Президент России В.Путин – итоги пленарного заседания восьмого Восточного экономического форума

Президент России Владимир Путин принял участие в пленарном заседании восьмого Восточного экономического форума.

В пленарной сессии также участвовала Вице-президент Лаосской Народно-Демократической Республики Пани Ятхоту. Модератор дискуссии – управляющий директор телеканала РБК Илья Доронов.

И.Доронов: Всем здравствуйте! Добрый день, добрый вечер, доброе утро!

Очень приятно видеть в этом году больше людей, чем в прошлом году. Мне кажется, в прошлом году рассадка такая была – более широкая, сейчас все вместе.

Добро пожаловать на восьмой Восточный экономический форум. Планировал я начать с одного, но новости, которые прямо сейчас приходят, заставляют начать совершенно с другого. Наверное, вы сейчас прочитали, что самолёт, который летел из Сочи в Омск, сел в поле в Новосибирской области. На борту было 159 человек, и никто не пострадал. Только у одного человека поднялось, как я прочитал, артериальное давление. Поэтому давайте мы поаплодируем лётчикам.

(Аплодисменты.)

Там есть другая проблема, связанная с самолётами, – но о ней, может быть, мы потом поговорим.

Итак, этот форум и эта пленарная сессия – они не очень обычные. Почему? Потому что ровно 10 лет назад было объявлено о том, что Дальний Восток и Арктика – для нас приоритет. Юрий Петрович Трутнев стал полпредом в ДФО как раз 10 лет назад, Владимир Владимирович в декабре в обращении к Федеральному Собранию сказал, что Дальний Восток – это приоритет.

Поэтому я сейчас предоставляю слово Президенту Российской Федерации и попрошу рассказать, как раньше говорили, о том, что за эти две пятилетки было сделано.

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, уважаемая госпожа Пани Ятхоту!

Я хочу поприветствовать нашу гостью, попрошу зал то же самое сделать.

Наш ведущий сейчас поприветствовал зал, сказал «добрый день, доброе утро, добрый вечер»: здесь, когда приезжаешь на Дальний Восток, действительно всё путается в голове, непонятно, то ли сейчас день, то ли утро, то ли вечер. Но в одном мы не запутаемся: Дальний Восток для России является стратегическим приоритетом на весь XXI век, с этого мы сходить не будем.

Я хочу поприветствовать участников и гостей восьмого Восточного экономического форума, который по традиции собрал руководителей компаний, экспертов и представителей власти из нашей страны и из десятков других государств мира, чтобы вместе обсудить перспективные, стратегические направления развития Дальнего Востока России, Арктики и всего Азиатско-Тихоокеанского региона. В ходе сегодняшнего выступления, конечно, поскольку это часть общего народнохозяйственного комплекса, мне так или иначе придётся обращаться и к другим регионам страны. Мы собираемся для того, чтобы оценить основные тенденции, которые определяют динамику международных деловых связей.

Мы с вами хорошо знаем, видим, как за последние годы изменилась и продолжает меняться глобальная экономика, в том числе из-за того, что некоторые страны, прежде всего западные, конечно, своими же руками разрушают систему финансовых, торговых, хозяйственных отношений, которую сами же и создавали во многом, выстраивали.

Очень важно, что на этом фоне в мире расширяется пространство подлинного делового сотрудничества государств, которые не подчиняются какому бы то ни было внешнему давлению, а следуют собственным национальным интересам, и таких государств становится всё больше и больше, причём в разных регионах мира.

Они ставят во главу угла своей деятельности, своей политики не какие-то конъюнктурные текущие политические моменты, а продвижение своих собственных проектов в области транспорта, энергетики, промышленности, финансов, в гуманитарной сфере, проектов, которые могут – и несут прямую долгосрочную выгоду народам этих стран.

По сути, рождается новая модель взаимоотношений, интеграции, но уже не по западным лекалам, для избранных, для избранного «золотого миллиарда», а для всего человечества, для всего функционирующего и развивающегося многополярного мира. Именно в этой модели созидательная энергия, открытость, нацеленность на конкретный результат становится мощным конкурентным преимуществом Азиатско-Тихоокеанского региона, ключевым фактором, который определяет и, уверен, ещё долго будет определять его глобальное лидерство по темпам экономического роста.

Отмечу, что в прошлом году товарооборот России со странами АТР увеличился на 13,7 процента, а за первую половину текущего года прибавил ещё 18,3 процента: за весь прошлый год – плюс 13,7, а за первое полугодие – уже 18,3.

Рассчитываю, что наша торговля с государствами АТР да и в целом экономические отношения продолжат своё развитие, ведь Россия, наш Дальний Восток, открыта для укрепления торговых, кооперационных связей, и потенциал такого сотрудничества просто невозможно переоценить.

Дальневосточный федеральный округ – это 40 процентов территории Российской Федерации. Здесь находится почти половина наших лесов и запасов золота, больше 70 процентов рыбы, алмазов, свыше 30 процентов титана, меди и так далее. Работают важнейшие, стратегические предприятия, морские порты и железные дороги. Словом, роль Дальнего Востока для нашей страны, для её будущего, для позиций России в многополярном мире исключительно велика. Мы это хорошо понимаем. И потому хочу повторить то, о чём говорил в Послании Федеральному Собранию десять лет назад, в декабре 2013 года, и о чём сказал в самом начале: опережающее развитие Дальнего Востока – это наш абсолютный приоритет на весь XXI век, общая ответственность и работа Правительства, регионов, крупнейших отечественных компаний как с государственным участием, так и абсолютно частных.

Для организации такой работы за прошедшие годы сформирован серьёзный нормативно-правовой каркас, заложены основательные современные подходы к экономическому и социальному развитию Дальнего Востока, а также Арктики – ещё одного из наших стратегических приоритетов.

Какие результаты? Модератор спросил, каких результатов вместе нам удалось достичь в этом регионе, добиться за последние десять лет. Прежде всего это касается, безусловно, экономики. Для развития промышленных комплексов и высокотехнологичных производств, для создания новых рабочих мест мы предложили на Дальнем Востоке особые налоговые, административные и таможенные преференции, взяли на себя строительство инфраструктуры, подведение сетей к индустриальным площадкам. Такая поддержка бизнеса ведётся на территориях опережающего развития и свободного порта Владивосток, хотя к этому порту как таковому прибавлены уже и другие территории.

С прошлого года особый преференциальный режим запущен на Курильских островах, причём с ещё более льготными условиями, чем в территориях опережающего развития: там и срок действия льгот выше, и само снижение налогов больше и так далее. Я сейчас не буду вдаваться в детали, чтобы время не терять.

Благодаря государственной поддержке дальневосточных проектов подписаны инвестиционные соглашения более чем на 7,7 триллиона рублей, из них 3,4 триллиона уже вложены. Создано 125 тысяч рабочих мест, начали работу около 700 новых предприятий. В том числе реализуются такие знаковые проекты, как газоперерабатывающий завод – один из крупнейших в мире, и газохимический комплекс в Амурской области, Находкинский завод минеральных удобрений и верфь крупнотоннажного судостроения «Звезда» – здесь, совсем рядом. Осваиваются месторождения меди и других полезных ископаемых: Удоканское, Баимское, Малмыжское.

Важные проекты запущены и в агропромышленном секторе. Это тепличные хозяйства в Сахалинской области и Приморском крае, переработка рыбы на Камчатке и в Магадане, производство свинины в Приамурье, увеличение производства сои в Амурской области. Всё это тоже перспективные направления как для поставок на наш внутренний рынок, так и на экспорт.

В целом динамика инвестиций на Дальнем Востоке, хочу это особо отметить и подчеркнуть, в три раза опережает общероссийский показатель. Если с 2014 года по 2022-й рост инвестиций в основной капитал по всей стране составил 13 процентов, то на Дальнем Востоке – 39 процентов.

Это отражается и на объёмах производства. Темпы промышленного роста на Дальнем Востоке также превышают среднероссийские.

По итогам последних пяти лет бо́льшая часть наших восточных регионов: Магаданская и Амурская области, Забайкалье, Еврейская автономная область, Приамурье, Чукотка и Камчатка – входят в двадцатку лучших субъектов Федерации по темпам роста валового регионального продукта, а Магаданская область и вовсе возглавляет этот рейтинг.

Приведу несколько цифр, которые говорят сами за себя. За 10 лет грузооборот дальневосточных морских портов увеличился в 1,6 раза, ввод жилья – в 1,3 раза, электропотребление – в 1,2 раза, годовая добыча золота на востоке страны выросла в 1,6 раза, угля – в 2,8 раза. Уважаемые коллеги, вы понимаете, о чем идет речь, – не о процентах повышения роста, все растет в разы.

Здесь отмечу, что процент изученности недр на Дальнем Востоке в среднем по регионам сейчас составляет 35 процентов. Вы понимаете, всего 35 процентов изученных недр. Что это означает? Это говорит о том, что есть все возможности еще для кратного роста добывающих отраслей, в том числе по дефицитным стратегическим видам сырья, востребованным в экономике будущего.

Все это не только гарантия ресурсного суверенитета страны, но и основа для производства новых материалов, микроэлектроники и перспективных источников энергии, для продвижения отечественных экологических, природосберегающих технологий и научных разработок, для создания качественных рабочих мест, реализации на новом уровне естественных конкурентных преимуществ Дальнего Востока, да и всей России.

Чтобы увеличить объем геологоразведки, у нас запущена фронтальная стратегия, она называется так красиво: «Геология. Возрождение легенды». Я прошу Правительство предусмотреть в ней отдельный раздел, посвященный изучению недр дальневосточного региона, и приступить к подготовке такого же раздела для Сибири.

Перспективы Дальнего Востока, а также Арктики, конечно, связаны не только с освоением месторождений природных ресурсов, которые, безусловно, востребованы, но и в отечественной промышленности, и за рубежом.

Повторю: мощная сырьевая база экономического развития, которую мы закладываем, позволяет нам идти вперед, увеличивать глубину переработки ресурсов, как говорят специалисты, наращивать добавленную стоимость на отечественных предприятиях, в том числе и прежде всего, конечно, на Дальнем Востоке. Это главное.

Для этого необходимо постоянно улучшать условия для ведения бизнеса в макрорегионе, удерживать их на глобально конкурентоспособном уровне, обеспечивать длинное и дешевое финансирование инвестиционных проектов, доступное как для малого и среднего бизнеса, так и для крупных производственных компаний во всех сферах и отраслях, территориях и районах.

Как вы знаете, мы запустили на федеральном уровне кластерную инвестиционную платформу. Этот механизм предназначен для финансирования масштабных, системно значимых проектов прежде всего по выпуску материалов, комплектующих и готовых изделий в обрабатывающей промышленности.

В текущем году в рамках этой инвестиционной платформы должны быть профинансированы проекты выпуска приоритетной продукции на сумму не менее двух триллионов рублей. Я прошу Правительство дополнительно нацелить этот инструмент именно на задачи развития дальневосточной экономики, на то, чтобы здесь появлялись более сложные производства с современными, хорошо оплачиваемыми рабочими местами. Необходимо двигать проекты, которые требуют крупных, многомиллиардных вложений, а они в свою очередь становятся точками притяжения для смежных секторов, для строительной индустрии, сервисных компаний и производителей оборудования, для малого бизнеса.

Что бы еще хотел подчеркнуть: нефте- и газохимия, металлургия, машиностроение, другие сектора обрабатывающей промышленности – все это энергоемкие производства. Однако, и об этом тоже нужно сказать, сегодня большинство дальневосточных регионов, которые, как уже сказал, строят жилье, открывают новые производства и индустриальные площадки, все еще сталкиваются с нехваткой энергетических мощностей. И это, конечно, проблема.

Масштабы проектов, которые мы реализуем на Дальнем Востоке, требуют такого же масштабного обновления дальневосточной энергосистемы. При этом здесь есть по-настоящему уникальные условия для развития экологически чистой гидро-, атомной и возобновляемой энергетики.

Прошу Правительство вместе с нашими крупными энергокомпаниями, деловыми кругами подготовить программу развития энергетических мощностей на Дальнем Востоке. Она должна быть рассчитана на длительный срок – до 2050 года, чтобы максимально расширить экономические возможности наших дальневосточных территорий. Также прошу Правительство разработать механизмы проектного финансирования этой стратегической программы.

В наших планах – связать между собой газопроводы «Сила Сибири» и «Сахалин–Хабаровск–Владивосток», а затем включить их в единую систему газоснабжения страны. То есть решить, по сути, не побоюсь этого слова, историческую для нашей страны, глобальную задачу – интегрировать в одно целое газотранспортные сети запада и востока Российской Федерации.

Наряду со строительством газопровода «Сила Сибири-2» это позволит нам не только гибко работать на мировых энергетических рынках, что сегодня востребовано, как мы знаем, но прежде всего существенно расширить программу газификации Бурятии, Забайкальского края, других дальневосточных регионов, дать промышленности здесь, на Дальнем Востоке, дополнительные ресурсы, обеспечить города и поселки экологически чистым топливом. При этом для газификации Камчатки будут использованы возможности терминала сжиженного природного газа, который одной из наших компаний уже создан.

Это направление у нас активно развивается, в том числе в Арктике. После успешного старта проекта «Ямал СПГ» запущен новый масштабный проект по строительству сжиженного природного газа в Заполярье, имею в виду первую технологическую линию проекта «Арктик СПГ-2». Она уже находится в районе добычи, ведутся пусконаладочное работы – да, так и происходит? Отлично.

Отмечу, что сама эта линия, по сути, представляет собой плавучий завод по сжижению природного газа. Он не имеет аналогов в мире – можно об этом смело сказать – и опирается именно на российские технологии и мощности. Производится мурманским Центром строительства крупнотоннажных морских сооружений.

К 2030 году производство СПГ в Арктической зоне России должно вырасти втрое – до 64 миллионов тонн в год. В этой связи принято принципиальное решение о выпуске на базе мурманского центра новых линий СПГ для работы на арктических месторождениях. Конечно, это внесет огромный вклад в развитие наших северных регионов, в укрепление технологического суверенитета России.

Мощный центр производства СПГ планируется создать и в самой Мурманской области. Вынужден об этом тоже сказать, хотя это вроде напрямую не относится к Дальнему Востоку, но для его снабжения будет построен газопровод Волхов–Мурманск–Белокаменка.

Я очень надеюсь, что наши компании, сейчас не буду вдаваться в детали, договорятся между собой при посредничестве Правительства, кто и как будет строить этот важный инфраструктурный объект. Он очень важен и для города Мурманска, и поселков Мурманской области и Карелии.

Для поддержки деловых инициатив и в целом для экономики Арктики и Дальнего Востока, их жителей важны транспортные проекты. Нужно расширять действующие логистические маршруты и открывать новые коридоры перевозки грузов.

Особое место в этом ряду, конечно, занимает развитие Северного морского пути. В прошлом году по нему прошли 34 миллиона тонн грузов, и в ближайшие годы грузопоток этого глобального транспортного коридора будет только расти, что требует опережающего строительства современного ледокольного флота, модернизации арктических портов и их инфраструктуры.

К 2030 году мы предполагаем удвоить общую мощность морских портов Арктического бассейна. Если в прошлом году она составила 123 миллиона тонн, то к концу десятилетия должна выйти на уровень 252 миллионов тонн, в том числе за счёт строительства новых терминалов, расширения железнодорожных подходов. Уже к 2027 году планируется существенно увеличить мощности мурманского порта с нынешних 56 миллионов до 110 миллионов тонн в год.

Мы продолжим модернизацию БАМа и Транссиба. Темпы здесь нужно, безусловно, наращивать, в том числе с помощью механизмов концессии, привлечения частного капитала для строительства мостов, тоннелей и путепроводов. Сейчас только мы этот вопрос обсуждали с коллегами – модераторами соответствующих сессий.

В этой связи отмечу, что по инициативе частных инвесторов прокладывается Тихоокеанская железная дорога, возводится новый порт на побережье Охотского моря. Это позволит задействовать ресурсы Якутии и севера Хабаровского края, обеспечить прямой выход на рынки АТР.

Наши крупные компании строят сейчас новый морской порт на Таймыре, модернизируют железнодорожную магистраль Пангоды–Надым на Ямале. Таких примеров много, когда бизнес вкладывается, что называется, вдолгую в логистические, транспортные, энергетические проекты, в строительство железных дорог и автомобильных трасс, морских терминалов и аэропортов.

Я прошу Правительство, коллег в регионах активно опираться на этот ресурс, чтобы и государственные, и частные вложения давали синергетический эффект для обновления инфраструктуры, социальной сферы, пространственного развития регионов да и страны в целом.

Уже обращался к наших предпринимателям, многие из которых столкнулись с определённым прессингом со стороны отдельных партнёров, и хочу ещё раз сегодня повторить: надёжнее и лучше, безусловно, вкладывать капиталы в Россию – как в масштабные, амбициозные инфраструктурные проекты, так и в локальные, но не менее важные проекты городского развития и туризма. Мы видим, что происходит с капиталами, как и куда они двигаются. Не наступайте дважды на одни и те же грабли.

Совсем недавно мы открыли участок скоростной автомобильной дороги от Москвы до Арзамаса. К концу текущего года трасса дойдет до Казани, а затем до Екатеринбурга и Тюмени. Хочу сегодня сказать, что мы, безусловно, продолжим этот масштабный проект: скоростные автомобильные магистрали пройдут через Сибирь, Дальний Восток до Тихого океана. Будет сформирован единый транспортный коридор «Россия» от Санкт-Петербурга до Владивостока. Он послужит основой для развития туризма, для связи логистических, аграрных и производственных центров, даст импульс предпринимательству, обновлению городов и посёлков.

Отдельная тема – развитие авиационного сообщения Дальнего Востока с европейской частью России, а также повышение прямой связанности дальневосточных регионов между собой, чтобы людям не приходилось летать к соседям через Москву или сибирские аэропорты.

С этой целью, как вы знаете, мы создали единую Дальневосточную авиакомпанию. Её наиболее важные маршруты субсидируются государством, таким образом, цена билетов становится доступнее для граждан, появляются дополнительные возможности осваивать новые направления перелётов, в том числе и местные.

Предлагаю поддержать эту, безусловно, важную работу, перевести её на системную основу. Прошу Правительство до 1 марта будущего года подготовить комплексный план мероприятий по развитию воздушных перевозок внутри дальневосточного региона. Он должен охватывать строительство новых и модернизацию действующих аэропортов, улучшение стандартов для работы малой авиации, поставку отечественных самолётов и вертолётов и, конечно, повышение доступности авиаперелётов прежде всего за счёт уменьшения расходов авиакомпаний на лизинг воздушных судов.

Точные параметры и целевые ориентиры здесь ещё предстоит определить, но, думаю, будет верным поставить такую планку, чтобы к 2030 году пассажиропоток на внутренних рейсах Дальнего Востока вырос не менее чем до четырёх миллионов человек в год.

Уважаемые коллеги!

Важнейшая, интегральная цель наших планов, которые мы реализуем в экономике, в транспортной сфере и инфраструктуре Дальнего Востока, состоит в том, чтобы повысить качество жизни граждан, создать комфортные и современные условия для учёбы и работы, для отдыха и воспитания детей, добиться устойчивого прироста населения в дальневосточных регионах России.

Для этого запущен целый ряд механизмов, включая программу «Дальневосточный гектар». Больше 119 тысяч человек получили земельные участки для ведения бизнеса, открытия производств и туристических объектов, для строительства собственного дома.

Здесь напомню о поставленной задаче: уже этой осенью нужно подготовить нормативную базу для поддержки индивидуального жилищного строительства по всей стране, речь идёт о применении счетов эскроу – как при возведении многоквартирных домов. Это позволит дополнительно защитить средства граждан, а также создать возможности для привлечения ипотечного кредита на постройку собственного дома.

Я обращаю внимание коллег из Правительства: механизмы должны быть разработаны до конца текущего года, причём, повторю, по всей стране, включая и дальневосточные регионы.

Отмечу, что на Дальнем Востоке предложены специальные условия по ипотеке: сумма – до шести миллионов рублей, срок – до 20 лет, ставка – два процента. С помощью этого инструмента более 78 тысяч семей уже приобрели или построили новое жильё.

Предлагаю скорректировать параметры дальневосточной ипотеки, повысить её привлекательность, мы вчера с коллегами тоже об этом говорили, а именно: поднять верхнюю планку кредита до девяти миллионов рублей для тех, кто желает приобрести своё жильё площадью свыше 60 квадратных метров. Таким образом, у семей будет больше возможностей для выбора квартиры на первичном рынке или для строительства собственного дома.

