Первые праздничные мероприятия в честь 1000-летнего юбилея города-музея Суздаля пройдут 23 декабря

Алла Зайкова, Суздальский филиал Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника: «Суздаль — богоспасаемый город!»

Первые праздничные мероприятия в честь 1000-летнего юбилея города-музея Суздаля пройдут 23 декабря. О городе и музее рассказывает директор Суздальского филиала Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алла Зайкова, возглавляющая его с 2014 года.

— Что сделано и чего не сделано к юбилею Суздаля?

— Тысячелетие Суздаля — дата весьма условная. Это, скорее, тысячелетие летописной истории города. В 1024 году Суздаль впервые упоминается в летописи. Но начало его истории археологи датируют Х веком.

В 2015 году, после того как был подписан указ президента о праздновании тысячелетия Суздаля, был образован ряд оргкомитетов: городской, районный, областной, федеральный. Все они активно начали работать, собирали предложения в программу подготовки к юбилею города от музея, общественности, предприятий города. Но с 2015 года руководство области сменялось три раза. Менялся и состав оргкомитетов. Городской и районный мало-помалу прекратили свое существование. Комплексный план подготовки Суздаля к юбилею разработан и обнародован так и не был.

С этим связан ряд проблем, но пожаловаться на отсутствие финансирования на благоустройство и обновление социально-коммунальной инфраструктуры город не может. За эти годы город вошел в целый ряд программ Минстроя, Минкультуры и так далее. На Суздаль наверху реагируют положительно, имя города открывает двери. С дотациями на юбилейные программы городской бюджет увеличился раз в десять. А в пересчете на население — в 1960–1970-е годы в Суздале было 12,5 тысячи жителей, а сейчас 9,5 тысячи — бюджетная наполненность города, вероятно, самая высокая в стране. По словам администрации, за эти годы город получил более одного миллиарда рублей на благоустройство. Очень много сделано — отремонтировано много дорог, два моста, стадион, Дом культуры, меняется система уличного освещения на главной улице, благоустраиваются скверы, туристические маршруты, построена станция обеззараживания воды, ремонтируются сети водо- и теплоснабжения и так далее. Строится четырехполосная дорога Владимир — Суздаль.

Суздальский филиал Владимиро-Суздальского музея-заповедника — самое крупное предприятие культуры и, пожалуй, сферы туризма города — тоже готовится к юбилею. Сейчас заканчивается реставрация колокольни кремля и благоустройство его территории. Раньше в кремле было семь видов мощения, а сейчас все дорожки и площади покрыты плиткой одного вида и лицо кремля изменилось в лучшую сторону. В музейном комплексе «Спасо-Евфимиев монастырь» восстанавливаются исторические монастырские сады, обновляется аптекарский огород. Идет благоустройство территории Музея деревянного зодчества. Эти работы ведутся на средства, привлеченные администрацией музея-заповедника.

Но есть вопросы с состоянием памятников, в том числе с главным памятником города — Рождественским собором: проект комплексной реставрации есть, но на нее нужны деньги. Ждут своей реставрации некоторые памятники деревянного зодчества.

Возвращаясь к городской жизни, тревожит то, что из процессов подготовки юбилея города исключено население Суздаля. Зачастую оно даже не информировано о том, что происходит, и, выходя на улицу, жители узнают о работах в городе постфактум. Администрация города, к сожалению, не работает с населением. Надо сказать, что весь штат администрации Суздаля составляет всего 17 человек, а в архитектурном отделе (таком важном для древнего города) лишь двое сотрудников. Малым городам свойственны кадровые проблемы: так было, так есть, и неизвестно, когда это закончится.

Конечно, неправильно и то, что Суздаль перестал быть городом областного подчинения. Сейчас он — муниципальное поселение городского типа город Суздаль. Десять веков был городом — и стал городским поселением!

— А что с состоянием памятников старины и культуры?

— В Суздале более трехсот памятников на девяти квадратных километрах исторической территории города, по насыщенности памятниками на квадратный километр мы на первом меcте в стране. Вместе с ценными градоформирующими объектами (628) получается почти 1000. У нас есть федеральные памятники, которые находятся в управлении музея-заповедника, Владимирской епархии и так далее, есть областные и местные. Еще есть достопримечательные места — это одиннадцать лугов и территория «Старинный Суздаль в границах ХVII — начала ХХ века».

Конечно, средств на реставрацию не хватает, а она, учитывая количество памятников, по существу должна идти нон-стоп. Очень многие областные и федеральные госструктуры размещаются в памятниках архитектуры: органы внутренних дел, прокуратура, социальные учреждения, учебные заведения и другие. Эти памятники содержатся в относительном порядке, хотя и тут не все в порядке.

В Суздале очень много церковных памятников архитектуры, все они имеют федеральное значение. Эти объекты находятся в пользовании Русской православной церкви. Многие из них сейчас отреставрированы за счет благотворителя — Александра Геннадиевича Шишкина.

