории русскому языку предстоит жесткая конкурентная борьба с китайским и испанским языками. С английским тягаться бесполезно: в Сети он – гранд и законодатель коммуникации, хотя и не является самым распространенным языком в мире.

Пока же сводная десятка мировых разговорных языков выглядит следующим образом:

Самые популярные разговорные языки мира

Китайский (мандаринский диалект) - 1,213 млрд
    
Английский - 514 млн
Испанский - 425 млн
Русский - 275 млн
Хинди - 258 млн
Арабский - 256 млн
Бенгальский - 215 млн
Португальский - 194 млн
Индонезийский (малайский) - 176 млн
Французский - 129 млн

Из мировой десятки лидеров выбыл немецкий язык, перекочевав на 12-­е место. Эксперты давно отмечают тенденцию к регионализации ведущих европейских языков – итальянского, шведского, французского, но немецкий долго оставался в лидерах. Однако, как признают германские лингвисты, в последние десятилетия внутри страны немецкий язык в престижных областях информационного пространства последовательно сдает позиции английскому. Сначала этот процесс рассматривался как интеграция в глобальный мир. Теперь филологи фиксируют иную тенденцию: чем успешнее немцы и выше их интеллектуальный уровень, тем меньше они говорят на родном языке, особенно если работают в международных корпорациях. «Авторитет немецкого языка пошатнулся, – считает профессор языкознания Свободного университета Берлина Юрген Трабант. – Элиты воспитывают своих детей в англоязычном окружении, а мигранты, глядя на них, все чаще задаются вопросом: зачем учить немецкий, если успешные немцы говорят на нем разве что дома? Мигрантам нужен рабочий язык, а его функции в германском обществе все чаще выполняет английский. Разумеется, это ослабляет лояльность к немецкому языку. Но он существует не только для нужд практической коммуникации. Все мышление, культура того или иного языкового сообщества передаются через язык. И, разумеется, нам надо его популяризировать, чтобы не утратить культурное германское пространство».

На первый взгляд русский язык далек от тенденции к регионализации, настигшей немецкий язык. В Европе, после испанского, он остается самым распространенным. Однако не самым востребованным. И внутри русскоговорящей диаспоры Евросоюза – а она сегодня огромная: более 7 миллионов человек – родная речь испытывает те же проблемы, что и немецкий язык внутри германского общества. «Русские в Европе перестают говорить по­-русски, – говорит директор русской школы «Матрешка» в Роттердаме (Нидерланды) Алевтина Захарова. – Основные наши ученики – дети от межнациональных браков и дети российских ученых и программистов, которые часто сюда едут семьями. И у тех, и у других остро стоит одна проблема: дети понимают, зачем им нужен английский, и учат его легко, а вот русский... Они часто считают достаточным, что говорят на русском языке в семье. Но не умеют на нем писать, не пользуются русской клавиатурой в Интернете. Мы же создаем русскоговорящую среду. И только тогда они начинают сами тяготеть к русскому как элементу своей национальной и культурной идентичности. Но не все. Часть из них, когда говорят: «Мы европейцы», имеют в виду свою англоязычность».

Алевтина Захарова признает, что многие ее ученики потеряны для русскоязычного пространства. Они, как и немцы в Германии, если учатся или работают в международных компаниях, стесняются говорить на родном языке. Что есть диагноз идущей регионализации русского языка как части европейского культурного пространства. Шанс избежать дальнейшего сужения русскоговорящего пространства в ЕС Союз русофонов Франции видит в своей инициативе придания русскому языку официального статуса в ЕС или статуса рабочего языка Евросоюза. «Это расширит его права и сферу применения, – полагает председатель Координационного совета российских соотечественников во Франции Дмитрий Кошко. – Тогда наш язык в Европе будет восприниматься как достояние разных стран, а не только России. Ведь русский – это язык не отдельно взятой страны. Это также язык и соотечественников, проживающих за рубежом, и тех, для кого русский не является родным, но кто им все же широко пользуется».

Как считают в Союзе русофонов Франции, перевод документации Евросоюза и Европарламента и на русский как официальный или рабочий язык ЕС дает не только право россиянам обращаться в Европейский парламент и его структуры на родном языке, но и шанс сохранить русский язык в деловом и культурном пространстве Европы. Еще поэтому, как полагают многие лингвисты и общественные деятели русской диаспоры ЕС, Россия должна сделать ставку на русскоязычную молодежь Европы, чтобы не потерять ее как часть русскоговорящей аудитории. Поэтому 4­е место в мире русского языка по итогам 2012 года можно считать авансом и инерцией прошлых десятилетий, когда он был популярен в мире. Теперь же, как признают лингвисты, на фоне продолжающегося сужения русскоговорящего пространства и демографических проблем внутри России рост спроса на русский язык и престижное 4­е место в мире можно рассматривать как передышку в нелегкой борьбе за его популяризацию.