Добавлю, что изначально дальневосточная ипотека была рассчитана только на молодые семьи, но с прошлого года такой кредит могут получить все учителя и врачи, работающие на Дальнем Востоке.

Предлагаю сделать следующий шаг и вновь увеличить охват этой программы, сделать ипотеку под два процента доступной и для сотрудников дальневосточных предприятий оборонно-промышленного комплекса. Подчеркну: именно для всех работников ОПК для Дальнем Востоке независимо от их возраста и семейного положения, так же как это мы сделали для врачей и учителей.

Далее. Мы предложили особые механизмы для развития жилищного строительства, включая так называемый «Дальневосточный квартал», когда компании, ведущие комплексную застройку, получают льготы резидентов территорий опережающего развития. В результате уже на этапе проектирования вместе с жильём закладывается комфортная городская среда и социальная инфраструктура: детские сады, поликлиники, спортивные комплексы и так далее.

В том числе с помощью механизмов «Дальневосточного квартала» строится город-спутник Владивостока. Здесь в современных условиях будут жить около 80 тысяч человек.

Добавлю, что для комплексного развития социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке введена так называемая президентская субсидия. В рамках этой программы уже построены, отремонтированы и оснащены оборудованием более 1,5 тысячи объектов во всех дальневосточных регионах. Что это такое? Это школы, больницы, спортивные залы, физкультурно-оздоровительные комплексы, дома культуры и так далее.

Назову несколько объектов, которые были сданы в последнее время. Это кардио-сосудистый центр в Якутске, центр ядерной медицины в Улан-Удэ, центр игровых видов спорта и единоборств в Комсомольске-на-Амуре. Построено жильё для работников социальной сферы на Чукотке. Открылся парк «Маяк» на берегу Охотского моря в Магадане.

Отдельное, большое направление работы, которое мы запустили, касается обновления 25 агломераций и городов Дальнего Востока. Сейчас не буду их перечислять, вчера мы публично обсуждали этот вопрос. Города должны получить новый облик на основе качественной проработки мастер-планов с учётом тех проблем и преимуществ, которые у каждого города свои. Мастер-планы в целом подготовлены, мы вчера говорили об этом. Нужно доработать их, определить источники финансирования и как можно быстрее двигаться вперёд.

В реновации городов нужно активно задействовать механизм дальневосточной концессии. Кроме того, предлагаю в ближайшие три года направить на приоритетные мастер-планы дополнительные ресурсы, вчера ещё поручил Правительству доработать все эти механизмы. В дальнейшем посмотрим на возможности увеличения этого финансирования на период до 2030 года.

И конечно, нужно уделить особое внимание муниципальным образованиям, в том числе небольшим. Так, в рамках программы «1000 дворов» в прошлом году обустроено 1245 общественных пространств, по итогам текущего года к ним добавится ещё 562. Безусловно, нужно продолжить эту работу.

Что здесь хотел бы подчеркнуть? В своё время мы приняли решение, по которому во всех наших ключевых программах развития есть специальный дальневосточный раздел. За счёт этого набран хороший темп государственных капиталовложений именно в проекты Дальнего Востока. Этот уровень, такую динамику, такие дальневосточные приоритеты госинвестиций обязательно нужно сохранить.

И ещё. Дальний Восток должен быть не только территорией опережающего развития экономики, социальной сферы и городской среды. За этими планами и проектами нельзя упускать из виду заботу об уникальных экосистемах, о сохранении сотен редких видов растений и животных. Кстати, в рамках нынешнего форума впервые прошёл международный форум «День сокола», посвящённый сохранению и увеличению популяции хищных и редких видов птиц.

Я хочу поблагодарить наших друзей, коллег с Ближнего Востока, они уделяют этой теме такое повышенное внимание. И мы, конечно, будем, уважаемые коллеги, с вами работать и по этой чисто гуманитарной, но очень интересной теме.

На Дальнем Востоке более 60 особо охраняемых природных территорий федерального значения. Многие из них – объекты всемирного природного наследия: это озеро Байкал, Ленские столбы, заповедник «Остров Врангеля», вулканы Камчатки и так далее. Всё это наше неотъемлемое национальное богатство, но в то же время это достояние всей планеты, и мы обязаны его сберечь и одновременно предоставить возможности для научных исследований, для образования и отдыха детей, молодёжи, чтобы российские туристы и наши гости из-за рубежа могли познакомиться с прекрасной природой Дальнего Востока.

Уже говорил, что российский Дальний Восток должен стать площадкой для отраслей «новой экономики», включая развитие туризма в национальных парках Приморья, Хабаровского края, Якутии, Бурятии, Камчатки, Курил и других регионов.

С 1 сентября вступил в силу закон, который создаёт цивилизованные условия, нормативные рамки для экотуризма, формирует базу для раскрытия научного и туристического потенциала охраняемых территорий. Важно, чтобы они были обеспечены инфраструктурой.

В этой связи предлагаю в следующем году выделить дополнительные ресурсы на национальные парки Дальнего Востока. Подчеркну: не за счёт перераспределения средств с других природных объектов, а именно добавить плюсом, что называется, «сверху» к предусмотренному финансированию.

И ещё несколько слов о формировании новых отраслей Дальнего Востока. В конце мая прошла выставка «Развитие креативной экономики в России». Тогда состоялась предметная дискуссия, прозвучали интересные предложения от молодых предпринимателей, в том числе из дальневосточных регионов.

Так, в Якутии благодаря усилиям региональных властей, инициативе самих бизнесменов сложилась одна из лучших практик по развитию творческих индустрий, например, программирование, архитектура, промышленный дизайн и так далее. Этот опыт ляжет в основу подготовки регионального стандарта развития творческих индустрий, который затем будет распространён на все субъекты Федерации. Здесь важнейшая задача – сделать наши российские марки, бренды более узнаваемыми.

Сейчас только с коллегами встречался, с модераторами, я уже упоминал эту встречу, они мне сообщили приятную новость, что этот процесс идёт достаточно быстрыми темпами и даёт хорошие результаты.

Необходимо поддержать спрос на отечественную продукцию и услуги, например, с помощью выставок, ярмарок и так далее. Безусловно, будем продолжать этот процесс.

Первая такая ярмарка креативных индустрий прошла в августе в Новосибирске. В ней приняли участие 70 российских производителей. За три дня её посетили 17 тысяч человек.

Вторую ярмарку буквально на днях принял Владивосток, мероприятие вошло в культурную программу нашего форума. Думаю, что эти начинания подхватят и остальные регионы нашей страны.

Что касается конкретно Дальнего Востока, то здесь принято ещё одно решение, которое касается освоения новых индустрий в экономике, в культуре, в спорте. Мы договорились, что в Дальневосточном федеральном округе будет организован ежегодный турнир по киберспорту.

Это направление уже завоевало большую популярность во всём мире, причём наши киберспортсмены находятся на лидирующих позициях. Проведение соревнований высокого уровня в России, уверен, послужит продвижению компьютерного спорта и в нашей стране, и за рубежом.

Первый турнир пройдёт уже в конце года. Я прошу отечественные IT-компании и компании с госучастием обратить внимание на этот вид спорта и поддержать его.

Уважаемые коллеги!

За прошедшие 10 лет для Дальнего Востока и Арктики сделано немало. Задан мощный вектор развития экономики, социальной сферы, инфраструктуры, созданы уникальные для нашей страны условия для ведения бизнеса. Я не побоюсь этого слова: именно уникальные условия. Развёрнуты крупные знаковые проекты в добыче природных ресурсов и обрабатывающей промышленности, в жилищном строительстве и обновлении транспортной сети. Свёрстаны и реализуются планы по улучшению облика городов и посёлков.

Огромная, ключевая заслуга в достижении этих результатов принадлежит жителям Дальнего Востока и тем, чьи семьи жили здесь многие-многие поколения, и тем, кто недавно приехал сюда из других регионов России работать, учиться или вести своё дело.

Всем, кто верит в будущее Дальнего Востока, в его огромные возможности и потенциал, вносит свой вклад в его развитие, хочу сказать особые слова благодарности.

И повторю: Дальний Восток – наш стратегический приоритет на весь XXI век. Я заканчиваю своё выступление тем, с чего начал. Его роль, так же как и роль, значение всей нашей страны в мире, уверен, будет только возрастать.

Благодарю вас за внимание.

И.Доронов: Госпожа Вице-президент, я чуть позже, если можно, предоставлю Вам слово.

А сейчас я хотел бы задать несколько вопросов сразу же Президенту России по поводу выступления, которое было сейчас.

Владимир Владимирович, очень здорово, что Вы произнесли слова насчёт приоритета Дальнего Востока, потому что многим могло показаться, что приоритет у нас сейчас находится совершенно в другой части света, на Западе, и все усилия мы вкладываем туда.

В.Путин: У нас много приоритетов, но Дальний Восток – один из главных.

И.Доронов: Это третий раз, так что мы запомним, что это действительно так.

Вы сказали про трассу М-12, не могу от себя не сказать Вам спасибо и Марату Шакирзяновичу [Хуснуллину], который здесь сидит. Я из Владимира, 180 километров между Москвой и Владимиром, например, в какие-нибудь майские праздники – шесть или семь часов на машине. Это было просто невозможно. Сейчас попробуем по новой трассе проехать и посмотрим, как это будет на самом деле.

И сразу же несколько вопросов.

В выступлении сейчас прозвучали слова, я даже для себя записал: «Историческая глобальная задача», – то, что касается Дальнего Востока. Вообще мне приходит в голову аналогия, что те планы, которые были озвучены, их, наверное, можно сравнить с тем, что делал Столыпин по поводу освоения Сибири, или с планом индустриализации, который был в СССР.

Но у меня вопрос: если бы не случились санкции сначала 2014-го, потом 2022 года, если бы границы не закрылись, если бы на Западе не невозможно было размещать наш капитал, как по-Вашему, эти глобальные планы внутри страны смогли бы произойти, их можно было бы осуществить?

Приведу статистику в подтверждение своих слов, своего вопроса, статистику по специальному административному району на острове Русский: за год – плюс 43 резидента, сейчас всего 60 резидентов, то есть взрывной рост именно после введения санкций.

В.Путин: Во-первых, мы начали эту работу десять лет тому назад. Вы сами меня об этом спросили, и я сказал об этом: мы начали работу задолго до всех событий, которые происходят в последние годы начиная с 2014-го, и начали её потому, что видели тенденции развития мировой экономики. Мы видели рост новых центров влияния, новых центров экономического развития. Мне не нужно, наверное, называть эти страны, они же очевидны для всех. Мы понимали, что, как и куда разворачивается, и мы видим это сегодня, эти тенденции сохраняются, даже, более того, набирают обороты.

Но то, что произошло после 2014 года, после того как на Украине западные страны поддержали государственный переворот и начали войну на Донбассе, конечно, многие процессы стали ускоряться. Здесь мы можем только пожалеть о том, что своевременно не реализовали те планы, которые были у нас по развитию инфраструктуры, в том числе железнодорожной сети на Дальний Восток.

Потому что, честно говоря, Правительство немножко просчиталось, полагали, что не будет такого объёма грузоперевозок, но он оказался даже в последние годы больше, чем можно было себе представить. Но ничего, мы справляемся, планы есть, они свёрстаны ранее, поэтому нам легче будет их реализовывать даже в короткие сроки.

Сейчас мы только с модераторами, с нашими коллегами, обсуждали планы развития Восточного полигона. Средства есть, желание у инвесторов есть, потому что есть рынок, они готовы свои собственные деньги вкладывать, потому что видят отдачу от такого огромного потока, от такого большого грузооборота. Отдача на вложения обеспечена с хорошей нормой рентабельности. Поэтому начали давно, а за последние годы то, что происходит в мировой экономике, конечно, простимулировало нашу работу на этом дальневосточном направлении.

И.Доронов: Тем не менее фраза, которая звучит как «не наступайте на одни и те же грабли» два раза, прозвучала. Не до всех дошло ещё, что ли?

В.Путин: Вы знаете, если Вас интересует, наверное, многих интересует и из бизнес-сообщества, есть такая тенденция: раньше многие наши предприниматели создавали какие-то площадки для себя, потом столкнулись с проблемами – изъятие законно заработанных средств. Это, знаете, не мои средства, а средства наших компаний, наших предпринимателей, но это просто переходит всякие границы. Люди, которые это делают и сделали, они не понимают даже негативных последствий для себя, по-моему, до сих пор этого не оценивают.

Ограничения, допустим, расчётов в долларах. К чему это ведёт? К тому, что все страны задумались о создании своих собственных инструментов, о создании новых систем расчётов, задумались о том, стоит ли в тех же Штатах или где-то в Европе хранить свои сбережения, накопления, стоит ли вкладывать в ценные бумаги этих стран свои сбережения.

Я Вам гарантирую, я знаю, что это происходит. Конечно, каждый задумается. То, что наши золотовалютные резервы заморозили, – да мы уже в два раза больше заработали. Дело же не в этих 300 миллиардах, а дело в подрыве доверия к тем, кто это делает: разрушают доверие к себе. То же самое происходит в торговле, в ограничениях, связанных с торговлей.

Поэтому, бог их знает, сами виноваты в том, что такие негативные последствия неизбежно наступят для них, они уже наступают. Мы же к этому не стремились, но всё равно это объективный процесс, связанный с ростом новых быстроразвивающихся экономических центров.

И.Доронов: А те, кто приходит сюда, кто возвращается в Россию…

В.Путин: Сейчас скажу про грабли.

Тем не менее мы видим: на сегодняшний день уже практически восстановились логистические цепочки, поставки товаров, всё нормализовалось. Мы видим, это связано и с курсом национальной валюты в том числе, сдержанный возврат – я так, мягко скажу – валютной выручки, желание где-то что-то опять – за границей разместиться… Мы же это видим, мы всё понимаем. Нам нужно как-то с бизнесом договориться, они должны понимать и исходить из того, что здесь надёжнее работать. Поэтому не надо наступать на одни и те же грабли. Я уверен, что меня понимают те, к кому я обращаюсь.

И.Доронов: Как раз мой следующий вопрос и касается взаимоотношений государства и бизнеса – те, кто сюда возвращается, те, кто приходит на остров Русский и так далее.

У меня перед ПМЭФ было интервью с Андреем Рэмовичем Белоусовым, я его спрашивал, как государство и бизнес между собой должны функционировать. Он говорит: как партнёры, но государство старший партнёр, а бизнес – младший партнёр.

В.Путин: Он так сказал?

И.Доронов: Да, он так сказал.

В.Путин: Он говорит как бывший сотрудник Госплана. Мы должны быть равными партнёрами.

И.Доронов: Надо будет у него спросить его мнение после этих Ваших слов.

В.Путин: Он знает, я постоянно так шучу. Это шутка.

И.Доронов: Но тем не менее Вы уже сказали, что равные партнёры должны быть. А в принципе Вам сейчас не кажется, что государства становится слишком много в экономике и бизнесе?

В.Путин: Мы об этом слышим, об этом говорят постоянно. Это не так. Да, у нас есть крупные компании, особенно в сфере энергетики, но частные структуры развиваются быстрыми темпами, и мы их поддерживаем, в том числе и здесь, на Дальнем Востоке.

Смотрите, мы сопровождаем все вложения на Дальнем Востоке нашими инфраструктурными инвестициями со стороны государства. За предыдущие года три уже вложили в инфраструктуру для поддержки бизнеса, по-моему, 15 миллиардов, что ли, не помню точную цифру. А за этот год уже 8,5, только за этот год – 8,5 миллиарда, и на ближайшие три года ещё 33, по-моему, будем вкладывать, и так по очень многим направлениям. Мы же льготируем работу наших компаний, особенно здесь, в дальневосточном регионе. Давайте будем здесь оставаться, на этой территории.

Я упоминал про ТОРы. Там посчитать, сколько льгот по уплате социальных взносов, по налогу на прибыль, по налогу на имущество, а если взять Курилы, то там ещё в два раза всё круче по льготам, чем для территорий опережающего развития. Поэтому сотрудничество между государством и бизнесом приносит хорошие результаты. Мы дальше так будем делать.

Вы знаете, что ещё очень важно? Мне кажется важным, что всё-таки между Правительством и бизнес-кругами на протяжении уже десятилетия, а может быть, даже пары десятилетий, сложился очень хороший диалог. Правительство практически не принимает никаких решений в сфере экономики, не проведя предварительных консультаций с бизнес-объединениями. Мы всегда стремимся учитывать мнение наших партнёров по бизнесу, так же как и профсоюзов.

И.Доронов: Про ТОРы Вы сказали и про особые экономические зоны, налоговые льготы – это всё хорошо. Но я пообщался со специалистами в этой области, они говорят, что не только это нужно. Нужно, например, ещё, чтобы была построена инфраструктура к этой зоне, например газ, электричество и всё остальное, – этого не хватает.

В.Путин: Я поэтому и сказал.

Да, кстати, я эту цифру вспомнил: 25 миллиардов за последние годы истратили как раз на инфраструктуру. За первое полугодие этого года – 8,5 [миллиарда], и 33 ещё предусмотрено. Так мы это и делаем, мы и будем это делать дальше. Мы понимаем, что вложение в инфраструктуру должно быть нашей поддержкой бизнесу – мы так и делаем и будем это делать дальше.

И.Доронов: Про курс рубля хотел спросить.

Год назад, когда мы сидели на этой сцене, доллар был где-то 60 рублей за доллар. Этим летом подошло к 100, по-моему, даже перешло за 100, сейчас – я смотрел перед сессией – 93 рубля. Волатильность очень-очень большая, и по итогам 2022 года российская валюта стала самой волатильной в мире.

Как в таких условиях прогнозировать что-то, когда ты не понимаешь, что будет с национальной валютой?

В.Путин: Да, это, конечно, вопрос, который требует своего кропотливого исследователя в виде Центрального банка и Правительства Российской Федерации, финансовых властей так называемых. В целом я не думаю, что здесь есть какие-то совсем непреодолимые проблемы и сложности.

Связано это со многими факторами, в том числе с возвратом или невозвратом частичной валютной выручки от наших крупнейших экспортёров. Связано с тем, что на первом этапе, о котором Вы сказали, когда доллар был 60 рублей, логистические цепочки для импорта не были налажены. Сейчас импорт всё в большем и большем объёме поступает на наш рынок, а это значит, иностранная валюта всё больше и больше востребована. Есть и другие факторы, но в целом это управляемые факторы. Мы их видим, понимаем, и ЦБ их видит.

ЦБ вынужден был, конечно, поднять ключевую ставку до 12 процентов, в том числе и потому, что инфляция начала немного подниматься. Сколько она у нас сейчас – 5,4 процента, 5,2, не помню, – примерно 5,2 в годовом исчислении. Поэтому ЦБ отреагировал на это, он не мог не отреагировать. И я думаю, что правильно сделал, своевременно. Да, это сокращает возможности для кредитования, немного сдерживает экономику, развитие экономики, но зато является существенным фактором для снижения инфляционных рисков. Всё нужно делать своевременно.

Поэтому это управляемая ситуация, и я сейчас не буду вдаваться в детали, потому что это тонкая сфера, но она управляема.

И.Доронов: Тем не менее, как я понимаю, государство собирается регулировать или вводить какие-то ограничения? Я почему спрашиваю, в предыдущий раз, когда совсем рубль ослаблялся, помощнику Президента Максиму Орешкину пришлось написать колонку, после этого в тот же день чуть-чуть укрепился рубль. Или Андрей Леонидович [Костин] вчера дал интервью РБК и тоже сказал, что есть лазейки, как выводят деньги из страны.

В.Путин: Они чем занимаются? Они пугают, говорят, давайте по-мирному будем делать то-то и то-то, а иначе мы введём какие-то ограничения, обязательный возврат выручки и так далее. Но резких движений никто делать не будет.

И.Доронов: Про Центробанк и ключевую ставку 12 процентов. В пятницу на этой неделе будет новое заседание, и есть такая вероятность, что ставку могут поднять ещё, соответственно, кредиты дорожают. А как тогда в этом случае развивать промышленность, как брать новые кредиты? Деньги становятся гораздо дороже.

В.Путин: Я уже сказал об этом, что ключевая ставка влияет, конечно, на стоимость денег, на кредиты коммерческих банков, а это, безусловно, сдерживает кредитование экономики, а значит, и её рост. Но в целом мы видим, что кредитование находится на достаточно высоком уровне. Первое.