Он вкладывает свои деньги, а кто платит, тот и заказывает музыку. Это реставрация, но при этом в ней слишком много яркости: яркие краски, золотые и медные купола, медные кровли… Все это красиво, «столично», интерьеры отреставрированных памятников достаточно презентативны и богаты. Но ничего подобного в Суздале не было. Это был провинциальный купеческо-мещанский город. У его обитателей не было денег для того, чтобы так содержать свои церкви и монастыри. Но если выбирать между разрухой и такой реставрацией, то, наверное, любой разумный человек предпочтет второе.

Очень сложная ситуация с муниципальными памятниками. Это в основном жилой фонд, сплошь и рядом даже в центре города мы видим облезлые фасады этих зданий. И это памятники, объекты культурного наследия. Их просто так не побелишь и не покрасишь. Выполнить даже косметический фасад дома-памятника архитектуры невероятно тяжело. Да что дома — поди попробуй отремонтируй ворота!

В Суздале есть старинный дом, который не вошел в список памятников. А ведущие в его двор ворота в этот список вошли — не так давно, как выявленный объект. Они очень выразительные, органичные для Суздаля, но их состояние аварийнейшее.

Мне говорят: «Восстановить их — нечего делать!» Но по закону нужно исследование, нужен проект, нужна историко-культурная экспертиза, которая тоже стоит денег. И только тогда возможна реставрация, которую должна осуществлять организация, имеющая лицензию. У нас в области это акционерное общество «Владимирреставрация», работающее в традициях знаменитой Владимиро-Суздальской реставрационной школы, сложившейся в 60–70-е годы прошлого века.

— Я побывал в Суздале задолго до того, как вы возглавили музей. Тогда я увидел не один, а три Суздаля. Первый — замечательный город-музей. Второй Суздаль маленький бедный город: зайдешь за прекрасные старинные здания и увидишь жуткие обшарпанные хрущевки. Вечерами на улицу выходила городская молодежь, которой нечем было себя занять, и я не удивлен, что из двенадцатитысячного город стал девятитысячным. Третий Суздаль — город коттеджей. Он стал модным местом, и в нем появились богатые частные дома, часто стилизованные под старину. Эти три Суздаля как-то пересекаются? Что приносит городу музей? Владельцы новых богатых домов как-то участвуют в жизни города? Или все это существует само по себе?

— Музей в жизни Суздаля очень значим. Давайте вспомним 60–70-е годы, когда в Суздале все решали три структуры, исполком города, музей и главный туристический комплекс, который еще строился. Через его дирекцию шло финансирование, в том числе и на создаваемую в то время с нуля городскую инфраструктуру. Понятно, что руководили и контролировали процессы областные партийные и советские власти.

Сейчас девяносто восемь процентов тех, кто приезжает в Суздаль, идут в музей. Мы храним основное культурное наследие Суздаля. Музей был создан в 1922 году, и это сохранило и основные церковные ценности, немалая часть которых до музея ушла в фонд помощи голодающим Поволжья.

Основная часть городского населения занята в сфере туризме — на предприятиях размещения и питания, в музее, в торговле сувенирами и так далее. Но сейчас законодательного регулирования взаимоотношений музеев-заповедников и администраций городов, где они размещаются, нет, в настоящее время администрация музея-заповедника по своей инициативе активно участвует в обсуждении и решении многих городских вопросов.

Что касается наших новых сограждан, которые приехали в Суздаль, купили участки, дома, построили коттеджи… Знаете, я бы не стала говорить об удачной стилизации всех этих домов под старину. Есть ужасные примеры. Хорошо, что они еще до исторического центра города не дошли. В Суздале есть большие ограничения на современное строительство, но иногда кое-кому их удается обходить.

Среди наших новых сограждан есть очень обеспеченные и одновременно активные, уже считающие себя суздальцами люди. Они стремятся влиять на жизнь города, рассматривают создание собственных музеев, точек притяжения городской жизни, общественных центров, зон активности. С чем-то в их деятельности можно согласиться, а с чем-то не хотелось бы соглашаться. Иногда мы по-разному понимаем смысл и границы возможного осовременивания города-музея Суздаля.

Суздаль привлекает атмосферой и обликом русского провинциального духовного центра. А если у нас каждый выходной фейерверки и фестивали, к примеру, уличных театров? Это напрягает и жителей и тех, кто едет к нам не за этим. Везде нужна мера.

— Вы долгое время руководили отделом деревянного зодчества в Суздальском музее…

— Да, десять лет. Сначала я работала в музее, потом в городской администрации. Затем я вернулась в музей и возглавила этот отдел.