Проблема в том, что сужение русскоязычного пространства отчасти объективно. Раньше русский язык в социалистических странах изучали массово, но с развалом СССР ситуация изменилась. Хотя запрос на русский язык в странах СНГ есть, а вот способность его удовлетворять отстает от спроса. Например, вновь появившийся интерес к русскому языку в странах Восточной и Центральной Европы (особенно в Венгрии, Словакии и Польше) в целом удовлетворяется за счет тех, кто оплачивает языковые курсы, – будущих экспатов или бизнесменов, едущих в Россию на заработки. Однако это далеко не самый массовый интерес к русскому языку. Массовое желание изучать русский язык проявляют страны Средней Азии – Таджикистан, Киргизия, в меньшей мере – Узбекистан и Туркмения. Есть спрос на русский язык в Африке – Эфиопии, Анголе, части стран Центральной Африки и Азии (Афганистан, Монголия). Однако Россия не учитывает специфику этих стран – их бедность и, как правило, неспособность большинства желающих оплачивать языковые курсы и школы.

Более того, самих школ и языковых курсов, как и педагогических кадров, остро не хватает в таких странах, как Таджикистан, Киргизия и Узбекистан, откуда идет основной поток трудовых мигрантов в Россию, часто не говорящих на русском языке и неспособных заполнить даже анкету для ФМС. В итоге русскому языку их приходится обучать в России, что целесообразнее и дешевле было бы делать у них на родине при содействии России. Этот процесс сегодня нельзя назвать успешно развивающимся, как из­за плохой координации различных организаций, занимающихся поддержкой русскоязычных за рубежом, так и из­-за недооценки этой работы со стороны государства и общества.

Причем обществу еще предстоит осознать, что именно ему нужно сохранять русскоязычное пространство СНГ, а не возмущаться, почему деньги уходят на обучение русскому языку иностранцев, когда их не хватает россиянам. Проблема в том, что до 50 процентов мигрантов из Средней Азии не умеют писать на русском, а до 60 процентов – говорить. Растущее количество межнациональных конфликтов – следствие неинтегрированности мигрантов в российское общество, в том числе по причине незнания русского языка. Как промежуточный итог – миллионы трудовых мигрантов, ежегодно прибывающих в Россию, стали угрожать культурной целостности страны. Новый закон, по которому с 2013 года гастарбайтеры, занятые в сфере обслуживания, при устройстве на работу должны будут подтверждать достаточный уровень владения русским языком, обещает перемены к лучшему. Но и констатирует запущенность проблемы: сужение русскоязычного пространства напрямую коснулось самой России, проникнув вглубь ее языковой культуры и общества.
  Еще поэтому 4­е место в мире русского языка по степени распространенности можно считать чудом. Ведь процесс языковой адаптации мигрантов не будет легким и быстрым.

Как усидеть на двух стульях

Чтобы понять, что ждет любой язык, если он постепенно скатится в хвост мирового рейтинга, даже если он, как русский, занимает 8-­е место в мире среди тех, кому он родной, и 9-­е среди языков интернет­-общения, стоит обратить внимание на экзотичный рейтинг самых редких языков мира.

Россия в этом списке уходящих языков представлена тремя народами. Один из них, кереки, на грани исчезновения. Еще в 60­е годы их было около 300 человек, проживавших на российской Чукотке и американской Аляске. По переписи 2010 года - осталось лишь четверо. Из них лишь двое действительно говорят на родном керекском языке. И, похоже, скоро он останется только в речевых образцах и обрядовых песнях, записанных лингвистами Института языкознания РАН. Такова расплата кереков за желание говорить в основном на чукотском и русском языках. А керекский язык, близкий к корякскому и эскимосскому, условно включаемый в палеоазиатскую языковую группу, остается лишь в музее мировых языков, насчитывающих сегодня до 6 тысяч единиц. Из них около 4 тысяч языков, как и керекский, исчезающие.