Второе. Мы видим и опережающий рост потребительских кредитов. Здесь тоже существует набор инструментов, как эти риски купировать. Я сейчас тоже вдаваться в детали не буду, с Набиуллиной поговорите, она Вам расскажет.

Поэтому влиять, конечно, на это нужно, но, если мы упустим ситуацию, которая приведёт к неконтролируемому росту инфляции, в конечном итоге для экономики это будет ещё хуже. Потому что тогда в условиях большой инфляции строить бизнес-планы практически невозможно. Здесь нет хороших и очень хороших решений, здесь есть сложные решения, но их нужно принимать своевременно. И Центральный банк, и Правительство до сих пор это делали, и делали весьма эффективно.

И.Доронов: Ещё хочу задать вопрос про ипотеку…

В.Путин: Да, прошу прощения, здесь нужно добавить.

Понимая, что стоимость кредита возрастает, – у нас же целый набор инструментов создан по важнейшим отраслям, по важнейшим проектам, связанным с интересами всей экономики страны. У нас же существует целый набор поддержки получения кредитов. Они же льготируются, определённые преференции предусмотрены, целый набор инструментов создан для того, чтобы поддерживать компании, которые осуществляют крупномасштабные инвестиции, делается это совместно с государством. Я сейчас не буду их повторять – промышленные платформы и так далее. Бизнес знает об этом, они будут продолжаться.

Здесь вопрос в чём? Вопрос: если удорожание кредита будет происходить, то, конечно, Правительству надо будет подумать на тему увеличения фондов на фондирование этих инструментов, наверное. Это, правда, дополнительные расходы, и здесь есть другая сторона медали, а именно устойчивость бюджета, его сбалансированность и так далее. Но это всё рабочие моменты.

И.Доронов: И про ипотеку я хотел спросить. Начал задавать вопрос, Вы сказали о программе расширения льготной ипотеки здесь, на Дальнем Востоке. В ЦБ, наверное, зажмурились от этого, потому что наш ЦБ несколько раз высказывал мнение, что льготная ипотека слишком раздута в России, они видят риски. Вы видите в этом риски или нет?

В.Путин: Да, есть определённые риски, но мы их видим и купируем.

Что касается Дальнего Востока, у нас за Уралом проживает 12,5 миллиона человек всего, поэтому это не такая уж нагрузка для всей страны, для всей экономики.

И.Доронов: Последний вопрос в этой части, прежде чем передать слово госпоже Вице-президенту. Вопрос, который волнует бизнес: налоги будут поднимать или не будут поднимать, или в этом нет необходимости?

В.Путин: Правительство не видит пока в этом необходимости.

И.Доронов: Это важный ответ для всего бизнеса.

(Обращаясь к Пани Ятхоту.) Сейчас я предоставлю Вам слово. Но прежде я хотел бы привести для зала, чтобы они понимали, несколько интересных фактов про Лаос. Мне кажется, это важно.

Первое. Дипломатические отношения между СССР и Лаосом были установлены в 1960 году 7 октября. Мы нашли ещё один повод, чтобы праздновать этот день, да?

В.Путин: Будем праздновать вместе.

И.Доронов: Договорились.

С 2011 года у России и Лаоса – стратегическое партнёрство в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Второй факт, который нашёл, Лаос – страна, которая подверглась самой большой бомбардировке в мире. Более 200 миллионов бомб были сброшены США на Лаос во время войны во Вьетнаме, 350 тысяч лаосцев погибли во время этих бомбардировок.

Третье. Правящая Народно-революционная партия Лаоса по-прежнему верна идеям социализма.

Четвёртое. В Лаосе есть пионерское движение. Я, честно говоря, не знал про это ничего, когда готовился к сессии, узнал.

Пятое. В Лаосе до сих пор любят багеты и белый хлеб. Такое хорошее наследство от Франции осталось.

Лаосский кофе считается одним из лучших в мире, если я правильно прочитал.

Последнее: для нас, для россиян, важно, что 30 дней в Лаосе можно находиться без визы, поэтому добро пожаловать в Лаос, а Вам – добро пожаловать сюда, на трибуну.

Пожалуйста, Вам слово, госпожа Вице-президент.

П.Ятхоту (как переведено): Большое спасибо.

Мне отрадно участвовать в восьмом Восточном экономическом форуме, для меня это привилегия.

Лаос – один из членов АСЕАН. Это одна из стран, в которой проживают всего лишь семь миллионов человек.

Наша страна богата природными ресурсами, гидроресурсами, энергетическими ресурсами, природными ископаемыми, также древесиной, плюс у нас много привлекательных туристических мест.

Что касается того, что значит Россия для Лаоса и что значат наши отношения с Россией. Начиная со времён СССР мы поддерживали традиционные прочные отношения, и позже они вышли на уровень стратегического партнёрства в области безопасности в области Азии и Тихого океана.

Мы сотрудничаем во многих областях: в экономике, в рамках туризма, в рамках развития человеческого капитала, – плюс обе страны обмениваются информацией, накопленным опытом во многих других областях, представляющих взаимный интерес.

Сотрудничество между Лаосом и Россией также позволило нам поддерживать друг друга, оказывать друг другу помощь. Мы строим наше сотрудничество на основе взаимного интереса.

В то же самое время Лаос – это развивающаяся страна, поэтому наше правительство придаёт большое значение социально-экономическому развитию. Для этого мы привлекаем в нашу страну инвестиции из многих других стран, в том числе из России. Наши страны инвестируют в такие важные области, как энергетика и гидроресурсы, углеводородные ресурсы.

Также мы получали поддержку России в процессе разминирования. Помощь эта была ничем не обусловлена, мы до сих пор страдаем от неразорвавшихся мин, боеприпасов. Эти неразорвавшиеся боеприпасы негативно сказываются на жизни нашего народа.

При поддержке России мы смогли очистить от мин более 20 тысяч гектаров нашей территории. После разминирования эти 20 тысяч разминированных гектаров мы вернули людям, проживающим в нашей стране. Таким образом, расчищая нашу землю от неразорвавшихся боеприпасов, мы решаем важнейшую для нас задачу: мы устраняем эту опасность, которая исходит от неразорвавшихся боеприпасов.

И.Доронов: По-лаосски «спасибо» будет «коп тяй». Вот, попал.

Владимир Владимирович, вопрос Вам. (Обращаясь к Пани Ятхоту.) Потом я Вам тоже задам вопрос.

90-е годы. Мы перестали быть другом и поддерживать многие другие государства, например Кубу, тот же Лаос. Как, по-Вашему, сейчас насколько нам трудно восстанавливать эти отношения и можно ли их вывести на тот уровень, который был во времена Советского Союза?

В.Путин: В 90-е годы мы многое приобрели, имею в виду прежде всего раскрепощение, свободу, многое и потеряли, к сожалению, бездумно истратили или расточали то, что было наработано прежними десятилетиями за время существования Советского Союза.

Но, вы знаете, историческая память у тех народов, с которыми мы дружили, с которыми мы общались, которым часто помогали в их развитии, она у людей сохранилась. И на новых принципах нам не сложно восстанавливать отношения, потому что люди в этих странах [этого] хотят. Это касается и Лаоса, мы видим там много друзей, это касается в целом Азиатско-Тихоокеанского региона, это касается той же Африки.

Совсем недавно прошёл саммит Россия – Африка. Вы знаете, я, честно говоря, в очередной раз был удивлён открытости африканцев, их желанию с нами работать, сам всё время тоже задумывался. Понимаете, дело же не только в том, что мы что-то делали для Африки, помогали людям обрести свободу, независимость, бороться с колониализмом, хотя это очень важно, они всё помнят, но они помнят также и другое.

На мой взгляд, что главное? В том, что мы не были никогда колонизаторами нигде. Наше сотрудничество всегда строилось на равноправной основе или на желании помочь и поддержать. А те страны, которые с нами пытаются соперничать, в том числе и сейчас, они как раз проводили совершенно другую политику. Когда люди сопоставляют, что происходило в прежние времена в сотрудничестве с Россией, с Советским Союзом, как она тогда называлась, и с другими странами, конечно, всё в пользу России складывается, конечно, мы сегодня должны это учитывать и иметь в виду.

Если посмотреть на ту же Африку, наше сотрудничество. Да, мы помогали. А что делали бывшие колонизаторы? Ещё в 1957 году, мне фотографию показывали недавно, в европейские страны, скажем, в ту же Бельгию, привозили из Африки людей в клетках. Без слёз смотреть невозможно: дети в клетках сидят, их выставляли напоказ.

И.Доронов: Да, это выставка была. Деревню устроили там.

В.Путин: Да. В клетках привезли людей, показывали, напоказ выставили, в том числе целыми семьями, и отдельно детей в клетках держали! Как это можно забыть? В Африке это никто не забудет.

И сейчас ещё пытаются командовать и проводить там свою в целом неоколониальную политику. Обременили все страны Африки – они триллионы должны в долларовом исчислении. То есть создали такую кредитно-финансовую систему с африканскими странами, в рамках которой африканские страны расплатиться с выданными им кредитами не могут по определению вообще. Это даже не кредитные отношения, как контрибуция какая-то. Понимаете?

А у нас совсем другие подходы были и есть, и это даёт нам определённые преимущества в работе с нашими партнёрами: и с теми, с которыми у нас были особые отношения ещё в советское время, и с теми, с которыми мы выстраиваем отношения заново сейчас. Это тоже чувствуют наши друзья.

Поэтому я здесь не вижу больших сложностей, в том числе в деле восстановления наших прежних позиций.

И.Доронов: Если уж затронули эту тему, можно я задам такой вопрос: а как быть с теми, кто не считает так? Например, это страны Прибалтики, это Чехия, это Венгрия, которые говорят, что Россия себя вела как колонизатор, когда вводила, например, танки в ту же Прагу или в Будапешт.

В.Путин: Мы давно признали, что эта часть политики Советского Союза была ошибочной и вела только к напряжению отношений. Нельзя ничего делать в сфере внешней политики, что идёт в явное противоречие с интересами других народов, вот и всё.

Но именно на эти грабли, если уж говорить о граблях, наступают сегодня ведущие страны Запада, и прежде всего Соединённые Штаты. Они давят и своих союзников, и своих так называемых партнёров, у них нет друзей, у них есть только интересы. Это продолжение известной британской формулы.

И.Доронов: Спасибо.

Госпожа Вице-президент, вопрос Вам: что даёт Лаосу сотрудничество с Россией? И, например, почему вы приняли решение, что в Лаосе возобновляется изучение русского языка? Это ведь не потому, что Президент Лаоса на русском говорит?

П.Ятхоту (как переведено): Как уже справедливо отметил господин Президент, действительно, Лаосская Народно-Демократическая Республика поддерживала очень хорошие и надёжные отношении с СССР и с Российской Федерацией. Мы намерены использовать это успешное и плодотворное сотрудничество, которое было в прошлом, для того чтобы двигаться дальше.

Это, безусловно, касается и гуманитарной помощи, которую мы получаем; это рост, который мы видим в торговом обороте между странами, определённый рост инвестиций. Также мы рассчитываем на рост турпотока из России.

Безусловно, мы очень ценим все преимущества, которые получаем из этих отношений. Конечно, одно из самых важных достижений, которое стоит отметить отдельно, – это сотрудничество, которое было во времена Советского Союза в сфере человеческих ресурсов. Как Вы правильно отметили, многие лидеры, которые возглавляли Лаосскую Республику, так или иначе получали образование в Советском Союзе.

Как Вы, возможно, знаете, у нас построена китайско-лаосская железная дорога. Следует отметить, что это стратегический проект, который мы хотели бы использовать, помимо прочего, для расширения этой дороги в будущем [с поставками] вплоть до Австралии, поскольку мы полагаем, что такого рода расширение железной дороги и на территорию Российской Федерации может быть крайне полезным для развития торговли и инвестиций между двумя странами.

Конечно, это будет способствовать пассажироперевозкам из Народно-Демократической Республики Лаос через территорию России в Китай. Это тот вопрос, который мы хотели бы обсудить более подробно, чтобы использовать его в торговых и инвестиционных отношениях между двумя нашими странами. Я очень надеюсь, что наши страны смогут эту возможность изучить, и она принесёт конкретные результаты.

В.Путин: Вы сейчас вспомнили о пионерах, которые в Лаосе функционируют как организация. Сейчас госпожа Вице-президент была в нашем детском лагере «Океан» и с удовольствием отметила, что там отдыхают дети из Лаоса. И в очень хороших условиях, и отличные отношения установили с российскими сверстниками.

Но я могу к этому добавить, что дети из Лаоса не только отдыхают в детском лагере «Океан», они ещё и учатся в суворовских училищах Российской Федерации.

И.Доронов: Лаосские суворовцы получаются.

В.Путин: Да, лаосские суворовцы. Для иностранных гостей могу сказать, что это такие военные училища для детей, и там ребята учатся и чувствуют себя очень комфортно.

И.Доронов: Спасибо.

Если уж мы заговорили…

В.Путин: Так что мы постепенно всё это не спеша делаем и будем делать дальше, восстанавливать наши отношения с нашими друзьями.

И.Доронов: Это замечательно.

Про логистику если заговорили: 10 лет в этом году отмечает китайский проект «Один пояс, один путь». У нас был проект и остаётся до сих пор – «Большое евразийское партнёрство». Но после G-20 сразу было объявлено, что – я перечислю страны – США, Евросоюз, Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты, Израиль, Иордания и Индия завершили работу над историческим, как было заявлено, соглашением о новом экономическом коридоре Индия – Ближний Восток – Европа. России там нет, Китая там нет. Как, по-Вашему, как эта инициатива повлияет на реализацию и китайского, и нашего проекта и что это вообще значит для нас?

В.Путин: Я считаю, что это нам на пользу, нам это будет только помогать развивать логистику.

Во-первых, этот проект обсуждался давно, уже в течение, по-моему, нескольких лет. Правда, американцы впрыгнули в этот поезд в последний момент. Но для них я вообще не вижу большого смысла в этом проекте находиться – только, может быть, чисто с точки зрения какого-то бизнес-интереса.

Между тем дополнительное движение товаров по этому коридору – это, по сути, дополнение к нашему проекту «Север–Юг». Мы здесь ничего не видим такого, что могло бы нам как-то помешать.

«Север–Юг» – мы выходим по этому коридору в Персидский залив, там – в Индию. Если будет ещё один маршрут, а там еще Израиль, по-моему, задействован, мы можем через Чёрное море уходить потом в Средиземное и использовать этот коридор.

Я не знаю, коллеги, которые этот проект презентовали, они должны, конечно, внимательно посмотреть. Это только меморандум о намерениях.

И.Доронов: Да.

В.Путин: Но надо посмотреть на экономику этого проекта, потому что сначала по железной дороге товар, груз должен дойти до моря, [далее] перегрузка с железной дороги на морские суда, потом приход к берегу – или в Арабские Эмираты, либо в Саудовскую Аравию; ещё раз надо перегрузить с кораблей на железную дорогу. И вот эта двойная перегрузка имеет значение для экономики всего проекта, это надо считать.

Руководитель нашей ведущей компании «РЖД» Олег Валентинович Белозёров кивает головой, видимо, я попал туда, куда надо, и это действительно такая экономическая субстанция, там нужно внимательно читать экономику проекта.

А по времени это будет – если говорить от Северной Европы, от Петербурга до Мумбаи – примерно столько же, сколько мы и планируем: маршрут «Север–Юг». По экономике – не знаю, повторяю, надо считать. Мне кажется, что наш маршрут будет эффективнее.

И никуда не денется интерес к использованию Суэцкого канала. Я думаю, что те, кто полагает, что это какой-то нанесёт ущерб Суэцкому каналу, я сомневаюсь. На мой взгляд, этого не будет.

И наконец, последнее. Объём перевозок растёт, увеличивается каждый год, и, на мой взгляд, чем больше этих маршрутов, тем лучше.

И.Доронов: Спасибо.

Сейчас несколько вопросов – вернёмся внутрь страны. Мы находимся во Владивостоке, в городе, где много праворульных машин. Сейчас я объясню, почему я спрашиваю, и зал наверняка разделится на две равные или неравные части: одни уже наверняка думают, что же делать, как быть, а другие думают, хорошо, что это пройдёт мимо них.

Вам, сразу скажу, повезло: у Вас «Аурус», «Нива» и «Волга», а вот многим российским чиновникам не повезло, наверное, потому что Вы сказали, что нужно будет пересаживаться на отечественные машины.

В 90-е годы такая попытка была – провалилась. Где гарантия, что сейчас всё-таки всё получится? И на какие машины им пересаживаться?

В.Путин: Вы знаете, тогда машин-то не было, а сейчас есть. Да, они, может быть, как-то поскромнее выглядят, чем «Мерседесы» или «Ауди», которые в 90-е годы начали закупать в огромных количествах, но ничего. Я думаю, нам нужно брать в этом смысле пример со многих наших партнёров, например, с партнёров в Индии. Они в основном делают упор на производство и использование автотранспорта, произведённого в Индии. Здесь Премьер-министр Моди абсолютно, мне кажется, правильно делает, что продвигает идею «Делай в Индии». Правильно.

У нас есть этот транспорт, и надо его использовать, это абсолютно нормально. Это не нарушает никаких наших обязательств в рамках ВТО, абсолютно не нарушает. Это госзакупки. Нужно выстроить определённую цепочку, кому что положено, и ездить на отечественных автомобилях.

Вы, наверное, знаете, были предложения продолжить эти закупки. Это несложно сделать, логистика налажена.

И.Доронов: Закупки иностранных машин, Вы имеете в виду?

В.Путин: Да. Но я сказал, что у меня большие сомнения – нужно ли продолжать эту практику, мягко говоря.

Всё, Правительство и Управление делами Президента выстроили эту цепочку – кому что положено, пусть ездят на отечественных машинах.

И.Доронов: Когда увидим первых чиновников?

В.Путин: Сейчас. Сейчас будут закупать.

Вопрос в практическом плане стоит о закупках. Сейчас будут закупать. Я, честно говоря, не знаю, когда начнётся. Вот сейчас.

И.Доронов: Про китайские машины ещё спрошу.

Импорт китайских машин в этом году вырос на 543 процента. По прогнозам, в этом году в нашу страну ввезут почти полмиллиона китайских автомобилей. Мы не боимся, что они «сметут» все наши машины, и мы теперь попадём в зависимость от китайского автопрома?

В.Путин: Нет, мы же развиваем эту работу совместно.

Машина Great Wall, она же начала [собираться] где? Где-то под Москвой.

И.Доронов: Haval в Туле собирается.

В.Путин: В Туле, да. Мне презентовал губернатор.

Хорошая машина. Мы же развиваем свой автопром. Слава богу, что всё больше и больше развиваем на собственной базе, увеличиваем уровень локализации. Тогда и «Москвич» будет производиться. Недавно мне только мэр Москвы докладывал о том, как идёт работа. И «Лада» будет развиваться. Надо делать это на собственной базе.

Конечно, когда наши производили машины с почти стопроцентной сборкой автомобиля из иностранных запчастей, что здесь своё? Локализацию будем поднимать. Да, это требует времени, но это правильно с точки зрения развития автомобильной промышленности в стране на собственной базе.

Мы не собираемся закрываться целиком и полностью, на коленях здесь что-то делать.

«Aurus» сделали? Сделали.

И.Доронов: Но стоит он сколько?

В.Путин: Да. Он стоит, потому что мало производят. Пойдёт в серию по-настоящему – и в два раза дешевле всё будет. Да, это требует времени, но зато это будет собственное развитие. Это приобретение компетенций, восстановление этих компетенций, это налоги внутри страны, это рабочие места – да чего говорить, всем понятно, сколько составляющих. Но при этом мы намерены сотрудничать с теми, кто с нами хочет работать.

И.Доронов: Спрошу…

В.Путин: А чиновники-то точно должны ездить на отечественных машинах.

И.Доронов: Тема, связанная с машинами, – это цены на топливо. Вы взяли это на личный контроль, тем не менее последние данные: дизель уже больше 61 рубля, бензин тоже дорожает. У многих, я вижу, в глазах уже вопрос: что происходит? И это я вижу ещё во всяких домовых чатах, где люди начали обсуждать цены на топливо.

Почему так происходит? И будем ли мы исправлять эту ситуацию?