— Историческая Россия — страна по преимуществу деревянных домов. Центр наших старых провинциальных городов, да и Москва, — это особняки, стилизованные под каменную кладку: бревно, утеплитель, дранка и штукатурка. То, что сейчас уничтожается по всей стране. Эта бытовая городская среда может быть как-то защищена? Что с этим в Суздале?

— В таких городах, точках культурного и духовного притяжения, как Суздаль, за это можно и нужно бороться. Но эта борьба далеко не всегда успешна. Я часто говорю, что старая деревянная застройка — это воздух Суздаля. Вы ходите по деревянным улочкам, ощущаете тепло этих стен… А мне иногда отвечают: «Время не остановишь, никто не хочет жить в домике в три окошечка, в XIX веке Суздаль тоже менялся».

Да, он менялся — но не сильно. Возможно, это объяснялось тем, что город оказался за пределами развития промышленности и железных дорог, — и это его спасло.

В больших городах старая деревянная застройка, как это ни печально, в целом обречена. Но в маленьких городах она должна сохраняться, потому что это наши корни, наши истоки.

Я часто вспоминаю, как на одной из конференций по линии ВООПиК, в 90-е годы, когда старые законы о сохранении культурного наследия уже не работали, а новых законов еще не было и в Суздале активно покупали старые дома, перестраивали их, и казалось, что городу приходит конец, я поставила этот вопрос. Мне ответил крупный московский чиновник:

— Да не переживайте вы так! Перестроят все, но Суздаль зафотофиксирован. Придет время, и, если будет надо, мы будем это ломать и воссоздавать то, что было.

Я открыла рот, не нашлась что ответить.

Мне иногда и суздальцы говорят:

— Ничего нельзя! Как жить?!

Человек хочет пристроить теплый туалет, а ему говорят: «Вы не имеете права менять габариты дома!»

Что это, если не маразм?! Почему человек не может сделать пристройку во дворе, с обратной стороны дома? В Суздале сложно жить. Слишком часто возникают ситуации, когда по простейшей житейской логике надо поступить так, а закон этого не велит.

— Что еще вас тревожит?

— Каждый день проезжаю мимо Торговых рядов, это значительный памятник гражданского зодчества с интереснейшей историей строительства. Недавно состоялись торги на их реставрацию. Вы были в Суздале, видели их. Верите ли вы, что суздальские Торговые ряды можно отреставрировать за год?

— Нет.

— Вот и мне не верится. Но сроки названы, реставрация началась, по деньгам это почти полмиллиарда. Какая-то московская компания выиграла тендер. Он был третьим, на первые два никто не заявился — люди трезво оценивали свои силы… Реставрация началась с фасадов, а там и фундаменты проблемные, и коммунальные системы требуют серьезных работ. Хотелось бы в своих нерадужных прогнозах ошибиться.

— Как стал возможен феномен Суздаля — прекрасно сохранившегося города-музея? Почему он не потерял свой исторический облик в 30-е годы, не стал жертвой хрущевской застройки?

— В Суздале есть микрорайон панельных малоэтажных домов, построенных в 1960–1970-х годах, когда Суздаль формировался как туристский центр и его население значительно выросло. Но эта улица — за чертой старого города, и они не мешают облику города.

В остальном же история Суздаля уникальна. С нашей точки зрения, в XIX веке ему повезло, но суздальские купцы наверняка считали иначе. В первой половине прошлого века шоссе на Нижний Новгород прошло в стороне от Суздаля. Суздаль позже миновала и железная дорога, провести которую в свой город суздальцы пытались не раз, но не получилось. Поэтому в XIX веке наиболее предприимчивые жители уезжают в другие места, а Суздаль становится городом в основном мещан-огородников. В конце XIX века в Суздале жило шесть с половиной тысяч человек.

Внимание к Суздалю в XIX веке привлекло обретение забытой могилы князя Д.М. Пожарского, похороненного в Спасо-Евфимиевом монастыре, и установление на собранные народом средства мавзолея. А еще то, что он был городом монастырей, куда приходили паломники. В Спасском монастыре была тюрьма, среди заключенных были представители русских сект, и их последователи приезжали в Суздаль. В конце XIX века о городе и его архитектуре стали писать историки, любители старины.

Памятников архитектуры в нем было очень много, а денег на их ремонт не хватало, поэтому и храмы были скромными, уже в начале ХХ века служба велась не во всех церквях, некоторые были приписаны к монастырям. Небогатые купцы и мещане служили церковными старостами. Они старались содержать церкви, которых было слишком много для Суздаля, поэтому церковные приходы были малочисленными, бедными. Благодаря фотографиям суздальского фотографа А.А. Соболева мы можем представить город Суздаль к XIX — началу ХХ века: куда ни посмотришь — купола церквей, шпили колоколен, деревянные и немногочисленные каменные купеческие дома. В начале ХХ века, как доносила городская управа в губернию, многие суздальцы также уезжали в другие места «за ненахождением в своем городе занятий». Несколько всколыхнуло сонную провинциальную жизнь Суздаля посещение царской семьи в 1913 году.