По прогнозу ученых, из оставшихся 2 тысяч языков через столетие­-другое выживут не более 500–600 языков. И то при условии продуманного сохранения и развития на планете многоязычия. Вот еще почему так важно вкладываться в развитие русского языка как идеологически, так и материально. Ведь еще совсем недавно (а с точки зрения истории – мгновение назад), в 1988 году, русский язык в мировом рейтинге родных языков занимал 6­е место в мире. В 2012 году – 8­е. Самым популярным языком по числу его родных носителей остается китайский (1,213 миллиарда человек). Потом идут – испанский (329 миллионов), английский (328 миллионов), арабский (221 миллион), хинди (182 миллиона), бенгали (181 миллион), португальский (178 миллионов), русский (142,5 миллиона), японский (125 миллионов), немецкий (109 миллионов). Показательно, что английский, последние годы уверенно шедший вторым, уступил не только китайскому, но и испанскому. Хотя в последнем случае уступка невелика – 1 миллион. Правда, эта цифра оспаривается американскими и британскими лингвистами, поэтому не исключено, что справедливее 2­е место поделить между английским и испанским языками. Тем более что, в отличие от китайского и испанского, на английском языке говорят на всех материках или почти в 185 странах.

То есть сокращение числа носителей английского языка как родного не сказалось на его востребованности и популярности в мире. Чего нельзя сказать о русском языке. Самый распространенный среди славянских языков, русский сполз на 8-­е место. И мог бы опуститься еще ниже, если бы не был официальным языком не только в России, но и в Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Автономной Республике Крым (Украина), славянских коммунах уездов Тулча и Констанца (Румыния), штате Нью-­Йорк (США). И вот теперь в связи с начавшимся тестовым голосованием в странах ЕС у русского языка появилась возможность стать официальным языком Евросоюза. А это, при успешном исходе, еще плюс 7 миллионов голосов в копилку русского как родного.

Именно по такому пути – кропотливой работы по популяризации русского языка – пошел русскоговорящий Интернет. Первоначально, с появлением Интернета, переход на английский рабочий язык в Сети казался неизбежным. И уже в конце 90­-х годов это отражалось на мировом рейтинге русского языка в Сети: 18–19-­е места в мире. Однако исследование агентства
Word Internet Stats, проведенное по заказу языкового справочника Ethnologue, в 2012 году рисует иную картину: русский язык по степени востребованности в Рунете занимает 9-­е место в мире. А лидирует английский. Правда, стоит учитывать, что рейтинг Word Internet Stats отражает не только популярность языков, но и степень доступности Интернета в районах проживания носителей этих языков.

И хотя Россия не охвачена Интернетом даже наполовину (лишь 47 процентам россиян доступна Сеть и только 39 процентов ею активно пользуются), утешать себя «неизбежным» ростом популярности русского языка в Рунете – это самообман. Если продуманно не расширять русскоязычное пространство, в том числе интернет­-общения, оно неизбежно сузится, как сузилось русскоговорящее пространство ЕС за счет русских же мигрантов и экспатов, постепенно переходящих на английский язык. То есть и за развитие интернет­-сообщества предстоит языковая борьба. Ее вектор таков, что, по прогнозам лингвистов, помимо востребованной топ­-десятки мировых разговорных и интернет­-языков лишь примерно еще 10–12 процентов региональных языков Европы, Азии и Латинской Америки способны будут постоять за ареал своего обитания и влияния. Но то, что они будут ужиматься, – вопрос времени, пропорций и географического ареала. Так, итальянский, немецкий, шведский, бенгальский уже в разной мере и степени превращаются в местные языки. По прогнозам ученых, несмотря на отчаянное сопротивление, местным станет, скорее всего, и французский. Хорошие, но ограниченные шансы сохранить статус региональных международных языков есть у испанского, арабского и русского.

Исторически так сложилось, что русский в мире востребован как язык культуры и искусства. В этом его сила и влияние. И если Россия сможет в будущем предложить миру новые форматы культурного мышления, русский язык, по прогнозам лингвистов, сохранит сферу регионального, в основном евразийского, влияния.


Владимир Емельяненко

«Русский мир.ru» №1, Январь 2013

Комментарии


Комментариев нет!
Внимание: Cookie-файлы

Приветствуем вас на интернет-портале «Всемирная Россия»! Мы используем файлы Cookies, чтобы сделать наш сайт максимально удобным и привлекательным для вас. Оставаясь на сайте, вы подтверждаете, что согласны пользоваться файлы Cookies и Политика конфиденциальности.