В.Путин: Да, конечно, Правительство этим занимается. Я думаю, что здесь наши производители, те, кто производит нефтепродукты, они правы, Правительство должно было бы своевременно реагировать. Были приняты соответствующие решения, как известно, но не так давно, для того чтобы удерживать паритет между ценами внешнего рынка и внутреннего рынка. Потом эти механизмы были отменены. Но Правительство не среагировало своевременно на эти изменения на мировом рынке в связи с ростом цен на нефть.

Но это регулируемая позиция, мы вчера только с Игорем Ивановичем Сечиным разговаривали, у него своя позиция есть. Но в целом производители и Правительство между собой договорились, как они будут действовать в ближайшее время.

Для нас очень важно обеспечить сельхозпроизводителей «дизелькой».

И.Доронов: Да, Минсельхоз уже бил тревогу.

В.Путин: Да. Её просто физически стало не хватать. Но сейчас физически она появилась, вопрос в регулировании цен.

Было много механизмов. В 2009 году, когда я возглавлял Правительство Российской Федерации, было принято решение – толстое такое, фолиант целый – наше взаимодействие с компаниями топливно-энергетического комплекса страны, и всё там было детально расписано.

Сейчас оно действует, кстати, это постановление, но не применяется. Здесь применяются другие инструменты – так называемый демпфер. Я уже сказал, в чём его смысл: баланс между внешними ценами и внутренними. Но и его там ополовинили, и он не стал так эффективно работать, как работал до этого.

Инструменты известные, договорённости есть. Надеюсь, что это отразится на реальном положении дел.

И.Доронов: Про Счётную палату хочу спросить – с ноября прошлого года остаётся без руководителя. В чём причина? Алексей Леонидович Кудрин был настолько хорош, что ему никак не могут найти замену? И зачем тогда его отпускали в «Яндекс»?

В.Путин: Во-первых, у нас же не рабовладельческий строй – захотел перейти на работу в бизнес, мы же не можем его насильно там держать. Хотя он был, конечно, на своём месте, он и Министром финансов был хорошим.

Счётная палата работает, работает эффективно – уже тысяча проверок там произвелось. Не помню, они, по-моему, на 1,6 триллиона рублей выявили нарушений.

Там есть исполняющий обязанности [председателя], но это на качество работы палаты не влияет. Я думаю, когда ситуация созреет, когда парламент и Правительство подберут соответствующие кандидатуры, этот кадровый вопрос будет решён. Он не является чем-то таким, что мешает работать палате.

И.Доронов: Я «Яндекс» не просто так упомянул. Недавно был создан официальный сайт Аркадия Воложа, там написано следующее, я специально цитату прочитаю: «Израильский предприниматель, родившийся в Казахстане, основатель одной из крупнейших в Европе интернет-компаний «Яндекс». Я напомню, что Волож родился в 1964 году, когда Казахстан был частью Советского Союза, но в биографии сейчас нет никакого упоминания про Советский Союз.

Есть у нас и другие бизнесмены, которые публично высказывают свою позицию, в том числе позицию по отношению к специальной военной операции.

Для Вас грань, которую нельзя переходить, она где находится? И даже эту грань нельзя переходить тем, кто, например, создавал [такое] национальное достояние, как «Яндекс»?

В.Путин: Послушайте, не у меня эта грань должна находиться, она должна находиться в сознании и должна оставаться на совести тех людей, которые делают определённые заявления.

Как правило, хочу это подчеркнуть, это связано со стремлением этих людей сохранить свой бизнес, сохранить свои активы, тем более если люди перебрались и решили связать свою жизнь с другой страной.

Он живёт в Израиле, я могу себе представить: чтобы жить там на хорошем уровне и иметь хорошие отношения с властями, он и вынужден делать определённые заявления. Сидел же, молчал долгое время, потом решил сделать заявление. Дай бог ему здоровья, пусть ему там хорошо живётся. Нас это, честно говоря, особенно не задевает.

А вообще, в целом если посмотреть, если человек вырос на этой почве, получил образование, стал успешным в чём-то, чувство совести должно быть в отношении той страны, которая ему всё дала. Я сейчас не Воложа имею в виду, он талантливый человек, создал действительно хорошую компанию и команду подобрал, я не его имею в виду, а в целом.

Да, можно себе представить, что человек не согласен с тем, что делают сегодняшние власти. Имеет он право на то, чтобы высказывать свою позицию? Конечно. Но и здесь тоже существует много нюансов.

Можно встать на позицию наших геополитических противников и им подыгрывать, тем самым наносить ущерб своей стране, а можно вести себя по-другому, здесь много нюансов. Человек сам внутренне определяет для себя: он кто такой? У него есть какое-то чувство национального самосознания? Или он вообще хочет мимикрировать и чувствовать себя уже не русским человеком, не рождённым в Советском Союзе, а кем-то другим? Человек сам для себя всё выбирает.

Я вас уверяю, что рядовые граждане России, наши люди, они всё прекрасно чувствуют и всё прекрасно понимают, никого не обманешь. Если выбрал для себя человек какую-то новую судьбу, пускай попробует себя там заявить, проявить и добиться результата. Потому что кто бы ни был, каких бы результатов ни добился – он добился [этого] здесь, и не факт, что он добьётся того же где-то в другом месте. Это их выбор.

И.Доронов: Про новую судьбу, вдогонку ещё один вопрос: в июле вышла статья независимого эксперта из Глазго в российском журнале «Вопросы экономики». Глазго – это Шотландия.

В.Путин: Я в курсе.

И.Доронов: Я для зала говорю. Не сомневаюсь, что Вы в курсе.

Называется статья «Неплатежи в российской экономике 90-х. Непредвиденный институт». Знаете, кто автор? Анатолий Чубайс. Он реально представлен в этой статье как независимый британский учёный.

У меня вопрос: Вы британским учёным вообще доверяете?

В.Путин: Вы знаете, я учёным доверяю вне зависимости от их национальной принадлежности. Если это серьёзные люди, серьёзные исследователи – я не просто доверяю, я восхищаюсь их работой, их жизнью, результатами их работы, потому что настоящий учёный погружён в тему, которой занимается, эти люди всю свою жизнь кладут на дело, которому они её посвятили, даже жизни свои не жалеют. Примеров нет числа и в нашей стране, и за рубежом.

Если занимаются дурачеством – это, конечно, не учёные, это же тогда квазиучёные, они развлекают публику. Тоже неплохо, пускай подурачатся. Хотя можно в цирк сходить, в цирке что-то посмотреть

То, что Анатолий Борисович там зачем-то прячется… Мне показали какую-то фотографию из интернета, где он уже не Анатолий Борисович Чубайс, а Моше Израилевич какой-то, живёт там где-то… Зачем он это делает, я не понимаю, чего он удрал.

Понимаете, может быть связано ещё с тем, что идут сложные процессы в этой структуре нанотехнологий, которую он возглавлял долгие годы, и там большая дыра, огромная дыра финансовая, правда. Я сейчас не буду даже цифры называть, большие цифры. Но там, слава богу, нет каких-то уголовных дел, преследования. Может быть, с этим связано, что он опасается, что в конечном итоге это всё приведёт к возникновению каких-то уголовных дел, поэтому и перешёл, в Израиле даже перешёл на нелегальное положение. На фига это ему нужно, я, честно говоря, не понимаю.

И.Доронов: Мнение человека, который работал в Дрездене, да?

В.Путин: Ну, чушь какая-то. Ещё пишет… Неглупый человек, я не читал эту статью, может, он чего-то дельное написал. Правда, судя по всему, такая деятельность во главе большой компании, которая была создана для развития нанотехнологий, – во всяком случае, с экономической точки зрения, с финансовой, – она, похоже, ему явно не удалась.

И.Доронов: Вопрос, как ни странно, про приватизацию и деприватизацию. Есть сейчас идея о новой приватизации в России, но и тема, которая сейчас очень сильно волнует бизнес и обсуждается и здесь, в кулуарах ВЭФа, и в Москве о ней говорят, – это деприватизация, когда государство как бы, можно сказать, забирает активы в свою пользу. И таких случаев уже несколько.

Бизнесмены говорят о том, что мы не понимаем: изменились какие-то правила или как нам смотреть в будущее в этой ситуации? Тема достаточно острая. Как Вы её прокомментируете?

В.Путин: Нет, никакой деприватизации не намечается, никакой деприватизации не будет, это я Вам могу точно сказать.

То, что прокуратура активно работает по отдельным направлениям, по отдельным компаниям, – правоохранительные органы имеют право оценивать то, что происходит в экономике в конкретных случаях, но это не связано с какими-то решениями по поводу деприватизации. Этого не будет, и [Генеральный прокурор] Игорь Викторович [Краснов] мою позицию знает. Игорь Викторович?

И.Доронов: Да, он [в зале,] кивает головой.

В.Путин: Он знает, кивает головой.

И.Доронов: То есть бизнес должен быть уверен, что «кошмарить», как Вы сказали несколько раз, его не будут?

В.Путин: «Кошмарить» никого не будут, но все должны соблюдать законы Российской Федерации. А если не соблюдают, то тогда должны быть готовыми к тому, что и прокуратура, и Следственный комитет, и Счётная палата – все эти структуры будут внимательно и дальше следить за тем, что происходит, в том числе в сфере экономики, и призывать всех к исполнению российских законов. А так преследовать кого-то только по факту того, что человек бизнесом занимается, никто не собирается.

Больше того, я хочу подчеркнуть ещё раз, особенно в сегодняшних условиях: в целом российский бизнес ведёт себя в высшей степени ответственно – сохраняет рабочие коллективы, налаживает новые логистические цепочки, активно себя ведёт. Конечно, во многих случаях востребовано появление нового класса, молодого класса бизнесменов, это тоже правда. Но никто не говорит, что нужно решать вопросы деприватизации и что-то переделить. Нет, этого не будет.

И.Доронов: Глава РСПП Александр Николаевич Шохин тоже дал нам, РБК, интервью, сегодня оно появилось. Там есть такая цитата: «Есть вопросы касательно новых собственников национализированных активов. Если какой-то актив приходит в госсобственность, куда он девается?» Это вопрос, который волнует бизнес.

В.Путин: Если что-то обращается в собственность государства, дальше существуют процедуры, предусмотренные законом. Если это попадает в руки государственных структур, то они в соответствии с законом могут им распорядиться, а здесь – только открытые конкурсы.

И.Доронов: Про бизнес и развитие частной инициативы. Сегодня, так получилось, такая дата, я сейчас попрошу вас тоже поаплодировать, 12 сентября 1959 года СССР запустил межпланетную станцию «Луна-2». Она стала первым в истории аппаратом, который достиг поверхности Луны. Давайте скажем спасибо тем, кто делал эту станцию.

А как мы знаем, «Луна-25» не смогла.

Поэтому вопрос следующий: не пора ли нам задуматься о том, что, может быть, и в космосе ввести какую-то частную инициативу? Илон Маск успешно запускает. Вас не расстраивает тот факт, что мы начали терять лидирующие позиции в мировом космосе?

В.Путин: Нет. Понимаете, космос – это сложная и ответственная работа, связанная, конечно, с высокими технологиями. У нас здесь не просто наработки, у нас отличные компетенции.

Что касается посадки на ту площадку, где тоже ещё никогда никто не прилунялся, – да, это сложная работа, конечно, там будет проведён соответствующий анализ, работа будет продолжена. Жаль, конечно, что прилунение не состоялось, но это не значит, что мы эту программу завершим, – будем работать дальше. А что, разве в других странах не было никаких ЧП подобного рода, даже более тяжёлых, с тяжёлыми последствиями? Конечно, это всегда связано с неизвестностью. Поэтому ничего здесь такого нет необычного, хотя хотелось бы, чтобы всё на этот раз удалось.

Но мы будем эту работу продолжать, будем усиливать даже отдельные направления.

Что касается частного бизнеса, Илона Маска, он, безусловно, выдающийся человек, это надо признать, я думаю, что это и признают во всём мире. Он активный, талантливый бизнесмен, у него многое получается, в том числе и при поддержке американского государства. Мы со своей стороны тоже намерены развивать эту работу. В «Роскосмосе» приняты уже решения и поддержаны Правительством, что мы будем привлекать, мы уже привлекаем частных инвесторов в эту сферу деятельности, и достаточно успешно.

И.Доронов: Появились новости, что Вы поедете на [космодром] Восточный. Чего ждать от этого визита?

В.Путин: У меня там есть своя соответствующая программа, когда я туда приеду, узнаете.

И.Доронов: Хорошо, договорились.

Проблема демографии. Она касается и России, и Дальнего Востока, Вы сейчас сами сказали, что за Уралом у нас живёт 12 миллионов человек. Есть статистика, она официальная: по данным Росстата, за прошлый год население страны сократилось на 555 тысяч человек.

Как, по-Вашему, почему, несмотря на все меры, которые предпринимает государство, нам не удаётся переломить ситуацию в демографии?

В.Путин: Вообще, по-моему, нигде не удаётся: если тенденция есть такая минусовая, то преодолеть её очень сложно. Это связано с огромным количеством вводных, которые неспециалистам даже трудно понять.

Связано это с уровнем жизни, со многими приоритетами, которые возникают у семей, у женщин детородного, репродуктивного возраста. Потому что хочется получить образование, потом начать карьеру, первый ребёнок появляется под 30 лет, [появление] второго уже не просматривается и так далее. Здесь очень много составляющих.

Что касается России, то я уже много раз об этом говорил, специалисты это знают: у нас два огромных спада, которые дали нам относительно небольшое количество людей, которые могут воспроизвести новое потомство. Это 1943–1944 годы, когда было резкое падение рождаемости, и начало 90-х, к сожалению.

Начало 90-х годов, в том числе и когда активно функционировал Анатолий Борисович Чубайс с командой. Вы знаете, здесь можно и посмеяться – они многое сделали для того, чтобы предпринять шаги к резкому переходу на рыночные рельсы экономики России. Трудно сказать, кто мог бы сделать лучше и как. Критиковать всегда проще.

Во всяком случае, делали они это жёсткими мерами, это привело в том числе к развалу социальной системы – практически полному, к обнищанию народа и резкому падению рождаемости: такому же, как во время Великой Отечественной войны, как в 1943–1944 годах.

Поэтому эти два больших провала всё время волнами идут, время от времени, через несколько лет – через десять, по-моему, или сколько там, 15 лет опять мы опускаемся в эту демографическую яму: появляются люди, которые достигают детородного возраста, но их по определению меньше становится, и сейчас мы в такой фазе находимся.

Тем не менее у нас многое делается для этого. Был момент, когда у нас рождаемость увеличилась, вошла в позитивное значение.

Здесь на что мы должны обратить внимание – на продолжительность жизни, у нас она растёт. В 2021 году она была 71 год, средняя продолжительность жизни в стране, а сейчас – 73 с лишним, по-моему, 73,6 даже. Был момент, по-моему, в июне этого года, – 74 даже была с небольшим, если год к году считать.

Второе – нужно, конечно, смертность уменьшать и рождаемость поднимать. Есть ещё один способ – это миграционный приток. Поэтому нам нужно над каждым фактором работать.

Вы упомянули о том, что мы проводим целый комплекс мероприятий по поддержке семей с детьми, по поддержке материнства, детства, сейчас даже не буду перечислять, это целый большой набор. Мы ввели материнский капитал, увеличиваем его объёмы, ввели материнский капитал на первого ребёнка и так далее. Надо наращивать эти меры, надо работать в сфере здравоохранения над поддержкой материнства и детства. Всё это будем делать.

Даже совсем недавно мы фиксировали естественный прирост населения. К сожалению, не смогли удержать эту тенденцию. Работать надо напряжённо по всем направлениям, в том числе, кстати говоря, и в информационной сфере – при поддержке общественности, средств массовой информации поднимать престиж материнства, отцовства, делать…

И.Доронов: Побуждать.

В.Путин: …побуждать людей, да, иметь хорошую здоровую семью, укреплять наши традиционные ценности, в том числе, кстати говоря, и религиозные ценности. Это большой комплекс работ. Будем работать, но это нужно делать, конечно, всем обществом.

И.Доронов: У меня бабушка, которой 96, десятая в семье была. Сейчас таких семей не встретишь практически.

В.Путин: Есть, почему. Мы же стараемся поддержать многодетные семьи, там есть и десять, и больше детей.

И.Доронов: Вопрос, который выходит из темы демографии.

Демографы Высшей школы экономики подсчитали: чтобы сохранить население России на уровне 146 миллионов человек, каждый год на протяжении 80 лет нужно ввозить по 390 тысяч мигрантов. При негативном сценарии потребуется 1,1 миллиона мигрантов в год.

Вы не видите в этом опасности? Не превратимся ли мы, как некоторые районы в США или в Бельгии, сейчас в Антверпене там что-то происходило, связанное с мигрантами, когда невозможно будет войти, например, полиции в этот район?

В.Путин: Да, конечно, мы должны это иметь в виду и ни в коем случае не допустить такого развития событий в нашей стране. Это очень чувствительный момент в жизни Российского государства. Экономика, конечно, требует использования трудовых мигрантов в отдельных секторах, больше всего в строительном секторе. По-моему, там 33 процента от всех работающих мигрантов.

В целом у нас не так уж и много на рынке труда мигрантов работает – это 3,7 процента, если к общему числу работающих, а работающих у нас где-то, не помню сколько, 12 с лишним, что ли, миллионов. Поэтому это вопрос очень чувствительный, связанный и с экономикой, и с социальной сферой, и с моральным состоянием общества.

Нам, кстати, легче, чем европейским странам или Штатам, потому что всё-таки у нас приток из бывших республик Советского Союза. Во-первых, нам с ними легче работать, руководители этих стран всё понимают, готовы с нами сотрудничать.

Мы сейчас со многими государствами осуществляем программы довъездной подготовки тех людей, которые к нам едут. О чём речь? О том, чтобы они изучали русский язык, изучали законы Российской Федерации. Надо, чтобы люди понимали, что, если они уж приехали в другую страну, они обязаны соблюдать наши традиции и культуру и так далее, там много работы. Здесь нам нужно продолжать с ними работать.

Это, кстати, и для наших граждан, граждан Российской Федерации, очень важно, чтобы не было какого-то раздражителя со стороны этого миграционного притока. А это самое главное. Мы, конечно, прежде всего должны думать об интересах граждан Российской Федерации.

Но если уж необходим приток мигрантов, то тогда нам нужно выбирать всё-таки прежде всего тех, которые именно нужны для развития экономики страны.

Есть ещё один способ, он и простой, и сложный одновременно. Простота заключается в том, что нам, может быть, и не потребуется такого большого притока иммигрантов, если мы будем вводить новые технологии, которые не требуют большого количества работников.

Это значит как раз решение другой задачи – технологического развития страны, обновления производственной базы и так далее. В этом сложность, потому что это не сделаешь с сегодня на завтра, это требует больших капиталовложений, уверенных действий и работы по этому направлению. Способов решения этой непростой проблемы немало, надо только работать. Будем это делать.

И.Доронов: Сейчас задам вопрос, который с каждым днём требует ответа всё острее и острее.

Начну с того, что только сейчас завершились региональные выборы – Единый день голосования, в этом году в три дня проходили. Сразу несколько регионов Дальневосточного федерального округа в них участвовали. Поздравим тех, кто победил на этих выборах.

Три года назад, когда Вас спросили, приняли ли Вы решение об участии в президентских выборах, Вы сказали, что пока ещё нет. Сейчас до выборов остаётся полгода. Вы по-прежнему в раздумьях?

В.Путин: У нас в соответствии с законом парламент должен принять решение в конце года: когда решение будет принято, будет объявлено о выборах, дата будет названа, тогда и поговорим.

И.Доронов: Хорошо, тогда можно будет спросить снова.

Спрошу тогда про президентские выборы в США. Что Вы ждёте от них? Они в следующем году. Тем более что сейчас там происходят довольное странные вещи, и мы понимаем, что Трамп в любой момент может быть арестован.

В.Путин: А что нам об этом думать? Я думаю, что принципиальных изменений на российском направлении во внешней политике США не будет, кто бы ни был избран Президентом.

Правда, мы слышим, что господин Трамп говорит, что он за несколько дней решит острые проблемы, в том числе и украинский кризис. Ну это не может не радовать, это хорошо. Но нам по большому счёту… Кстати, хоть его и обвиняли в особых связях с Россией, что полная чушь и бред собачий, но он больше всего ввёл санкций в отношении России, будучи Президентом. Поэтому что ожидать от нового, будущего [Президента], кто бы ни был Президентом, нам трудно сказать, но вряд ли что-то изменится кардинальным образом, потому что нынешние власти настроили американское общество в антироссийском ключе и духе, вот в чём всё дело. Они это сделали, а теперь как-то развернуть весь этот корабль в другую сторону им будет очень сложно. Первое.