После революции город не избежал утрат, хотя агрессивного разрушения церквей в Суздале было очень мало. В 20–30-е и даже 50-е годы церкви разбирались с целью получить кирпич, из него в городе и в селах строились бани, школы и т.д. Полтора десятка памятников город потерял.

В 1922 году был образован музей. Суздалю несказанно повезло, что волею судеб в городе оказался Василий Иванович Романовский, выпускник историко-филологического факультета Московского университета, дворянин, ставший основателем и первым директором музея. Работу в музее он совмещал с педагогической деятельностью, что добавляло ему авторитета в городе. В 1930 году на помощь ему приехал Алексей Дмитриевич Варганов. В 1931-м он сменил Василия Ивановича на посту директора. Это был человек из рабоче-крестьянской среды, молодой, общительный, активный, ему было проще найти общий язык с местными властями.

Алексей Дмитриевич был Божьей милостью исследователем и реставратором суздальской архитектуры. Он оставил по себе очень яркий след в городе.

Во время Великой Отечественной войны Суздаль был тыловым городом. А в 1958 году был образован Владимиро-Суздальский музей-заповедник, объединивший музеи Владимира и Суздаля. С 1960 года его возглавляла легендарная Алиса Ивановна Аксенова, ее вклад в музейное строительство Суздаля трудно переоценить. В то время было совершенно правильно выбрано главное стратегическое направление развития города — им стал историко-культурный туризм и все, что с ним связано. В те годы реставраторы, архитекторы и музейщики, по существу, спасли город от разрушения его исторического облика и смысла. Но в основе всего стояло очень своевременное конкретное и цельное постановление правительства 1967 года «О превращении Суздаля в центр международного туризма». О том времени, которое вполне можно назвать суздальским ренессансом, можно много рассказывать.

Не зря живший в XVIII веке ключарь суздальского Богородице-Рождественского собора, первый историк Анания Федоров называл Суздаль «богоспасаемым городом». Мы это ощущаем до сих пор.

В нем было много святых, блаженных. Возможно, они окормляют наш город и сейчас.

Материал опубликован в №9 печатной версии газеты «Культура» от 28 сентября 2023 года.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

Открыт прием заявок на международный фестиваль «КиноКот.Winter»

Фестиваль «КиноКот.Winter» пройдет в онлайн-режиме с 6 по 12 января 2025 года. «КиноКот» – фестиваль короткометражного кино, который с 2023 года ежегодно проходит в Воронеже...

Артековцы международной смены знакомятся с детским центром и друг с другом

В первые дни смены артековцы знакомятся с историей, традициями, территорией детского центра, а также со своими вожатыми и отрядом. Педагоги «Артека» являются для детей...

Артековцы из разных стран знакомятся с русским языком и культурой

В 8 смену артековцы из разных стран принимают участие в программе «Мост дружбы: Россия и мир». Программа реализуется Фондом «Моя история» при поддержке Минпросвещения...

Юные соотечественники посетили Технопарк Физтех-лицея имени П.Л. Капицы по программе «Здравствуй, Россия!»

15 июля участники программы «Здравствуй, Россия!» приехали в Технопарк Физтех-лицея имени П.Л. Капицы, где их тепло встретили организаторы. После регистрации и расселения ребята отправились...

Школа русской музыки в Беларуси

16 июля в Русском доме в Минске стартовала Школа русской музыки. Уникальная программа обучающего интенсива — совместный проект Россотрудничества и Музыкальной академии Ларисы Долиной...

Россотрудничество расширяет географию «Русских домов»

17 июля в Россотрудничестве состоялось подписание соглашений с общественными организациями, которые будут представлять партнерские «Русские дома» в Алжире (продление договора), Мали (продление договора), Ираке,...

Во Франции состоялось первое выездное мероприятие «Здравствуй, Россия!» в рамках Молодежного исторического клуба

Русским домом в Париже организована экскурсия по русскому сектору муниципального кладбища в Сент-Женевьев-де-Буа для 25 членов Молодежного исторического клуба, к которой присоединились делегаты...

Презентация Ассоциации российских ученых в Китае состоится в Доме русского зарубежья 18 июля в...

Решение о создании АРУК было принято на XVII Конференции российских соотечественников в Китае, прошедшей в 2023 году в Гуанчжоу. В апреле этого года в...

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам...

Нью-Йорк, 17 июля 2024 года Моё присутствие в Нью-Йорке объясняется тем, что в рамках нашего председательства вчера и сегодня состоялись два центральных события...

В филиале МГУ в Душанбе вручили дипломы выпускникам 

16 июля 2024 года в филиале МГУ имени М.В.Ломоносова в Душанбе состоялась торжественная церемония вручения дипломов о высшем образовании бакалаврам. В мероприятии приняли участие...