Второе. Они рассматривают Россию как экзистенциального, постоянного противника или даже врага и вбивают это в голову простого американца. Это плохо, потому что это настраивает общество. Хотя, несмотря на это, у нас и в Америке очень много людей, которые хотят с нами выстраивать хорошие, дружеские, деловые отношения и, более того, разделяют многие наши позиции, прежде всего, конечно, с точки зрения сохранения так называемых традиционных ценностей. И у нас много там друзей и много единомышленников. Но, конечно, их подавляют.

Поэтому кто там будет избран, нам неведомо, но, кто бы ни был избран, вряд ли изменится, как я уже сказал, вектор антироссийской политики США.

То, что касается преследования Трампа, это, конечно… Для нас то, что происходит, – в сегодняшних условиях, на мой взгляд, это хорошо.

И.Доронов: Почему?

В.Путин: Потому что это показывает всю гнилость американской политической системы, которая не может претендовать на то, чтобы учить других демократии.

Всё, что происходит с Трампом, – это преследование по политическим мотивам своего политического конкурента. Вот что это такое. И делается это на глазах общественности США и всего мира. Они просто обнажили свои внутренние проблемы. И в этом смысле, если они пытаются с нами бороться, хорошо, потому что это показывает, как ещё в советские времена говорили, звериный облик американского империализма, звериный оскал.

И.Доронов: Да, мы помним такое.

Я хочу привести, если уж мы затронули эту тему, ещё одну цитату, но сейчас специально не буду говорить, кто это написал, в конце скажу. «При изучении китайской, таиландской или любой африканской истории и культуры считается необходимым испытывать уважение к её своеобразию. По отношению же к русскому тысячелетнему восточному христианству западные исследователи во множестве испытывают лишь презрение и удивление: почему этот странный мир, целый материк всё не принимал западного мировоззрения и всё не шёл по столь явно преимущественному западному социальному пути? Россия решительно осуждается за всё, в чём она не похожа на Запад».

Вы сейчас сказали про экзистенциального врага, а эта цитата, между прочим, из Солженицына, который сам уезжал отсюда, жил на Западе, а потом вернулся.

Как по-Вашему, в чём кроется причина такого отношения к нам?

В.Путин: Во-первых, я хочу сказать, что моё личное общение с Александром Исаевичем Солженицыным убедило меня в том, что он был настоящим, истинным патриотом России. Он в известной степени был националистом – в хорошем смысле этого слова, в цивилизованном смысле этого слова. И поэтому то, что он сказал такие вещи, для меня неудивительно. Это первое.

Второе. Вот всё, что связано с отношениями между Россией и Западом, связано с геополитическими интересами западных стран. И атаки по всем направлениям, в том числе и в духовной сфере, они продолжение вот этого геополитического противоборства. Конечно, Запад давно стремился, скажем, «католизировать» Россию, перетащить её туда, под Святой престол. И когда это не удавалось, начинали искать различные инструменты, как представить нашу страну какой-то «империей зла», хотя об этом Рейган сказал, но на практике со Средних веков всё это, а может, и дальше всё тянется.

Как только Россия становилась сильнее, становилась реальным геополитическим конкурентом – именно конкурентом, – сразу начиналась политика сдерживания России. Так же как сегодня Запад пытается сдерживать развитие Китая, потому что видит, что Китай под руководством КПК и под руководством нашего друга и Председателя КНР развивается семимильными шагами. Это повергает их в шок, и они делают всё для того, чтобы затормозить развитие Китая. Но это не удастся сделать, они опоздали. Всё, поезд ушёл. Это объективный процесс.

И дело не только в Китае – дело и в Индии, допустим, в Индонезии. Новые центры силы будут развиваться, а то, что делают некоторые западные страны во главе с США, – эти попытки сдерживания пойдут им только во вред.

И.Доронов: Вы можете нам секрет приоткрыть?

Помните, Си Цзиньпин когда приезжал…

В.Путин: Я секретов не открываю, Вы что? Я же в КГБ работал раньше.

И.Доронов: Хорошо. Тогда поделитесь, пожалуйста, информацией, если можно.

Си Цзиньпин приезжал, и мы помним все то видео, когда Вы прощались с ним, и он сказал: мы начали перемены, которых не было 100 лет. Что он имел в виду?

В.Путин: Вы знаете, мы же говорили с ним с глазу на глаз – четыре часа сидели. Там очень много было нюансов, деталей.

Я могу только сказать, что мы действительно за последние годы достигли беспрецедентного уровня наших отношений. Это касается всех сфер нашего взаимодействия.

Мы сегодня с китайской делегацией встречались, и, по данным китайской статистики, объём товарооборота даже больше, чем по данным нашей статистики. У нас все есть шансы – не знаю, получится или нет, там же конъюнктура всякая, и ценовая, и валютная, надо смотреть, как это будет влиять, – но, может быть, даже уже в этом году достигнем товарооборота в 200 миллиардов [долларов]. Не важны даже конкретные цифры, важно, что мы активно развиваем наше сотрудничество.

У нас действительно удивительные отношения сложились в сфере международной безопасности и согласования наших позиций. Мы действуем в интересах друг друга, стараемся прислушиваться друг к другу по очень многим важнейшим направлениям. И прислушиваться, и слышать, и реагировать и на правительственном уровне, и на уровне глав государств, на министерском уровне, по линии органов безопасности и по линии военных органов. Сотрудничество достигло беспрецедентно высоких показателей.

Но вот что интересно: мы же не создаём военных союзов и мы не дружим против кого-то, мы дружим в интересах наших народов. Так и будем работать дальше.

И.Доронов: Звучит всё здорово по отношениям с Китаем, но есть и некоторые проблемы. Я пообщался с бизнесменами – что называют? Например, Китай не спешит открывать производства в России, готов в основном поставлять только готовую продукцию; [китайский] внутренний рынок для наших несырьевых товаров открытым назвать нельзя. Кроме того, мы не видим спроса китайских инвесторов на инструменты российского рынка капитала.

В чём «затык»?

В.Путин: Вы знаете, Китай – самостоятельная страна, и Китай прежде всего исходит из своих интересов. И мы тоже так же делаем в своих интересах.

Говорить о том, что мы не реагируем на запросы друг друга, неправильно. Вот один из таких чувствительных моментов, как открытие китайского рынка для наших угольщиков, для горняков. В Китае тоже есть проблемы в угольной отрасли, они тоже хотят, чтобы их горняки поставляли на внутренний рынок свою продукцию, тем не менее они открывают рынок для нашей угольной промышленности, открывают, и достаточно прилично. Да, мы не можем до сих пор договориться по свинине, но у них есть свои контракты, Правительство особенно не лезет в отношения с бизнесом, у которого налаженные связи. Нам нужно решить вопрос с АЧС, болезнью свиней. Ну что же, у нас это было? Было. Надо закрывать эти проблемы.

Это всё текущие вопросы, требующие работы на разных уровнях взаимодействия. Мы двигаемся по каждому из них, и уверен, что будут решаться и те проблемы, о которых Вы заговорили.

Но нам тоже нужно активнее работать и показывать наши преимущества. И наши китайские партнёры реагируют на это. Вы говорите – не открывают предприятия, а в Туле что открыли?

И.Доронов: Автомобильный завод.

В.Путин: Автомобильный завод. Как же – не открывают? Открывают.

Но им тоже нужно смотреть: каков рынок, сколько вложений они сделают, как окупятся эти вложения? Значит, на нашей стороне тоже [есть] вопросы, которые мы должны решить и предоставить инвесторам хорошие условия.

Мы неплохо работаем в высокотехнологичных областях. Мы продолжаем возводить в Китае атомные электростанции – и в немалом количестве. Это то, где мы, безусловно, являемся лидерами и демонстрируем очень хорошие результаты внутри страны и на международном уровне. И китайские партнёры это оценивают и дают нам эту работу, дают нам эти площадки, хотя у них самих развивается атомная энергетика. Но, учитывая определённые конкурентные преимущества наших предложений, они идут на это.

Мы должны договориться в области, скажем, широкофюзеляжных самолётов. Это сложная работа, но мы двигаемся, хотя переговоры идут давно, но тем не менее. А, скажем, в области вертолётостроения, где у нас очевидные конкурентные преимущества в мировом плане, – работаем там совместно с китайцами. И вертолёты с большой грузоподъёмностью будем производить, тоже договорённость есть. В космосе работаем, где, несмотря на определённые проблемы, у нас тоже есть конкурентные преимущества. Они спокойно идут на эту совместную работу.

Мы должны признать, что и Китайская Народная Республика, ещё раз хочу подчеркнуть, под руководством сегодняшнего лидера добилась больших результатов в сфере высоких технологий. Мы должны с ними проговорить всё это, и такая работа идёт, посмотреть, где их выгода для сотрудничества с нами, тоже дать хорошие условия. Это нормальная коммерческая деятельность. Важно то, что она основана на очень хорошем, прочном фундаменте взаимного доверия. Я уверен, что будем двигаться вперёд.

И.Доронов: Про высокие технологии Вы сказали. Наверное, не знаете, но сейчас китайцы напугали США тем, что они сделали свой чип – 7 нанометров, и поставили в новые смартфоны.

В.Путин: Они не этим напугали. Они напугали тем, что они большие, их 1,5 миллиарда, и экономика развивается семимильными темпами, вот чем они напугали. Это проблема для Штатов, это да. А чипы – это важно, но это только один из элементов.

И.Доронов: Хорошо.

Несколько вопросов в продолжение темы, связанной с Солженицыным.

В июле специальный корреспондент газеты «Коммерсант» Андрей Колесников, который завтра в «Коммерсанте» напишет про эту пленарку замечательную статью, будем читать, он разговаривал с Вами и провёл параллели [между] нынешним временем и 1937 годом. Вы ему ответили, что сейчас 2023 год.

Я с Андреем не согласен в этом смысле, мне на ум приходит другое: 1922 год, так называемый философский пароход – на самом деле был не один [пароход], и не только на пароходах людей отправляли, тогда людей заставляли уезжать из Страны Советов, делали это большевики.

Сейчас у нас несогласные сами уезжают, их никто не выгоняет, но страна снова лишается талантливых людей. Как эта потеря, по Вашему мнению, скажется на развитии России?

В.Путин: Вы знаете, каждый человек сам делает свой выбор, мы уже об этом говорили. По разным подсчётам, те же журналисты подсчитывают, деятели культуры – примерно 160–170 человек – выехали за рубеж, они не согласны с политикой Российского государства.

Можно быть не согласным с политикой Российского государства и быть здесь, говорить об этом, никто же ведь не запрещает, но кто-то предпочел уехать. Связано это не только с позицией людей из сферы искусства – позицией несогласия с тем, что делает российское руководство, связано это и с материальными вещами.

Ведь накупили за последние годы домов, квартир за границей, счета там за границей, люди хотят это сохранить, боятся потерять. Поэтому в том числе – я не говорю, что это единственная причина, нет, конечно, – уезжают, сидят, чтобы всё сохранить. От них требуют – это же тоже хорошо известно, – чтобы они заявляли, требуют, чтобы критиковали, требуют, чтобы обличали. Вот они и критикуют, обличают.

Повторяю: есть и такие, которые искренне не согласны с тем, что Российское государство делает, российские власти. Но повторяю: никто же не мешает им критиковать, будучи здесь, но они предпочли уехать. Бог с ними, это их решение.

Пострадала ли от этого российская культура? Наверное, если это талантливый человек уехал, который мог бы здесь что-то сделать, – наверное, что-то мы потеряли.

С другой стороны, я честно скажу, может, лучше он тогда пускай делает там, за границей, интересы которой он хочет обслуживать, чем здесь будет капать на мозги миллионам наших граждан и продвигать какие-то нетрадиционные ценности. Это вопрос сложный, но в конечном итоге человек сам вершитель своей судьбы. Приняли решение ехать – хорошо.

У нас всё работает, слава богу: театры, концертные залы, выставочные площадки. Многие деятели искусства едут в зону проведения специальной военной операции, поддерживают наших ребят-героев на передней линии фронта. Они сделали вот такой выбор. И они – они точно – всё, что делают, – в интересах российского народа.

И.Доронов: Наверняка завтра или сегодня эмигранты новой волны будут смотреть или читать в западных СМИ про эту пленарную сессию. Им важно понимать: для всех для них открыта дорога назад, в Россию, или нет?

В.Путин: Никто не закрывал, они же сами поехали. Кто же сказал им «не приезжайте»? А мы не можем. Ведь дело в чём? Дело в том, что в соответствии с российским законом гражданин России может жить, где хочет, но никто не может его лишить гражданства и запретить въезд в Российскую Федерацию.

И.Доронов: Я спрошу ещё один вопрос.

Так называемая трансформация наказания. Мы помним, вернее, читали все, что было в царской России – ссылка, каторга, потом в СССР – красный террор, репрессии, потом психушки. А у нас сейчас, в современной России, появилось звание иноагента.

Я посчитал, сейчас в нашей стране количество и физических лиц, и организаций вместе взятых с таким званием перевалило уже за 400. И каждую пятницу мы видим новые фамилии, новые имена.

По Вашему мнению, мы всех подряд не гребём? И есть ли механизм? Хорошо, человек стал иноагентом, а как ему перестать быть иноагентом, что нужно сделать?

В.Путин: Мы вообще никого не гребём. Кого мы гребём? Этот закон действует с 37-го или 38-го года в США. Это почти калька, только он гораздо более либеральный, мы же постоянно об этом говорим. В законе Соединённых Штатов предусмотрено уголовное преследование и тюрьма за некоторые действия.

Что такое иноагент в России? Это человек, который занимается общественной деятельностью за деньги иностранного государства. И этот закон не запрещает даже ему заниматься дальше этой деятельностью, он только требует, чтобы человек открыл источники финансирования. Мы же знаем хорошо, что там: кто платит, тот и заказывает музыку. Если платят здесь, внутри страны, тем людям, которые занимаются общественной деятельностью, то хотя бы покажи источник своего финансирования. Ничего здесь такого нет.

Правда, есть много нюансов, и правозащитники неоднократно мне на это указывали, много нюансов, связанных с тем, что под этот закон попадают люди, которые реально публичной деятельностью не занимаются, они занимаются экологией, ещё чем-то. Да, и мы вносим коррективы. Я всё время прошу правоохранительные органы, прокуратуру, следственные органы вносить какие-то предложения по поводу того, как можно совершенствовать эту процедуру.

Но если Вы спрашиваете, можно ли выйти из этого статуса – да, можно, и такие прецеденты есть, через решение суда.

И.Доронов: Вопрос, который связан с Украиной.

Госсекретарь [США] Энтони Блинкен недавно побывал на Украине, потом вернулся и сейчас дал интервью ABC, в котором сказал, что Украина готова на переговоры с Россией, и добавил, что условия и будущие границы будут зависеть от мнения Украины. При этом в настоящее время, по его словам, мирные переговоры недостижимы, поскольку – цитата – «для танго нужны двое». То есть он как бы намекает на то, что Россия не хочет идти на эти переговоры. У меня два вопроса: как Вы это прокомментируете? Второй: по-Вашему, с чем связана такая позиция госсекретаря? Он услышал то, что Вы сказали в Сочи, что контрнаступление провалилось и пора теперь разговаривать?

И ещё третий вопрос: почему госсекретарь США делает такие заявления за Украину?

В.Путин: Это Вы у него спросите, чего он делает за Украину какие-то заявления, я не знаю.

Что касается переговорного процесса: если Соединённые Штаты считают, что Украина готова к переговорам, пусть тогда отменят указ Президента Украины, который запрещает вести переговоры. Там же декрет вышел Президента: он запретил вести переговоры сам себе и всем остальным. Блинкен говорит, что они готовы. Хорошо, указ этот или декрет, как у них называется, пусть отменят для начала, это первый шаг.

Теперь в целом с чем связано. На мой взгляд, и мне, и многим другим понятно: Украина проводит так называемое контрнаступление. Результатов нет, конечно. Мы сейчас не будем говорить провал, не провал – нет результатов. Потери есть большие. С начала контрнаступления потери личного состава – 71,5 тысячи человек. Причём они любой ценой, как они говорят, хотят добиться результата. Иногда складывается впечатление, что это вообще не их люди, которых они кидают в это контрнаступление, как будто это вообще не их люди, это, честно говоря, так… Мне просто командиры рассказывают с поля боя. Это удивительно!

И.Доронов: А Вы с ними созваниваетесь?

В.Путин: Постоянно.

Потери большие там: по танкам – 543 танка уже потеряли, по бронемашинам разных классов – уже почти 18 тысяч и так далее. Поэтому складывается впечатление, что они хотят – как их толкают западные кураторы – по максимуму «отгрызть» [территории], извините за моветон, то, что они смогут сделать. А потом, когда все ресурсы: и людские ресурсы, и по технике, и по боеприпасам – будут близки к нулевым значениям, добиться остановки боевых действий, сказать: мы давно говорим о том, что хотим переговоры, – и начать эти переговоры с целью пополнить свои ресурсы и возобновить боеспособность своих вооружённых сил.

Такая тактика возможна. Во всяком случае, это один из вариантов. Повторяю, если это искреннее желание добиться чего-то в ходе переговорного процесса, тогда пусть делают это. Что же Блинкен-то?! Пускай украинцы сами об этом скажут, указ отменяют, о котором я сказал, или декрет и заявят.

Они же публично сказали, что они не будут вести переговоры. Пусть теперь скажут публично, что хотят. Не вижу я здесь ничего такого, что нанесло бы им какой-то имиджевый урон, имиджевые потери.

И.Доронов: А что может быть первым шагом с той стороны, после чего мы готовы будем идти на переговоры?

В.Путин: Послушайте, мне со всех сторон, со многих сторон те люди, с которыми общаемся, [которые] выступают или хотели бы выступить в качестве посредников, говорят: а вы готовы на прекращение боевых действий? Как же мы можем прекратить боевые действия, если противная сторона осуществляет контрнаступление? Мы что должны сделать? Они будут контрнаступать, а мы скажем: а мы прекращаем. Мы же не троцкисты: движение – всё, конечная цель – ничто. Это плохая теория.

И.Доронов: То есть получается, что сначала Киев должен остановить боевые действия, доказать это, после этого мы готовы будем разговаривать?

В.Путин: Послушайте, я уже сказал: сначала они должны отменить указ, декрет, запрещающий вести переговоры, и заявить о том, что они хотят, готовы к этому, вот и всё. А потом посмотрим.

И.Доронов: Про поставки вооружения спрошу и потом задам Вице-президенту вопрос, потому что для Вас это тоже больная тема, Вы чуть-чуть про неё сказали. Принято решение о поставках снарядов с обеднённым ураном. Сейчас говорят о том, что есть шанс, что ракеты большой дальности – до 300 километров – тоже появятся на Украине.

Первое – как по-Вашему, поможет ли это переломить ситуацию на фронте? И второе – как мы будем на это реагировать?

В.Путин: Вы знаете, мы уже об этом говорили, но вынужден повторить. Совсем недавно Администрация США считала, что использование кассетных боеприпасов – это военное преступление, они публично об этом сказали. Теперь они сами поставляют кассетные боеприпасы в зону боевых действий на Украине.

И.Доронов: Но при этом говорят, что ни США, ни мы не подписывали запрет на их применение.

В.Путин: Да, я же сейчас «не об этим», как говорят в деревне, я «о другим». Они объявили публично, что это преступление, и совершают эти действия. Вообще они плевать хотели на то, что о них думают, они всегда делают исключительно всё только в своих интересах. Вот они посчитали, что, поскольку заканчиваются боеприпасы 155-го калибра и произвести их сложно – и в европейских странах, и в США, – они дают из арсеналов то, что есть. Вот есть кассетные, и пошло – кассетные. С обеднённым ураном – и это туда же. Всё это и есть преступления, о которых они сами сказали, не я, они сказали, что это преступления. Но они это делают.

Ничего не помогает. Да, конечно, это наносит нам урон. С обеднённым ураном то же самое. Это же заражение местности происходит. Плохо? Очень плохо.

И.Доронов: Гросси, кстати, глава МАГАТЭ, сказал: «Нет, ничего такого не будет».

В.Путин: Да, мы знаем, что это такое. Заражение местности всё равно происходит.

И в этой связи что? Поменяло это [ситуацию] до сих пор? Вот они уже давно, англичане, поставляют эти снаряды. Поменяло это что-нибудь на поле боя? Нет. Вот они собираются F-16 поставлять. Поменяет это? Нет. Это просто затягивает конфликт.

У них выборный процесс начинается в ноябре, им во что бы то ни стало нужно показать хоть какой-то результат. И они толкают украинцев к продолжению боевых действий, чего бы публично ни говорили, потому что им украинцев не жалко. Как ни странно, и сегодняшнему украинскому руководству не жалко своих людей, бросают, как в топку, просто, и всё.

Поменяет ли это что-нибудь? Думаю, что нет, уверен, что нет. А затянет конфликт? Да, затягивает.

Но нас беспокоит другое, у них ограничений нет. Вот сейчас вам историю одну расскажу.

Совсем недавно на нашей территории Федеральная служба безопасности в ходе боестолкновения несколько человек уничтожила, остальных взяли в плен. Выяснилось, что это диверсионная группа украинских спецслужб. Идут допросы. Что они показывают? Задача у них была нанести ущерб одной из наших атомных электростанций, подорвать ЛЭП, линии высоковольтных электропередач, с целью нарушить деятельность энергетической установки в конечном итоге. И это не первая такая попытка. При этом они на допросе показали, что готовились под руководством британских инструкторов. Они вообще понимают, с чем они играют, или нет? Они что, нас провоцируют на какие-то ответные действия по украинским атомным объектам, атомным электростанциям?

И вообще британское руководство и Премьер-министр знают, чем занимаются их спецслужбы на Украине, или, может быть, вообще не знают? Допускаю и такое, что в свою очередь британские спецслужбы действуют по указанию тех же самых американцев, конечный бенефициар всё равно нам известен. Они понимают, с чем они играют, или нет? Мне кажется, что они просто недооценивают ситуацию.

И.Доронов: У них же не было Чернобыля.

В.Путин: Вы знаете, я знаю, что после моих слов сейчас там очередной вой начнётся: «Это опять угроза, ядерный шантаж» – и так далее. Я Вас уверяю, что это полная, абсолютная, чистая правда – то, что я сейчас сказал.

Эти гаврики сидят у нас и показания дают. Знаю и возможную реакцию: «Да они там всё, что скажете, под дулом пистолета транслируют». Нет, это не так, и руководство британских спецслужб знает, что я говорю правду. Но я не уверен, вообще понимает ли руководство Великобритании, что это такое?

Такие вещи действительно беспокоят, потому что они не чувствуют краёв, как у нас в народе говорят, и могут довести до серьёзных последствий.

И.Доронов: Но мы же понимаем, что мы не ударим по атомной энергоструктуре.

В.Путин: Я Вам сказал, что, может быть, они провоцируют нас на эти действия.

И.Доронов: Госпожа Вице-президент, Вам вопрос. Вы затрагивали тему кассетных боеприпасов. Война во Вьетнаме закончилась, если я не ошибаюсь, в 1975 году. Насколько сейчас бомбардировки, которые были в Лаосе, повлияли на жизнь мирных людей и как они продолжают влиять до сих пор?

П.Ятхоту (как переведено): Что касается кассетных боеприпасов, а также неразорвавшихся снарядов, остатков войны, я думаю, что число таких объектов по-прежнему крайне высоко, мы всё ещё не обезвредили их все. Конечно, мы испытываем серьёзные проблемы из-за этих неразорвавшихся боеприпасов. Мы получаем гуманитарную помощь, техническую помощь со стороны России, со стороны международных организаций, однако до сих пор нам не удалось расчистить нашу территорию.

Наиболее опустошительными последствиями для нашего народа являются всевозможные травмы, и, конечно, многие жизни были унесены. В связи с этим в ЛНДР очень много сирот, чьи родители погибли из-за неразорвавшихся боеприпасов.

Более того, такие объекты являются препятствием на пути развития сельского хозяйства, поскольку многие пахотные земли серьёзно пострадали от кассетных боеприпасов. В этой связи Правительство Лаоса придаёт огромное значение решению этого гуманитарного вопроса, в том числе в партнёрстве с Россией, равно как и с международными организациями.

И.Доронов: У Правительства Лаоса есть понимание, сколько ещё лет потребуется, для того чтобы полностью разминировать территорию?

П.Ятхоту: Война в Лаосе продолжалась на протяжении более 30 лет. Это одна из самых длительных войн в истории.

Использование кассетных боеприпасов было одной из черт тактики, применявшейся в той войне. Мы по-прежнему не имеем расчётов относительно того, сколько ещё лет уйдет на то, чтобы обезвредить неразорвавшиеся остатки войны. Но, вне всякого сомнения, Правительство ЛНДР работает в тесном сотрудничестве как с дружественными странами, так и с международными организациями для того, чтобы решить эту проблему как можно быстрее.

И.Доронов: Спасибо.

Хотите прокомментировать это?

В.Путин: Нет. Я хочу только добавить, что мы не только принимаем участие в разминировании, наши специалисты, но мы обучаем местных специалистов. Уже подготовили 150 человек, которые занимаются разминированием, из местных граждан.

И.Доронов: Владимир Владимирович, я сейчас спрошу про Армению. Год назад здесь, на этой сцене Никол Воваевич Пашинян сидел, я видел, как вы общаетесь в кулуарах. Мне показалось, что было абсолютно нормальное общение.

Сейчас мы читаем про то, что вчера, по-моему, начались армяно-американские учения. Жена Пашиняна ездила в Киев. Спикер парламента Армении позволял себе в адрес нашего МИДа очень нелицеприятные высказывания.

Почему произошёл этот разворот Армении? Как это скажется вообще на обстановке на границе с Азербайджаном? И к чему это вообще может Армению привести?

В.Путин: Я не думаю, что есть какой-то разворот. Мы видим и понимаем, что происходит. Знаете, об этом можно много говорить. Мы предлагали свои варианты урегулирования.

Что скрывать, мне кажется, это хорошо известно, Армения контролировала семь районов, которые поставила под свой контроль после известного армяно-азербайджанского конфликта. Мы предлагали договориться с Азербайджаном таким образом, чтобы два района – Кельбаджарский и Лачинский – остались под юрисдикцией фактически Армении – и весь Карабах, но армянское руководство с этим не согласилось, хотя мы пытались убедить армянское руководство в течение десятилетия, лет десять, а то и 15. Разные варианты, но в конечном итоге всё сводилось к этому. На наш вопрос: «Что вы будете делать?» – нам отвечали: «Будем сражаться». Ну, ладно.

В конечном итоге всё пришло к той ситуации, которая сегодня сложилась. Но дело не только в результатах этого последнего конфликта, дело ещё в том, что армянское руководство по сути – ну, не по сути, а по существу признало суверенитет Азербайджана над Карабахом и в своём Пражском заявлении просто зафиксировало это на бумаге.

И мы знаем об этом, здесь чего говорить. Теперь мне Президент [Азербайджана Ильхам] Алиев говорит: Вы же знаете, что Армения признала, что Карабах наш, что вопрос о статусе Карабаха больше не стоит, он решён. И армянское руководство об этом публично заявило, посчитав и всю территорию до 1991 года в рамках Азербайджанской ССР и назвав цифру, в которую входит, конечно, и территория самого Карабаха. Это состоялось, это же не наше решение, это решение сегодняшнего армянского руководства. А если так, говорят нам, то вы теперь все вопросы, если вы хотите чем-то заниматься по Карабаху, должны с нами решать на двусторонней основе. Ну, а что нам сказать-то здесь? Здесь и сказать нечего. Если сама Армения призналась, что Карабах – это часть Азербайджана, ну что нам делать?

Конечно, здесь возникают другие вопросы, связанные с гуманитарной составляющей и с мандатом наших миротворцев. Это правда. Мандат ещё действует. А вопросы гуманитарного характера, недопущения там каких-то этнических чисток, конечно, они никуда не делись, я с этим полностью согласен. Надеюсь, что азербайджанское руководство, как и говорили всегда нам и до сих пор говорят, не заинтересовано в каких бы то ни было этнических чистках. Более того, наоборот, заинтересовано в том, чтобы этот процесс происходил мягко.

И.Доронов: Насколько, по Вашему мнению, вообще обоснованы претензии Еревана, когда говорят, что Россия не помогла, ОДКБ не помогло, блокаду Нагорного Карабаха тоже не сняли и там гуманитарная катастрофа происходит?

В.Путин: Если Армения признала, что Нагорный Карабах – это часть Азербайджана – всё, о чём речь-то? Это ключевая составляющая всей проблемы. Статус Карабаха определила сама Армения. В этом же вся проблема.

И.Доронов: Такой личный вопрос. За эти дни Никол Воваевич [Пашинян] разговаривал с Вами? Потому что с [Президентом Франции Эммануэлем] Макроном он поговорил, с Президентом Ирана поговорил.

В.Путин: Он прислал мне развёрнутое письмо. Мы с ним в контакте. Здесь никаких проблем у нас с Арменией нет, и с Премьер-министром Пашиняном никаких проблем нет, мы с ним в постоянном контакте.

И.Доронов: Ещё очень важный вопрос, возвращаясь к событиям на Украине. Сейчас очень много слухов пошло о том, что якобы возможна новая мобилизация в стране, у нас, в России.

Что Вы ответите тем, кто сейчас нас смотрит?

В.Путин: Послушайте, на Украине происходит насильственная мобилизация – там одна волна за другой. Я уже не знаю, кого они сейчас будут мобилизовывать.

Мы провели частичную мобилизацию, как известно, 300 тысяч человек мы призвали. Сейчас у нас, за последние шесть-семь месяцев, добровольно подписали уже контракты на службу в Вооружённых Силах и в добровольческих подразделениях 270 тысяч человек.

И.Доронов: Это дополнительно к частичной мобилизации?

В.Путин: Конечно, это за последние шесть-семь месяцев. Люди приходят в военкоматы и подписывают контракты. 270 тысяч человек. Больше того, у нас этот процесс продолжается. Ежедневно 1000–1500 человек приходят для подписания контракта, ежедневно.

Вы знаете, это то, что отличает российский народ, российское общество. Я не знаю, честно говоря, в какой-то другой стране это возможно или нет, ведь люди сознательно идут на военную службу в сегодняшних условиях, понимая, что в конечном итоге они окажутся на фронте. Мужики наши, мужчины российские, понимая, что их ожидает, понимая, что они могут жизнь отдать за Родину, получить тяжёлое ранение, всё равно на это идут сознательно и добровольно, защищая интересы Родины.

Вы сейчас только говорили о выборах. Они же прошли везде, в том числе и в Запорожской, Херсонской областях, в Луганской, Донецкой республиках. В тяжёлых условиях проходили, я удивлён мужеству работников избирательных участков. Там когда обстрелы начинались, а противник пытался обстреливать и избирательные пункты, люди уходили в подвалы, обстрел заканчивался – они поднимались и продолжали работать. А другие приходили на избирательные участки и в очередях стояли, несмотря на опасность их обстрела.

Почему я это говорю? Потому что наши солдаты, ребята наши, герои, которые там воюют на передке, они знают, что им есть кого защищать, и это ключевой момент: мы защищаем наших людей.

И.Доронов: Мы скоро будем завершать. Но у меня есть ещё несколько вопросов.

1 сентября в школы поступил новый учебник по истории. Я не буду его подробно обсуждать, потому что мы делали интервью с Вашим помощником Владимиром Ростиславовичем Мединским, и он подробно изложил позицию.

Но там есть такая цитата: «Знаете, жизнь всегда сложнее, чем любые идеологические и журнально-газетные штампы. Пройдёт десятилетие, и наше время станет предметом скрупулёзного изучения. Учёные-историки будут задаваться вопросом, какие шаги мировых лидеров, в том числе и руководства нашей страны, были предприняты правильно и своевременно, а в каких случаях следовало поступить иначе».

Если можно, я хотел бы попросить: давайте не будем ждать учёных из будущего. Что было, с Вашей точки зрения, правильно сделано, а где ошибки совершили за это время?

В.Путин: Давайте подождём учёных из будущего. Только будущие поколения могут объективно оценить то, что мы сделали для страны.

Вы знаете, я вспоминаю то, что князь Потёмкин написал когда-то Екатерине II, когда речь шла о присоединении Крыма, я не смогу воспроизвести дословно эту цитату, но смысл передать смогу. Написал он следующее: пройдёт время, и будущие поколения поставят вам в вину то, что вы могли присоединить Крым и не сделали этого, и вам будет стыдно. Интересы государства прежде всего. Мы руководствуемся именно этими соображениями, это ставим во главу угла, и за это нам точно не стыдно.

И.Доронов: У меня один вопрос, связанный со спортом – с Олимпиадой, которая пройдёт во Франции в следующем году.

Прежде чем его задать, я хочу, чтобы мы все с вами поаплодировали нашему Даниилу Медведеву, который бился в финале US Open в Нью-Йорке. Вообще, финал хороший получился – русский и серб играли, два православных человека.

Давайте скажем Даниилу спасибо, что он смог это сделать. Правда, не было – я смотрел эту трансляцию – никакого флага, не было никакого упоминания о том, что он из России.

И [Президент Франции Эммануэль] Макрон, когда сказал про Олимпиаду, которая пройдёт во Франции, как я сказал, в следующем году, сказал, что не будет там ни российских, ни белорусских флагов – ничего.

Что Вы можете сказать нашим спортсменам, для которых Олимпиада – это прям цель их жизни? Они ждут, и им придётся её пропустить.

В.Путин: Я вот что скажу. Конечно, мы должны прежде всего руководствоваться интересами спортсменов в данной ситуации. И каждый из них, кто годами, некоторые десятилетиями, готовился к важнейшим стартам, должен сам для себя принять определённое решение.

Но что касается самого олимпийского движения, то я бы вот что сказал. Я думаю, что сегодняшнее руководство международных федераций, самого Международного олимпийского комитета, они извращают изначальную идею Пьера де Кубертена: спорт должен быть вне политики, он должен не разъединять, а объединять людей.

Что произошло за последние десятилетия? Олимпийское движение попало в ловушку финансовых интересов. Произошла недопустимая коммерциализация международного спорта и международного олимпийского движения, а как результат этой коммерциализации… О чём я говорю? Спонсоры, рекламное время, ведущие западные компании, которые в конечном итоге создают экономическую и финансовую базу функционирования самого Международного олимпийского комитета и всего движения в целом, они в свою очередь находятся в прямой зависимости от политических структур и правительств своих стран.

Вся эта цепочка привела к тому, что сам международный спорт и олимпийское движение деградируют, они не выполняют свои важнейшие функции. И ведь дело не только в том, чтобы ставить рекорды, а дело в том, чтобы объединять людей, а вот эту функцию международное олимпийское движение утратило. И это очень прискорбно для самого олимпийского движения, потому что так или иначе будут создаваться альтернативные движения, ничего с этим не поделать, это объективный процесс.

Мы в следующем году будем проводить Игры дружбы, мы будем проводить соревнования в рамках БРИКС, с удовольствием все будут в этом участвовать – те, кто деполитизирован. Это будет соответствующим образом убивать сегодняшние международные структуры. Надо их обновлять, ещё и кадрово обновлять.

Прискорбно, что это происходит, но мы, конечно, будем защищать интересы наших спортсменов – первое. И второе – будем создавать для них альтернативные возможности, в том числе и по финансовым результатам их достижений.

И.Доронов: Минспорта привёл статистику на ВЭФ или перед ВЭФ: 55 спортсменов по олимпийским видам спорта сменили российское гражданство на какое-то другое, вместе с неолимпийскими – более ста. Вы понимаете этих людей?

В.Путин: Я уже сказал об этом в начале этого ответа, что люди десятилетиями шли к какой-то цели, но теперь по политическим соображениям они не могут её достигать.

Вы знаете, есть ещё одна составляющая: не знаю, можно ли так говорить, но тем не менее некоторые говорят, что спорт и соревнования на международном уровне – это как бы сублимация войны. В этом что-то есть.

Я никого не осуждаю, но просто для спортсмена, особенно высокого класса, когда он выходит на пьедестал почёта, звучит гимн его страны и поднимается флаг, знамя, это тоже имеет определённое значение. Но в конечном итоге каждый человек делает свой собственный выбор. Я так считаю.

И.Доронов: Задам последний вопрос.

Мы начали сегодняшнюю пленарную сессию с того, что десять лет назад мы провозгласили, что Дальний Восток, Сибирь, Арктика для нас приоритет.

Я бы хотел всё-таки посмотреть чуть-чуть вперёд и поразмышлять над образом и Дальнего Востока, и Сибири, и вообще в целом над образом России через лет десять, предположим.

Сейчас мы видим некую такую реинкарнацию на новом витке, может быть, [можно] сравнить с Советским Союзом, когда были пионеры, а теперь «Движение первых» появилось, у нас в своё время вернулась музыка советского гимна, на ВДНХ у нас сейчас готовится выставка «Россия», и это тоже напоминает то, что было тогда.

Образ будущего, например, для Украины нарисован понятно – это членство в НАТО и членство в ЕС. На Западе образ будущего тоже выглядит – как сказать – «радужным».

Какой этот образ будущего для России?

В.Путин: Вы сейчас сказали, что для некоторых стран образ будущего в том, что они были членами каких-то организаций: НАТО, Евросоюза. Вы понимаете, что Вы сказали? То есть они за образ будущего, связанный не только с взаимодействием с кем-то, а образ будущего, связанный с их полной зависимостью от кого-то.

В сфере обороны им нужно, чтобы их кто-то прикрывал, иначе они не смогут. В сфере экономики им нужно, чтобы были направлены деньги из соответствующих фондов, иначе им не подняться. Кстати говоря, и мира на Украине никто не хочет, потому что, если война прекратится, надо же будет отвечать перед народом за экономическую и социальную составляющую, а показать-то нечего. Я сомневаюсь, чтобы после окончания боевых действий там потоком пошёл бы какой-то процесс восстановления украинской экономики. Кто кормить-то там будет? Я сомневаюсь в этом.

Наше будущее зависит от нас. Я недавно встречался с молодыми учёными в Сарове. Они меня тоже спрашивали, мы говорили во всяком случае об этом. О чём? Хочу это сказать, может быть, в другом формате, но ту же самую мысль повторить. Учёные занимаются своими разработками. Промышленники работают в сфере материального производства: в сельском хозяйстве, в промышленности. Деятели культуры создают образы для того, чтобы поддержать наши ценности, которые лежат в основе духовного мира каждого человека и каждого нашего гражданина. Всё это вместе, безусловно, будет давать нам результат. Это всё должно воплотиться в том, что наша страна, в том числе в сфере безопасности и обороны, должна быть самодостаточной. Но это не значит изоляции страны. Это значит, что мы в сотрудничестве с нашими партнёрами и друзьями, в интеграции с подавляющим большинством стран, которые представляют большинство населения [мира], будем развивать свою собственную страну и делать её ещё более сильной.

Я уже говорил: промышленность, наука и так далее. Но при этом мы обязательно должны сохранить душу России, нашего многонационального и многоконфессионального народа. Вот эта гуманитарная составляющая вместе с наукой, образованием, вместе с реальным производством будет той базой, на которой страна будет двигаться вперёд, ощущая и понимая себя как суверенное, в полном смысле независимое государство, имеющее перспективы развития. Так оно и будет.

Ведь смотрите, несмотря на все ограничения, которые были введены в отношении России… На что рассчитывали? Что у нас финансовая система рассыплется, экономика рухнет, предприятия остановятся, многотысячные коллективы останутся без работы. Ведь этого ничего не произошло. Россия по результатам прошлого года вошла в пятёрку крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности, по объёму экономики. У нас есть все шансы и дальше двигаться по этому пути. Да, я сказал, у нас инфляция немножко подросла, но она в рамках соответствующих показателей находится. Безработица на историческом минимуме – три процента. Такого никогда не было, три процента всего безработица в стране.

Да, в этой связи возникают некоторые другие вопросы с трудовыми ресурсами, но они тоже решаются. Впервые за несколько лет у нас растут реальные доходы населения. Да, это скромные доходы, я говорил, но тенденция правильная. И реальные располагаемые доходы, и реальная заработная плата подрастает. Всё это вместе даёт нам все основания полагать, что Россия не только имеет такое надёжное и хорошее будущее, но оно обеспечено усилиями всего нашего многонационального народа.

И.Доронов: Хочется в заключение сказать, что звучит как предвыборная программа, но до декабря об этом говорить нельзя.