< Июль 2024 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Первые праздничные мероприятия в честь 1000-летнего юбилея города-музея Суздаля пройдут 23 декабря

Алла Зайкова, Суздальский филиал Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника: «Суздаль — богоспасаемый город!»

Первые праздничные мероприятия в честь 1000-летнего юбилея города-музея Суздаля пройдут 23 декабря. О городе и музее рассказывает директор Суздальского филиала Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алла Зайкова, возглавляющая его с 2014 года.

— Что сделано и чего не сделано к юбилею Суздаля?

— Тысячелетие Суздаля — дата весьма условная. Это, скорее, тысячелетие летописной истории города. В 1024 году Суздаль впервые упоминается в летописи. Но начало его истории археологи датируют Х веком.

В 2015 году, после того как был подписан указ президента о праздновании тысячелетия Суздаля, был образован ряд оргкомитетов: городской, районный, областной, федеральный. Все они активно начали работать, собирали предложения в программу подготовки к юбилею города от музея, общественности, предприятий города. Но с 2015 года руководство области сменялось три раза. Менялся и состав оргкомитетов. Городской и районный мало-помалу прекратили свое существование. Комплексный план подготовки Суздаля к юбилею разработан и обнародован так и не был.

С этим связан ряд проблем, но пожаловаться на отсутствие финансирования на благоустройство и обновление социально-коммунальной инфраструктуры город не может. За эти годы город вошел в целый ряд программ Минстроя, Минкультуры и так далее. На Суздаль наверху реагируют положительно, имя города открывает двери. С дотациями на юбилейные программы городской бюджет увеличился раз в десять. А в пересчете на население — в 1960–1970-е годы в Суздале было 12,5 тысячи жителей, а сейчас 9,5 тысячи — бюджетная наполненность города, вероятно, самая высокая в стране. По словам администрации, за эти годы город получил более одного миллиарда рублей на благоустройство. Очень много сделано — отремонтировано много дорог, два моста, стадион, Дом культуры, меняется система уличного освещения на главной улице, благоустраиваются скверы, туристические маршруты, построена станция обеззараживания воды, ремонтируются сети водо- и теплоснабжения и так далее. Строится четырехполосная дорога Владимир — Суздаль.

Суздальский филиал Владимиро-Суздальского музея-заповедника — самое крупное предприятие культуры и, пожалуй, сферы туризма города — тоже готовится к юбилею. Сейчас заканчивается реставрация колокольни кремля и благоустройство его территории. Раньше в кремле было семь видов мощения, а сейчас все дорожки и площади покрыты плиткой одного вида и лицо кремля изменилось в лучшую сторону. В музейном комплексе «Спасо-Евфимиев монастырь» восстанавливаются исторические монастырские сады, обновляется аптекарский огород. Идет благоустройство территории Музея деревянного зодчества. Эти работы ведутся на средства, привлеченные администрацией музея-заповедника.

Но есть вопросы с состоянием памятников, в том числе с главным памятником города — Рождественским собором: проект комплексной реставрации есть, но на нее нужны деньги. Ждут своей реставрации некоторые памятники деревянного зодчества.

Возвращаясь к городской жизни, тревожит то, что из процессов подготовки юбилея города исключено население Суздаля. Зачастую оно даже не информировано о том, что происходит, и, выходя на улицу, жители узнают о работах в городе постфактум. Администрация города, к сожалению, не работает с населением. Надо сказать, что весь штат администрации Суздаля составляет всего 17 человек, а в архитектурном отделе (таком важном для древнего города) лишь двое сотрудников. Малым городам свойственны кадровые проблемы: так было, так есть, и неизвестно, когда это закончится.

Конечно, неправильно и то, что Суздаль перестал быть городом областного подчинения. Сейчас он — муниципальное поселение городского типа город Суздаль. Десять веков был городом — и стал городским поселением!

— А что с состоянием памятников старины и культуры?

— В Суздале более трехсот памятников на девяти квадратных километрах исторической территории города, по насыщенности памятниками на квадратный километр мы на первом меcте в стране. Вместе с ценными градоформирующими объектами (628) получается почти 1000. У нас есть федеральные памятники, которые находятся в управлении музея-заповедника, Владимирской епархии и так далее, есть областные и местные. Еще есть достопримечательные места — это одиннадцать лугов и территория «Старинный Суздаль в границах ХVII — начала ХХ века».

Конечно, средств на реставрацию не хватает, а она, учитывая количество памятников, по существу должна идти нон-стоп. Очень многие областные и федеральные госструктуры размещаются в памятниках архитектуры: органы внутренних дел, прокуратура, социальные учреждения, учебные заведения и другие. Эти памятники содержатся в относительном порядке, хотя и тут не все в порядке.

В Суздале очень много церковных памятников архитектуры, все они имеют федеральное значение. Эти объекты находятся в пользовании Русской православной церкви. Многие из них сейчас отреставрированы за счет благотворителя — Александра Геннадиевича Шишкина.