Большое спасибо, будем завершать нашу пленарную сессию. Мы проговорили практически три часа, попытались ответить на многие вопросы, но невозможно объять необъятное.

Госпожа Вице-президент [Лаоса], большое спасибо, что приехали. Владимир Владимирович, большое спасибо, что ответили на все мои вопросы.

Спасибо. Всем хорошего вечера.

Источник: kremlin.ru

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

Премьера документального фильма «Идеальный музей. Возрождение Ренессанса» в Русском доме в Софии

24 июня 2024 в 18.30 в Русском доме в Софии состоится Премьера документального фильма «Идеальный музей. Возрождение Ренессанса» режиссёра Ивана Болотникова.Эта лента посвящена истории...

Продолжается прием работ на Международный конкурс детского творчества «Москва в сердце каждого»

Задача для конкурса – создать уникальную художественную работу (допускается выполнение в различных техниках и стилях, а также в виде коллажей и аппликаций на бумаге)...

Геннадий Овечко возглавил ДРС МИД России

Директора Департамента по работе с соотечественниками МИД России Геннадия Овечко представили членам Всемирного координационного совета российских соотечественников, собравшимся в Москве на очередное заседание Совета. Геннадий...

В Москве пройдет первый туристический форум БРИКС

20 июня, в Москве стартует первый туристический форум БРИКС. В Москву приедут больше 300 представителей профильных ведомств, бизнес-сообщества, руководителей ассоциаций и экспертов индустрии из стран...

Образовательный интенсив «РОССИЯ. СЕРБИЯ. МЕДИАШКОЛА» прошел в Ханты-Мансийске

На прошлой неделе в Ханты-Мансийске прошёл уникальный образовательный интенсив «РОССИЯ. СЕРБИЯ. МЕДИАШКОЛА» . Образовательное мероприятие, организованное при поддержке Русского Дома в Белграде, собрало вместе...

Упростить процедуру переезда соотечественников в Россию поможет карта «Родина»

«Соотечественники, сохраняющие по велению сердца связь с Россией, в наше время — по-настоящему смелые люди. И, как Агентство, мы продолжаем оказывать им всестороннюю поддержку». Об...

Галина Преображенская, основатель конкурса «Романсиада»: «Я не боюсь несовременности — современность себя уже не...

«Культура» поговорила с популяризатором жанра романса, основателем Московского международного конкурса молодых исполнителей русского романса «Романсиада» Галиной Преображенской.— Романс — это, в моем скромном представлении,...

В Доме Москвы в Ереване 15 и 16 июня прошел Международный научно-практический форум по...

В мероприятии приняли участие более 50 учителей русских школ и центров за рубежом из 13 европейских стран (Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Испания,...

Совет Федерации одобрил ФЗ «О легализации российских и иностранных официальных документов и об истребовании...

9 июня Совет Федерации на пленарном заседании одобрил Федеральный закон «О легализации российских и иностранных официальных документов и об истребовании личных документов» (№...

Заявление Президента России В.В.Путина для прессы по итогам российско-корейских переговоров

Пхеньян, 19 июня 2024 года Придаём первостепенное значение укреплению традиционно дружественных и добрососедских российско-корейских отношений, в основе которых и славные традиции общей истории. Напомню, что...

< Июнь 2024 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Президент России В.Путин – итоги пленарного заседания восьмого Восточного экономического форума

Президент России Владимир Путин принял участие в пленарном заседании восьмого Восточного экономического форума.

В пленарной сессии также участвовала Вице-президент Лаосской Народно-Демократической Республики Пани Ятхоту. Модератор дискуссии – управляющий директор телеканала РБК Илья Доронов.

И.Доронов: Всем здравствуйте! Добрый день, добрый вечер, доброе утро!

Очень приятно видеть в этом году больше людей, чем в прошлом году. Мне кажется, в прошлом году рассадка такая была – более широкая, сейчас все вместе.

Добро пожаловать на восьмой Восточный экономический форум. Планировал я начать с одного, но новости, которые прямо сейчас приходят, заставляют начать совершенно с другого. Наверное, вы сейчас прочитали, что самолёт, который летел из Сочи в Омск, сел в поле в Новосибирской области. На борту было 159 человек, и никто не пострадал. Только у одного человека поднялось, как я прочитал, артериальное давление. Поэтому давайте мы поаплодируем лётчикам.

(Аплодисменты.)

Там есть другая проблема, связанная с самолётами, – но о ней, может быть, мы потом поговорим.

Итак, этот форум и эта пленарная сессия – они не очень обычные. Почему? Потому что ровно 10 лет назад было объявлено о том, что Дальний Восток и Арктика – для нас приоритет. Юрий Петрович Трутнев стал полпредом в ДФО как раз 10 лет назад, Владимир Владимирович в декабре в обращении к Федеральному Собранию сказал, что Дальний Восток – это приоритет.

Поэтому я сейчас предоставляю слово Президенту Российской Федерации и попрошу рассказать, как раньше говорили, о том, что за эти две пятилетки было сделано.

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, уважаемая госпожа Пани Ятхоту!

Я хочу поприветствовать нашу гостью, попрошу зал то же самое сделать.

Наш ведущий сейчас поприветствовал зал, сказал «добрый день, доброе утро, добрый вечер»: здесь, когда приезжаешь на Дальний Восток, действительно всё путается в голове, непонятно, то ли сейчас день, то ли утро, то ли вечер. Но в одном мы не запутаемся: Дальний Восток для России является стратегическим приоритетом на весь XXI век, с этого мы сходить не будем.

Я хочу поприветствовать участников и гостей восьмого Восточного экономического форума, который по традиции собрал руководителей компаний, экспертов и представителей власти из нашей страны и из десятков других государств мира, чтобы вместе обсудить перспективные, стратегические направления развития Дальнего Востока России, Арктики и всего Азиатско-Тихоокеанского региона. В ходе сегодняшнего выступления, конечно, поскольку это часть общего народнохозяйственного комплекса, мне так или иначе придётся обращаться и к другим регионам страны. Мы собираемся для того, чтобы оценить основные тенденции, которые определяют динамику международных деловых связей.

Мы с вами хорошо знаем, видим, как за последние годы изменилась и продолжает меняться глобальная экономика, в том числе из-за того, что некоторые страны, прежде всего западные, конечно, своими же руками разрушают систему финансовых, торговых, хозяйственных отношений, которую сами же и создавали во многом, выстраивали.

Очень важно, что на этом фоне в мире расширяется пространство подлинного делового сотрудничества государств, которые не подчиняются какому бы то ни было внешнему давлению, а следуют собственным национальным интересам, и таких государств становится всё больше и больше, причём в разных регионах мира.

Они ставят во главу угла своей деятельности, своей политики не какие-то конъюнктурные текущие политические моменты, а продвижение своих собственных проектов в области транспорта, энергетики, промышленности, финансов, в гуманитарной сфере, проектов, которые могут – и несут прямую долгосрочную выгоду народам этих стран.

По сути, рождается новая модель взаимоотношений, интеграции, но уже не по западным лекалам, для избранных, для избранного «золотого миллиарда», а для всего человечества, для всего функционирующего и развивающегося многополярного мира. Именно в этой модели созидательная энергия, открытость, нацеленность на конкретный результат становится мощным конкурентным преимуществом Азиатско-Тихоокеанского региона, ключевым фактором, который определяет и, уверен, ещё долго будет определять его глобальное лидерство по темпам экономического роста.

Отмечу, что в прошлом году товарооборот России со странами АТР увеличился на 13,7 процента, а за первую половину текущего года прибавил ещё 18,3 процента: за весь прошлый год – плюс 13,7, а за первое полугодие – уже 18,3.

Рассчитываю, что наша торговля с государствами АТР да и в целом экономические отношения продолжат своё развитие, ведь Россия, наш Дальний Восток, открыта для укрепления торговых, кооперационных связей, и потенциал такого сотрудничества просто невозможно переоценить.

Дальневосточный федеральный округ – это 40 процентов территории Российской Федерации. Здесь находится почти половина наших лесов и запасов золота, больше 70 процентов рыбы, алмазов, свыше 30 процентов титана, меди и так далее. Работают важнейшие, стратегические предприятия, морские порты и железные дороги. Словом, роль Дальнего Востока для нашей страны, для её будущего, для позиций России в многополярном мире исключительно велика. Мы это хорошо понимаем. И потому хочу повторить то, о чём говорил в Послании Федеральному Собранию десять лет назад, в декабре 2013 года, и о чём сказал в самом начале: опережающее развитие Дальнего Востока – это наш абсолютный приоритет на весь XXI век, общая ответственность и работа Правительства, регионов, крупнейших отечественных компаний как с государственным участием, так и абсолютно частных.

Для организации такой работы за прошедшие годы сформирован серьёзный нормативно-правовой каркас, заложены основательные современные подходы к экономическому и социальному развитию Дальнего Востока, а также Арктики – ещё одного из наших стратегических приоритетов.

Какие результаты? Модератор спросил, каких результатов вместе нам удалось достичь в этом регионе, добиться за последние десять лет. Прежде всего это касается, безусловно, экономики. Для развития промышленных комплексов и высокотехнологичных производств, для создания новых рабочих мест мы предложили на Дальнем Востоке особые налоговые, административные и таможенные преференции, взяли на себя строительство инфраструктуры, подведение сетей к индустриальным площадкам. Такая поддержка бизнеса ведётся на территориях опережающего развития и свободного порта Владивосток, хотя к этому порту как таковому прибавлены уже и другие территории.

С прошлого года особый преференциальный режим запущен на Курильских островах, причём с ещё более льготными условиями, чем в территориях опережающего развития: там и срок действия льгот выше, и само снижение налогов больше и так далее. Я сейчас не буду вдаваться в детали, чтобы время не терять.

Благодаря государственной поддержке дальневосточных проектов подписаны инвестиционные соглашения более чем на 7,7 триллиона рублей, из них 3,4 триллиона уже вложены. Создано 125 тысяч рабочих мест, начали работу около 700 новых предприятий. В том числе реализуются такие знаковые проекты, как газоперерабатывающий завод – один из крупнейших в мире, и газохимический комплекс в Амурской области, Находкинский завод минеральных удобрений и верфь крупнотоннажного судостроения «Звезда» – здесь, совсем рядом. Осваиваются месторождения меди и других полезных ископаемых: Удоканское, Баимское, Малмыжское.

Важные проекты запущены и в агропромышленном секторе. Это тепличные хозяйства в Сахалинской области и Приморском крае, переработка рыбы на Камчатке и в Магадане, производство свинины в Приамурье, увеличение производства сои в Амурской области. Всё это тоже перспективные направления как для поставок на наш внутренний рынок, так и на экспорт.

В целом динамика инвестиций на Дальнем Востоке, хочу это особо отметить и подчеркнуть, в три раза опережает общероссийский показатель. Если с 2014 года по 2022-й рост инвестиций в основной капитал по всей стране составил 13 процентов, то на Дальнем Востоке – 39 процентов.

Это отражается и на объёмах производства. Темпы промышленного роста на Дальнем Востоке также превышают среднероссийские.

По итогам последних пяти лет бо́льшая часть наших восточных регионов: Магаданская и Амурская области, Забайкалье, Еврейская автономная область, Приамурье, Чукотка и Камчатка – входят в двадцатку лучших субъектов Федерации по темпам роста валового регионального продукта, а Магаданская область и вовсе возглавляет этот рейтинг.

Приведу несколько цифр, которые говорят сами за себя. За 10 лет грузооборот дальневосточных морских портов увеличился в 1,6 раза, ввод жилья – в 1,3 раза, электропотребление – в 1,2 раза, годовая добыча золота на востоке страны выросла в 1,6 раза, угля – в 2,8 раза. Уважаемые коллеги, вы понимаете, о чем идет речь, – не о процентах повышения роста, все растет в разы.

Здесь отмечу, что процент изученности недр на Дальнем Востоке в среднем по регионам сейчас составляет 35 процентов. Вы понимаете, всего 35 процентов изученных недр. Что это означает? Это говорит о том, что есть все возможности еще для кратного роста добывающих отраслей, в том числе по дефицитным стратегическим видам сырья, востребованным в экономике будущего.

Все это не только гарантия ресурсного суверенитета страны, но и основа для производства новых материалов, микроэлектроники и перспективных источников энергии, для продвижения отечественных экологических, природосберегающих технологий и научных разработок, для создания качественных рабочих мест, реализации на новом уровне естественных конкурентных преимуществ Дальнего Востока, да и всей России.

Чтобы увеличить объем геологоразведки, у нас запущена фронтальная стратегия, она называется так красиво: «Геология. Возрождение легенды». Я прошу Правительство предусмотреть в ней отдельный раздел, посвященный изучению недр дальневосточного региона, и приступить к подготовке такого же раздела для Сибири.

Перспективы Дальнего Востока, а также Арктики, конечно, связаны не только с освоением месторождений природных ресурсов, которые, безусловно, востребованы, но и в отечественной промышленности, и за рубежом.

Повторю: мощная сырьевая база экономического развития, которую мы закладываем, позволяет нам идти вперед, увеличивать глубину переработки ресурсов, как говорят специалисты, наращивать добавленную стоимость на отечественных предприятиях, в том числе и прежде всего, конечно, на Дальнем Востоке. Это главное.

Для этого необходимо постоянно улучшать условия для ведения бизнеса в макрорегионе, удерживать их на глобально конкурентоспособном уровне, обеспечивать длинное и дешевое финансирование инвестиционных проектов, доступное как для малого и среднего бизнеса, так и для крупных производственных компаний во всех сферах и отраслях, территориях и районах.

Как вы знаете, мы запустили на федеральном уровне кластерную инвестиционную платформу. Этот механизм предназначен для финансирования масштабных, системно значимых проектов прежде всего по выпуску материалов, комплектующих и готовых изделий в обрабатывающей промышленности.

В текущем году в рамках этой инвестиционной платформы должны быть профинансированы проекты выпуска приоритетной продукции на сумму не менее двух триллионов рублей. Я прошу Правительство дополнительно нацелить этот инструмент именно на задачи развития дальневосточной экономики, на то, чтобы здесь появлялись более сложные производства с современными, хорошо оплачиваемыми рабочими местами. Необходимо двигать проекты, которые требуют крупных, многомиллиардных вложений, а они в свою очередь становятся точками притяжения для смежных секторов, для строительной индустрии, сервисных компаний и производителей оборудования, для малого бизнеса.

Что бы еще хотел подчеркнуть: нефте- и газохимия, металлургия, машиностроение, другие сектора обрабатывающей промышленности – все это энергоемкие производства. Однако, и об этом тоже нужно сказать, сегодня большинство дальневосточных регионов, которые, как уже сказал, строят жилье, открывают новые производства и индустриальные площадки, все еще сталкиваются с нехваткой энергетических мощностей. И это, конечно, проблема.

Масштабы проектов, которые мы реализуем на Дальнем Востоке, требуют такого же масштабного обновления дальневосточной энергосистемы. При этом здесь есть по-настоящему уникальные условия для развития экологически чистой гидро-, атомной и возобновляемой энергетики.

Прошу Правительство вместе с нашими крупными энергокомпаниями, деловыми кругами подготовить программу развития энергетических мощностей на Дальнем Востоке. Она должна быть рассчитана на длительный срок – до 2050 года, чтобы максимально расширить экономические возможности наших дальневосточных территорий. Также прошу Правительство разработать механизмы проектного финансирования этой стратегической программы.

В наших планах – связать между собой газопроводы «Сила Сибири» и «Сахалин–Хабаровск–Владивосток», а затем включить их в единую систему газоснабжения страны. То есть решить, по сути, не побоюсь этого слова, историческую для нашей страны, глобальную задачу – интегрировать в одно целое газотранспортные сети запада и востока Российской Федерации.

Наряду со строительством газопровода «Сила Сибири-2» это позволит нам не только гибко работать на мировых энергетических рынках, что сегодня востребовано, как мы знаем, но прежде всего существенно расширить программу газификации Бурятии, Забайкальского края, других дальневосточных регионов, дать промышленности здесь, на Дальнем Востоке, дополнительные ресурсы, обеспечить города и поселки экологически чистым топливом. При этом для газификации Камчатки будут использованы возможности терминала сжиженного природного газа, который одной из наших компаний уже создан.

Это направление у нас активно развивается, в том числе в Арктике. После успешного старта проекта «Ямал СПГ» запущен новый масштабный проект по строительству сжиженного природного газа в Заполярье, имею в виду первую технологическую линию проекта «Арктик СПГ-2». Она уже находится в районе добычи, ведутся пусконаладочное работы – да, так и происходит? Отлично.

Отмечу, что сама эта линия, по сути, представляет собой плавучий завод по сжижению природного газа. Он не имеет аналогов в мире – можно об этом смело сказать – и опирается именно на российские технологии и мощности. Производится мурманским Центром строительства крупнотоннажных морских сооружений.

К 2030 году производство СПГ в Арктической зоне России должно вырасти втрое – до 64 миллионов тонн в год. В этой связи принято принципиальное решение о выпуске на базе мурманского центра новых линий СПГ для работы на арктических месторождениях. Конечно, это внесет огромный вклад в развитие наших северных регионов, в укрепление технологического суверенитета России.

Мощный центр производства СПГ планируется создать и в самой Мурманской области. Вынужден об этом тоже сказать, хотя это вроде напрямую не относится к Дальнему Востоку, но для его снабжения будет построен газопровод Волхов–Мурманск–Белокаменка.

Я очень надеюсь, что наши компании, сейчас не буду вдаваться в детали, договорятся между собой при посредничестве Правительства, кто и как будет строить этот важный инфраструктурный объект. Он очень важен и для города Мурманска, и поселков Мурманской области и Карелии.

Для поддержки деловых инициатив и в целом для экономики Арктики и Дальнего Востока, их жителей важны транспортные проекты. Нужно расширять действующие логистические маршруты и открывать новые коридоры перевозки грузов.

Особое место в этом ряду, конечно, занимает развитие Северного морского пути. В прошлом году по нему прошли 34 миллиона тонн грузов, и в ближайшие годы грузопоток этого глобального транспортного коридора будет только расти, что требует опережающего строительства современного ледокольного флота, модернизации арктических портов и их инфраструктуры.

К 2030 году мы предполагаем удвоить общую мощность морских портов Арктического бассейна. Если в прошлом году она составила 123 миллиона тонн, то к концу десятилетия должна выйти на уровень 252 миллионов тонн, в том числе за счёт строительства новых терминалов, расширения железнодорожных подходов. Уже к 2027 году планируется существенно увеличить мощности мурманского порта с нынешних 56 миллионов до 110 миллионов тонн в год.

Мы продолжим модернизацию БАМа и Транссиба. Темпы здесь нужно, безусловно, наращивать, в том числе с помощью механизмов концессии, привлечения частного капитала для строительства мостов, тоннелей и путепроводов. Сейчас только мы этот вопрос обсуждали с коллегами – модераторами соответствующих сессий.

В этой связи отмечу, что по инициативе частных инвесторов прокладывается Тихоокеанская железная дорога, возводится новый порт на побережье Охотского моря. Это позволит задействовать ресурсы Якутии и севера Хабаровского края, обеспечить прямой выход на рынки АТР.

Наши крупные компании строят сейчас новый морской порт на Таймыре, модернизируют железнодорожную магистраль Пангоды–Надым на Ямале. Таких примеров много, когда бизнес вкладывается, что называется, вдолгую в логистические, транспортные, энергетические проекты, в строительство железных дорог и автомобильных трасс, морских терминалов и аэропортов.

Я прошу Правительство, коллег в регионах активно опираться на этот ресурс, чтобы и государственные, и частные вложения давали синергетический эффект для обновления инфраструктуры, социальной сферы, пространственного развития регионов да и страны в целом.

Уже обращался к наших предпринимателям, многие из которых столкнулись с определённым прессингом со стороны отдельных партнёров, и хочу ещё раз сегодня повторить: надёжнее и лучше, безусловно, вкладывать капиталы в Россию – как в масштабные, амбициозные инфраструктурные проекты, так и в локальные, но не менее важные проекты городского развития и туризма. Мы видим, что происходит с капиталами, как и куда они двигаются. Не наступайте дважды на одни и те же грабли.