Он вкладывает свои деньги, а кто платит, тот и заказывает музыку. Это реставрация, но при этом в ней слишком много яркости: яркие краски, золотые и медные купола, медные кровли… Все это красиво, «столично», интерьеры отреставрированных памятников достаточно презентативны и богаты. Но ничего подобного в Суздале не было. Это был провинциальный купеческо-мещанский город. У его обитателей не было денег для того, чтобы так содержать свои церкви и монастыри. Но если выбирать между разрухой и такой реставрацией, то, наверное, любой разумный человек предпочтет второе.

Очень сложная ситуация с муниципальными памятниками. Это в основном жилой фонд, сплошь и рядом даже в центре города мы видим облезлые фасады этих зданий. И это памятники, объекты культурного наследия. Их просто так не побелишь и не покрасишь. Выполнить даже косметический фасад дома-памятника архитектуры невероятно тяжело. Да что дома — поди попробуй отремонтируй ворота!

В Суздале есть старинный дом, который не вошел в список памятников. А ведущие в его двор ворота в этот список вошли — не так давно, как выявленный объект. Они очень выразительные, органичные для Суздаля, но их состояние аварийнейшее.

Мне говорят: «Восстановить их — нечего делать!» Но по закону нужно исследование, нужен проект, нужна историко-культурная экспертиза, которая тоже стоит денег. И только тогда возможна реставрация, которую должна осуществлять организация, имеющая лицензию. У нас в области это акционерное общество «Владимирреставрация», работающее в традициях знаменитой Владимиро-Суздальской реставрационной школы, сложившейся в 60–70-е годы прошлого века.

— Я побывал в Суздале задолго до того, как вы возглавили музей. Тогда я увидел не один, а три Суздаля. Первый — замечательный город-музей. Второй Суздаль маленький бедный город: зайдешь за прекрасные старинные здания и увидишь жуткие обшарпанные хрущевки. Вечерами на улицу выходила городская молодежь, которой нечем было себя занять, и я не удивлен, что из двенадцатитысячного город стал девятитысячным. Третий Суздаль — город коттеджей. Он стал модным местом, и в нем появились богатые частные дома, часто стилизованные под старину. Эти три Суздаля как-то пересекаются? Что приносит городу музей? Владельцы новых богатых домов как-то участвуют в жизни города? Или все это существует само по себе?

— Музей в жизни Суздаля очень значим. Давайте вспомним 60–70-е годы, когда в Суздале все решали три структуры, исполком города, музей и главный туристический комплекс, который еще строился. Через его дирекцию шло финансирование, в том числе и на создаваемую в то время с нуля городскую инфраструктуру. Понятно, что руководили и контролировали процессы областные партийные и советские власти.

Сейчас девяносто восемь процентов тех, кто приезжает в Суздаль, идут в музей. Мы храним основное культурное наследие Суздаля. Музей был создан в 1922 году, и это сохранило и основные церковные ценности, немалая часть которых до музея ушла в фонд помощи голодающим Поволжья.

Основная часть городского населения занята в сфере туризме — на предприятиях размещения и питания, в музее, в торговле сувенирами и так далее. Но сейчас законодательного регулирования взаимоотношений музеев-заповедников и администраций городов, где они размещаются, нет, в настоящее время администрация музея-заповедника по своей инициативе активно участвует в обсуждении и решении многих городских вопросов.

Что касается наших новых сограждан, которые приехали в Суздаль, купили участки, дома, построили коттеджи… Знаете, я бы не стала говорить об удачной стилизации всех этих домов под старину. Есть ужасные примеры. Хорошо, что они еще до исторического центра города не дошли. В Суздале есть большие ограничения на современное строительство, но иногда кое-кому их удается обходить.

Среди наших новых сограждан есть очень обеспеченные и одновременно активные, уже считающие себя суздальцами люди. Они стремятся влиять на жизнь города, рассматривают создание собственных музеев, точек притяжения городской жизни, общественных центров, зон активности. С чем-то в их деятельности можно согласиться, а с чем-то не хотелось бы соглашаться. Иногда мы по-разному понимаем смысл и границы возможного осовременивания города-музея Суздаля.

Суздаль привлекает атмосферой и обликом русского провинциального духовного центра. А если у нас каждый выходной фейерверки и фестивали, к примеру, уличных театров? Это напрягает и жителей и тех, кто едет к нам не за этим. Везде нужна мера.

— Вы долгое время руководили отделом деревянного зодчества в Суздальском музее…

— Да, десять лет. Сначала я работала в музее, потом в городской администрации. Затем я вернулась в музей и возглавила этот отдел.

— Историческая Россия — страна по преимуществу деревянных домов. Центр наших старых провинциальных городов, да и Москва, — это особняки, стилизованные под каменную кладку: бревно, утеплитель, дранка и штукатурка. То, что сейчас уничтожается по всей стране. Эта бытовая городская среда может быть как-то защищена? Что с этим в Суздале?

— В таких городах, точках культурного и духовного притяжения, как Суздаль, за это можно и нужно бороться. Но эта борьба далеко не всегда успешна. Я часто говорю, что старая деревянная застройка — это воздух Суздаля. Вы ходите по деревянным улочкам, ощущаете тепло этих стен… А мне иногда отвечают: «Время не остановишь, никто не хочет жить в домике в три окошечка, в XIX веке Суздаль тоже менялся».

Да, он менялся — но не сильно. Возможно, это объяснялось тем, что город оказался за пределами развития промышленности и железных дорог, — и это его спасло.

В больших городах старая деревянная застройка, как это ни печально, в целом обречена. Но в маленьких городах она должна сохраняться, потому что это наши корни, наши истоки.

Я часто вспоминаю, как на одной из конференций по линии ВООПиК, в 90-е годы, когда старые законы о сохранении культурного наследия уже не работали, а новых законов еще не было и в Суздале активно покупали старые дома, перестраивали их, и казалось, что городу приходит конец, я поставила этот вопрос. Мне ответил крупный московский чиновник:

— Да не переживайте вы так! Перестроят все, но Суздаль зафотофиксирован. Придет время, и, если будет надо, мы будем это ломать и воссоздавать то, что было.

Я открыла рот, не нашлась что ответить.

Мне иногда и суздальцы говорят:

— Ничего нельзя! Как жить?!

Человек хочет пристроить теплый туалет, а ему говорят: «Вы не имеете права менять габариты дома!»

Что это, если не маразм?! Почему человек не может сделать пристройку во дворе, с обратной стороны дома? В Суздале сложно жить. Слишком часто возникают ситуации, когда по простейшей житейской логике надо поступить так, а закон этого не велит.

— Что еще вас тревожит?

— Каждый день проезжаю мимо Торговых рядов, это значительный памятник гражданского зодчества с интереснейшей историей строительства. Недавно состоялись торги на их реставрацию. Вы были в Суздале, видели их. Верите ли вы, что суздальские Торговые ряды можно отреставрировать за год?

— Нет.

— Вот и мне не верится. Но сроки названы, реставрация началась, по деньгам это почти полмиллиарда. Какая-то московская компания выиграла тендер. Он был третьим, на первые два никто не заявился — люди трезво оценивали свои силы… Реставрация началась с фасадов, а там и фундаменты проблемные, и коммунальные системы требуют серьезных работ. Хотелось бы в своих нерадужных прогнозах ошибиться.

— Как стал возможен феномен Суздаля — прекрасно сохранившегося города-музея? Почему он не потерял свой исторический облик в 30-е годы, не стал жертвой хрущевской застройки?

— В Суздале есть микрорайон панельных малоэтажных домов, построенных в 1960–1970-х годах, когда Суздаль формировался как туристский центр и его население значительно выросло. Но эта улица — за чертой старого города, и они не мешают облику города.

В остальном же история Суздаля уникальна. С нашей точки зрения, в XIX веке ему повезло, но суздальские купцы наверняка считали иначе. В первой половине прошлого века шоссе на Нижний Новгород прошло в стороне от Суздаля. Суздаль позже миновала и железная дорога, провести которую в свой город суздальцы пытались не раз, но не получилось. Поэтому в XIX веке наиболее предприимчивые жители уезжают в другие места, а Суздаль становится городом в основном мещан-огородников. В конце XIX века в Суздале жило шесть с половиной тысяч человек.

Внимание к Суздалю в XIX веке привлекло обретение забытой могилы князя Д.М. Пожарского, похороненного в Спасо-Евфимиевом монастыре, и установление на собранные народом средства мавзолея. А еще то, что он был городом монастырей, куда приходили паломники. В Спасском монастыре была тюрьма, среди заключенных были представители русских сект, и их последователи приезжали в Суздаль. В конце XIX века о городе и его архитектуре стали писать историки, любители старины.

Памятников архитектуры в нем было очень много, а денег на их ремонт не хватало, поэтому и храмы были скромными, уже в начале ХХ века служба велась не во всех церквях, некоторые были приписаны к монастырям. Небогатые купцы и мещане служили церковными старостами. Они старались содержать церкви, которых было слишком много для Суздаля, поэтому церковные приходы были малочисленными, бедными. Благодаря фотографиям суздальского фотографа А.А. Соболева мы можем представить город Суздаль к XIX — началу ХХ века: куда ни посмотришь — купола церквей, шпили колоколен, деревянные и немногочисленные каменные купеческие дома. В начале ХХ века, как доносила городская управа в губернию, многие суздальцы также уезжали в другие места «за ненахождением в своем городе занятий». Несколько всколыхнуло сонную провинциальную жизнь Суздаля посещение царской семьи в 1913 году.

После революции город не избежал утрат, хотя агрессивного разрушения церквей в Суздале было очень мало. В 20–30-е и даже 50-е годы церкви разбирались с целью получить кирпич, из него в городе и в селах строились бани, школы и т.д. Полтора десятка памятников город потерял.

В 1922 году был образован музей. Суздалю несказанно повезло, что волею судеб в городе оказался Василий Иванович Романовский, выпускник историко-филологического факультета Московского университета, дворянин, ставший основателем и первым директором музея. Работу в музее он совмещал с педагогической деятельностью, что добавляло ему авторитета в городе. В 1930 году на помощь ему приехал Алексей Дмитриевич Варганов. В 1931-м он сменил Василия Ивановича на посту директора. Это был человек из рабоче-крестьянской среды, молодой, общительный, активный, ему было проще найти общий язык с местными властями.

Алексей Дмитриевич был Божьей милостью исследователем и реставратором суздальской архитектуры. Он оставил по себе очень яркий след в городе.

Во время Великой Отечественной войны Суздаль был тыловым городом. А в 1958 году был образован Владимиро-Суздальский музей-заповедник, объединивший музеи Владимира и Суздаля. С 1960 года его возглавляла легендарная Алиса Ивановна Аксенова, ее вклад в музейное строительство Суздаля трудно переоценить. В то время было совершенно правильно выбрано главное стратегическое направление развития города — им стал историко-культурный туризм и все, что с ним связано. В те годы реставраторы, архитекторы и музейщики, по существу, спасли город от разрушения его исторического облика и смысла. Но в основе всего стояло очень своевременное конкретное и цельное постановление правительства 1967 года «О превращении Суздаля в центр международного туризма». О том времени, которое вполне можно назвать суздальским ренессансом, можно много рассказывать.

Не зря живший в XVIII веке ключарь суздальского Богородице-Рождественского собора, первый историк Анания Федоров называл Суздаль «богоспасаемым городом». Мы это ощущаем до сих пор.

В нем было много святых, блаженных. Возможно, они окормляют наш город и сейчас.

Материал опубликован в №9 печатной версии газеты «Культура» от 28 сентября 2023 года.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

Открыт прием заявок на международный фестиваль «КиноКот.Winter»

Фестиваль «КиноКот.Winter» пройдет в онлайн-режиме с 6 по 12 января 2025 года. «КиноКот» – фестиваль короткометражного кино, который с 2023 года ежегодно проходит в Воронеже...

Артековцы международной смены знакомятся с детским центром и друг с другом

В первые дни смены артековцы знакомятся с историей, традициями, территорией детского центра, а также со своими вожатыми и отрядом. Педагоги «Артека» являются для детей...

Артековцы из разных стран знакомятся с русским языком и культурой

В 8 смену артековцы из разных стран принимают участие в программе «Мост дружбы: Россия и мир». Программа реализуется Фондом «Моя история» при поддержке Минпросвещения...

Юные соотечественники посетили Технопарк Физтех-лицея имени П.Л. Капицы по программе «Здравствуй, Россия!»

15 июля участники программы «Здравствуй, Россия!» приехали в Технопарк Физтех-лицея имени П.Л. Капицы, где их тепло встретили организаторы. После регистрации и расселения ребята отправились...

Школа русской музыки в Беларуси

16 июля в Русском доме в Минске стартовала Школа русской музыки. Уникальная программа обучающего интенсива — совместный проект Россотрудничества и Музыкальной академии Ларисы Долиной...

Россотрудничество расширяет географию «Русских домов»

17 июля в Россотрудничестве состоялось подписание соглашений с общественными организациями, которые будут представлять партнерские «Русские дома» в Алжире (продление договора), Мали (продление договора), Ираке,...

Во Франции состоялось первое выездное мероприятие «Здравствуй, Россия!» в рамках Молодежного исторического клуба

Русским домом в Париже организована экскурсия по русскому сектору муниципального кладбища в Сент-Женевьев-де-Буа для 25 членов Молодежного исторического клуба, к которой присоединились делегаты...

Презентация Ассоциации российских ученых в Китае состоится в Доме русского зарубежья 18 июля в...

Решение о создании АРУК было принято на XVII Конференции российских соотечественников в Китае, прошедшей в 2023 году в Гуанчжоу. В апреле этого года в...

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам...

Нью-Йорк, 17 июля 2024 года Моё присутствие в Нью-Йорке объясняется тем, что в рамках нашего председательства вчера и сегодня состоялись два центральных события...

В филиале МГУ в Душанбе вручили дипломы выпускникам 

16 июля 2024 года в филиале МГУ имени М.В.Ломоносова в Душанбе состоялась торжественная церемония вручения дипломов о высшем образовании бакалаврам. В мероприятии приняли участие...