Совсем недавно мы открыли участок скоростной автомобильной дороги от Москвы до Арзамаса. К концу текущего года трасса дойдет до Казани, а затем до Екатеринбурга и Тюмени. Хочу сегодня сказать, что мы, безусловно, продолжим этот масштабный проект: скоростные автомобильные магистрали пройдут через Сибирь, Дальний Восток до Тихого океана. Будет сформирован единый транспортный коридор «Россия» от Санкт-Петербурга до Владивостока. Он послужит основой для развития туризма, для связи логистических, аграрных и производственных центров, даст импульс предпринимательству, обновлению городов и посёлков.

Отдельная тема – развитие авиационного сообщения Дальнего Востока с европейской частью России, а также повышение прямой связанности дальневосточных регионов между собой, чтобы людям не приходилось летать к соседям через Москву или сибирские аэропорты.

С этой целью, как вы знаете, мы создали единую Дальневосточную авиакомпанию. Её наиболее важные маршруты субсидируются государством, таким образом, цена билетов становится доступнее для граждан, появляются дополнительные возможности осваивать новые направления перелётов, в том числе и местные.

Предлагаю поддержать эту, безусловно, важную работу, перевести её на системную основу. Прошу Правительство до 1 марта будущего года подготовить комплексный план мероприятий по развитию воздушных перевозок внутри дальневосточного региона. Он должен охватывать строительство новых и модернизацию действующих аэропортов, улучшение стандартов для работы малой авиации, поставку отечественных самолётов и вертолётов и, конечно, повышение доступности авиаперелётов прежде всего за счёт уменьшения расходов авиакомпаний на лизинг воздушных судов.

Точные параметры и целевые ориентиры здесь ещё предстоит определить, но, думаю, будет верным поставить такую планку, чтобы к 2030 году пассажиропоток на внутренних рейсах Дальнего Востока вырос не менее чем до четырёх миллионов человек в год.

Уважаемые коллеги!

Важнейшая, интегральная цель наших планов, которые мы реализуем в экономике, в транспортной сфере и инфраструктуре Дальнего Востока, состоит в том, чтобы повысить качество жизни граждан, создать комфортные и современные условия для учёбы и работы, для отдыха и воспитания детей, добиться устойчивого прироста населения в дальневосточных регионах России.

Для этого запущен целый ряд механизмов, включая программу «Дальневосточный гектар». Больше 119 тысяч человек получили земельные участки для ведения бизнеса, открытия производств и туристических объектов, для строительства собственного дома.

Здесь напомню о поставленной задаче: уже этой осенью нужно подготовить нормативную базу для поддержки индивидуального жилищного строительства по всей стране, речь идёт о применении счетов эскроу – как при возведении многоквартирных домов. Это позволит дополнительно защитить средства граждан, а также создать возможности для привлечения ипотечного кредита на постройку собственного дома.

Я обращаю внимание коллег из Правительства: механизмы должны быть разработаны до конца текущего года, причём, повторю, по всей стране, включая и дальневосточные регионы.

Отмечу, что на Дальнем Востоке предложены специальные условия по ипотеке: сумма – до шести миллионов рублей, срок – до 20 лет, ставка – два процента. С помощью этого инструмента более 78 тысяч семей уже приобрели или построили новое жильё.

Предлагаю скорректировать параметры дальневосточной ипотеки, повысить её привлекательность, мы вчера с коллегами тоже об этом говорили, а именно: поднять верхнюю планку кредита до девяти миллионов рублей для тех, кто желает приобрести своё жильё площадью свыше 60 квадратных метров. Таким образом, у семей будет больше возможностей для выбора квартиры на первичном рынке или для строительства собственного дома.

Добавлю, что изначально дальневосточная ипотека была рассчитана только на молодые семьи, но с прошлого года такой кредит могут получить все учителя и врачи, работающие на Дальнем Востоке.

Предлагаю сделать следующий шаг и вновь увеличить охват этой программы, сделать ипотеку под два процента доступной и для сотрудников дальневосточных предприятий оборонно-промышленного комплекса. Подчеркну: именно для всех работников ОПК для Дальнем Востоке независимо от их возраста и семейного положения, так же как это мы сделали для врачей и учителей.

Далее. Мы предложили особые механизмы для развития жилищного строительства, включая так называемый «Дальневосточный квартал», когда компании, ведущие комплексную застройку, получают льготы резидентов территорий опережающего развития. В результате уже на этапе проектирования вместе с жильём закладывается комфортная городская среда и социальная инфраструктура: детские сады, поликлиники, спортивные комплексы и так далее.

В том числе с помощью механизмов «Дальневосточного квартала» строится город-спутник Владивостока. Здесь в современных условиях будут жить около 80 тысяч человек.

Добавлю, что для комплексного развития социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке введена так называемая президентская субсидия. В рамках этой программы уже построены, отремонтированы и оснащены оборудованием более 1,5 тысячи объектов во всех дальневосточных регионах. Что это такое? Это школы, больницы, спортивные залы, физкультурно-оздоровительные комплексы, дома культуры и так далее.

Назову несколько объектов, которые были сданы в последнее время. Это кардио-сосудистый центр в Якутске, центр ядерной медицины в Улан-Удэ, центр игровых видов спорта и единоборств в Комсомольске-на-Амуре. Построено жильё для работников социальной сферы на Чукотке. Открылся парк «Маяк» на берегу Охотского моря в Магадане.

Отдельное, большое направление работы, которое мы запустили, касается обновления 25 агломераций и городов Дальнего Востока. Сейчас не буду их перечислять, вчера мы публично обсуждали этот вопрос. Города должны получить новый облик на основе качественной проработки мастер-планов с учётом тех проблем и преимуществ, которые у каждого города свои. Мастер-планы в целом подготовлены, мы вчера говорили об этом. Нужно доработать их, определить источники финансирования и как можно быстрее двигаться вперёд.

В реновации городов нужно активно задействовать механизм дальневосточной концессии. Кроме того, предлагаю в ближайшие три года направить на приоритетные мастер-планы дополнительные ресурсы, вчера ещё поручил Правительству доработать все эти механизмы. В дальнейшем посмотрим на возможности увеличения этого финансирования на период до 2030 года.

И конечно, нужно уделить особое внимание муниципальным образованиям, в том числе небольшим. Так, в рамках программы «1000 дворов» в прошлом году обустроено 1245 общественных пространств, по итогам текущего года к ним добавится ещё 562. Безусловно, нужно продолжить эту работу.

Что здесь хотел бы подчеркнуть? В своё время мы приняли решение, по которому во всех наших ключевых программах развития есть специальный дальневосточный раздел. За счёт этого набран хороший темп государственных капиталовложений именно в проекты Дальнего Востока. Этот уровень, такую динамику, такие дальневосточные приоритеты госинвестиций обязательно нужно сохранить.

И ещё. Дальний Восток должен быть не только территорией опережающего развития экономики, социальной сферы и городской среды. За этими планами и проектами нельзя упускать из виду заботу об уникальных экосистемах, о сохранении сотен редких видов растений и животных. Кстати, в рамках нынешнего форума впервые прошёл международный форум «День сокола», посвящённый сохранению и увеличению популяции хищных и редких видов птиц.

Я хочу поблагодарить наших друзей, коллег с Ближнего Востока, они уделяют этой теме такое повышенное внимание. И мы, конечно, будем, уважаемые коллеги, с вами работать и по этой чисто гуманитарной, но очень интересной теме.

На Дальнем Востоке более 60 особо охраняемых природных территорий федерального значения. Многие из них – объекты всемирного природного наследия: это озеро Байкал, Ленские столбы, заповедник «Остров Врангеля», вулканы Камчатки и так далее. Всё это наше неотъемлемое национальное богатство, но в то же время это достояние всей планеты, и мы обязаны его сберечь и одновременно предоставить возможности для научных исследований, для образования и отдыха детей, молодёжи, чтобы российские туристы и наши гости из-за рубежа могли познакомиться с прекрасной природой Дальнего Востока.

Уже говорил, что российский Дальний Восток должен стать площадкой для отраслей «новой экономики», включая развитие туризма в национальных парках Приморья, Хабаровского края, Якутии, Бурятии, Камчатки, Курил и других регионов.

С 1 сентября вступил в силу закон, который создаёт цивилизованные условия, нормативные рамки для экотуризма, формирует базу для раскрытия научного и туристического потенциала охраняемых территорий. Важно, чтобы они были обеспечены инфраструктурой.

В этой связи предлагаю в следующем году выделить дополнительные ресурсы на национальные парки Дальнего Востока. Подчеркну: не за счёт перераспределения средств с других природных объектов, а именно добавить плюсом, что называется, «сверху» к предусмотренному финансированию.

И ещё несколько слов о формировании новых отраслей Дальнего Востока. В конце мая прошла выставка «Развитие креативной экономики в России». Тогда состоялась предметная дискуссия, прозвучали интересные предложения от молодых предпринимателей, в том числе из дальневосточных регионов.

Так, в Якутии благодаря усилиям региональных властей, инициативе самих бизнесменов сложилась одна из лучших практик по развитию творческих индустрий, например, программирование, архитектура, промышленный дизайн и так далее. Этот опыт ляжет в основу подготовки регионального стандарта развития творческих индустрий, который затем будет распространён на все субъекты Федерации. Здесь важнейшая задача – сделать наши российские марки, бренды более узнаваемыми.

Сейчас только с коллегами встречался, с модераторами, я уже упоминал эту встречу, они мне сообщили приятную новость, что этот процесс идёт достаточно быстрыми темпами и даёт хорошие результаты.

Необходимо поддержать спрос на отечественную продукцию и услуги, например, с помощью выставок, ярмарок и так далее. Безусловно, будем продолжать этот процесс.

Первая такая ярмарка креативных индустрий прошла в августе в Новосибирске. В ней приняли участие 70 российских производителей. За три дня её посетили 17 тысяч человек.

Вторую ярмарку буквально на днях принял Владивосток, мероприятие вошло в культурную программу нашего форума. Думаю, что эти начинания подхватят и остальные регионы нашей страны.

Что касается конкретно Дальнего Востока, то здесь принято ещё одно решение, которое касается освоения новых индустрий в экономике, в культуре, в спорте. Мы договорились, что в Дальневосточном федеральном округе будет организован ежегодный турнир по киберспорту.

Это направление уже завоевало большую популярность во всём мире, причём наши киберспортсмены находятся на лидирующих позициях. Проведение соревнований высокого уровня в России, уверен, послужит продвижению компьютерного спорта и в нашей стране, и за рубежом.

Первый турнир пройдёт уже в конце года. Я прошу отечественные IT-компании и компании с госучастием обратить внимание на этот вид спорта и поддержать его.

Уважаемые коллеги!

За прошедшие 10 лет для Дальнего Востока и Арктики сделано немало. Задан мощный вектор развития экономики, социальной сферы, инфраструктуры, созданы уникальные для нашей страны условия для ведения бизнеса. Я не побоюсь этого слова: именно уникальные условия. Развёрнуты крупные знаковые проекты в добыче природных ресурсов и обрабатывающей промышленности, в жилищном строительстве и обновлении транспортной сети. Свёрстаны и реализуются планы по улучшению облика городов и посёлков.

Огромная, ключевая заслуга в достижении этих результатов принадлежит жителям Дальнего Востока и тем, чьи семьи жили здесь многие-многие поколения, и тем, кто недавно приехал сюда из других регионов России работать, учиться или вести своё дело.

Всем, кто верит в будущее Дальнего Востока, в его огромные возможности и потенциал, вносит свой вклад в его развитие, хочу сказать особые слова благодарности.

И повторю: Дальний Восток – наш стратегический приоритет на весь XXI век. Я заканчиваю своё выступление тем, с чего начал. Его роль, так же как и роль, значение всей нашей страны в мире, уверен, будет только возрастать.

Благодарю вас за внимание.

И.Доронов: Госпожа Вице-президент, я чуть позже, если можно, предоставлю Вам слово.

А сейчас я хотел бы задать несколько вопросов сразу же Президенту России по поводу выступления, которое было сейчас.

Владимир Владимирович, очень здорово, что Вы произнесли слова насчёт приоритета Дальнего Востока, потому что многим могло показаться, что приоритет у нас сейчас находится совершенно в другой части света, на Западе, и все усилия мы вкладываем туда.

В.Путин: У нас много приоритетов, но Дальний Восток – один из главных.

И.Доронов: Это третий раз, так что мы запомним, что это действительно так.

Вы сказали про трассу М-12, не могу от себя не сказать Вам спасибо и Марату Шакирзяновичу [Хуснуллину], который здесь сидит. Я из Владимира, 180 километров между Москвой и Владимиром, например, в какие-нибудь майские праздники – шесть или семь часов на машине. Это было просто невозможно. Сейчас попробуем по новой трассе проехать и посмотрим, как это будет на самом деле.

И сразу же несколько вопросов.

В выступлении сейчас прозвучали слова, я даже для себя записал: «Историческая глобальная задача», – то, что касается Дальнего Востока. Вообще мне приходит в голову аналогия, что те планы, которые были озвучены, их, наверное, можно сравнить с тем, что делал Столыпин по поводу освоения Сибири, или с планом индустриализации, который был в СССР.

Но у меня вопрос: если бы не случились санкции сначала 2014-го, потом 2022 года, если бы границы не закрылись, если бы на Западе не невозможно было размещать наш капитал, как по-Вашему, эти глобальные планы внутри страны смогли бы произойти, их можно было бы осуществить?

Приведу статистику в подтверждение своих слов, своего вопроса, статистику по специальному административному району на острове Русский: за год – плюс 43 резидента, сейчас всего 60 резидентов, то есть взрывной рост именно после введения санкций.

В.Путин: Во-первых, мы начали эту работу десять лет тому назад. Вы сами меня об этом спросили, и я сказал об этом: мы начали работу задолго до всех событий, которые происходят в последние годы начиная с 2014-го, и начали её потому, что видели тенденции развития мировой экономики. Мы видели рост новых центров влияния, новых центров экономического развития. Мне не нужно, наверное, называть эти страны, они же очевидны для всех. Мы понимали, что, как и куда разворачивается, и мы видим это сегодня, эти тенденции сохраняются, даже, более того, набирают обороты.

Но то, что произошло после 2014 года, после того как на Украине западные страны поддержали государственный переворот и начали войну на Донбассе, конечно, многие процессы стали ускоряться. Здесь мы можем только пожалеть о том, что своевременно не реализовали те планы, которые были у нас по развитию инфраструктуры, в том числе железнодорожной сети на Дальний Восток.

Потому что, честно говоря, Правительство немножко просчиталось, полагали, что не будет такого объёма грузоперевозок, но он оказался даже в последние годы больше, чем можно было себе представить. Но ничего, мы справляемся, планы есть, они свёрстаны ранее, поэтому нам легче будет их реализовывать даже в короткие сроки.

Сейчас мы только с модераторами, с нашими коллегами, обсуждали планы развития Восточного полигона. Средства есть, желание у инвесторов есть, потому что есть рынок, они готовы свои собственные деньги вкладывать, потому что видят отдачу от такого огромного потока, от такого большого грузооборота. Отдача на вложения обеспечена с хорошей нормой рентабельности. Поэтому начали давно, а за последние годы то, что происходит в мировой экономике, конечно, простимулировало нашу работу на этом дальневосточном направлении.

И.Доронов: Тем не менее фраза, которая звучит как «не наступайте на одни и те же грабли» два раза, прозвучала. Не до всех дошло ещё, что ли?

В.Путин: Вы знаете, если Вас интересует, наверное, многих интересует и из бизнес-сообщества, есть такая тенденция: раньше многие наши предприниматели создавали какие-то площадки для себя, потом столкнулись с проблемами – изъятие законно заработанных средств. Это, знаете, не мои средства, а средства наших компаний, наших предпринимателей, но это просто переходит всякие границы. Люди, которые это делают и сделали, они не понимают даже негативных последствий для себя, по-моему, до сих пор этого не оценивают.

Ограничения, допустим, расчётов в долларах. К чему это ведёт? К тому, что все страны задумались о создании своих собственных инструментов, о создании новых систем расчётов, задумались о том, стоит ли в тех же Штатах или где-то в Европе хранить свои сбережения, накопления, стоит ли вкладывать в ценные бумаги этих стран свои сбережения.

Я Вам гарантирую, я знаю, что это происходит. Конечно, каждый задумается. То, что наши золотовалютные резервы заморозили, – да мы уже в два раза больше заработали. Дело же не в этих 300 миллиардах, а дело в подрыве доверия к тем, кто это делает: разрушают доверие к себе. То же самое происходит в торговле, в ограничениях, связанных с торговлей.

Поэтому, бог их знает, сами виноваты в том, что такие негативные последствия неизбежно наступят для них, они уже наступают. Мы же к этому не стремились, но всё равно это объективный процесс, связанный с ростом новых быстроразвивающихся экономических центров.

И.Доронов: А те, кто приходит сюда, кто возвращается в Россию…

В.Путин: Сейчас скажу про грабли.

Тем не менее мы видим: на сегодняшний день уже практически восстановились логистические цепочки, поставки товаров, всё нормализовалось. Мы видим, это связано и с курсом национальной валюты в том числе, сдержанный возврат – я так, мягко скажу – валютной выручки, желание где-то что-то опять – за границей разместиться… Мы же это видим, мы всё понимаем. Нам нужно как-то с бизнесом договориться, они должны понимать и исходить из того, что здесь надёжнее работать. Поэтому не надо наступать на одни и те же грабли. Я уверен, что меня понимают те, к кому я обращаюсь.

И.Доронов: Как раз мой следующий вопрос и касается взаимоотношений государства и бизнеса – те, кто сюда возвращается, те, кто приходит на остров Русский и так далее.

У меня перед ПМЭФ было интервью с Андреем Рэмовичем Белоусовым, я его спрашивал, как государство и бизнес между собой должны функционировать. Он говорит: как партнёры, но государство старший партнёр, а бизнес – младший партнёр.

В.Путин: Он так сказал?

И.Доронов: Да, он так сказал.

В.Путин: Он говорит как бывший сотрудник Госплана. Мы должны быть равными партнёрами.

И.Доронов: Надо будет у него спросить его мнение после этих Ваших слов.

В.Путин: Он знает, я постоянно так шучу. Это шутка.

И.Доронов: Но тем не менее Вы уже сказали, что равные партнёры должны быть. А в принципе Вам сейчас не кажется, что государства становится слишком много в экономике и бизнесе?

В.Путин: Мы об этом слышим, об этом говорят постоянно. Это не так. Да, у нас есть крупные компании, особенно в сфере энергетики, но частные структуры развиваются быстрыми темпами, и мы их поддерживаем, в том числе и здесь, на Дальнем Востоке.

Смотрите, мы сопровождаем все вложения на Дальнем Востоке нашими инфраструктурными инвестициями со стороны государства. За предыдущие года три уже вложили в инфраструктуру для поддержки бизнеса, по-моему, 15 миллиардов, что ли, не помню точную цифру. А за этот год уже 8,5, только за этот год – 8,5 миллиарда, и на ближайшие три года ещё 33, по-моему, будем вкладывать, и так по очень многим направлениям. Мы же льготируем работу наших компаний, особенно здесь, в дальневосточном регионе. Давайте будем здесь оставаться, на этой территории.

Я упоминал про ТОРы. Там посчитать, сколько льгот по уплате социальных взносов, по налогу на прибыль, по налогу на имущество, а если взять Курилы, то там ещё в два раза всё круче по льготам, чем для территорий опережающего развития. Поэтому сотрудничество между государством и бизнесом приносит хорошие результаты. Мы дальше так будем делать.

Вы знаете, что ещё очень важно? Мне кажется важным, что всё-таки между Правительством и бизнес-кругами на протяжении уже десятилетия, а может быть, даже пары десятилетий, сложился очень хороший диалог. Правительство практически не принимает никаких решений в сфере экономики, не проведя предварительных консультаций с бизнес-объединениями. Мы всегда стремимся учитывать мнение наших партнёров по бизнесу, так же как и профсоюзов.

И.Доронов: Про ТОРы Вы сказали и про особые экономические зоны, налоговые льготы – это всё хорошо. Но я пообщался со специалистами в этой области, они говорят, что не только это нужно. Нужно, например, ещё, чтобы была построена инфраструктура к этой зоне, например газ, электричество и всё остальное, – этого не хватает.

В.Путин: Я поэтому и сказал.

Да, кстати, я эту цифру вспомнил: 25 миллиардов за последние годы истратили как раз на инфраструктуру. За первое полугодие этого года – 8,5 [миллиарда], и 33 ещё предусмотрено. Так мы это и делаем, мы и будем это делать дальше. Мы понимаем, что вложение в инфраструктуру должно быть нашей поддержкой бизнесу – мы так и делаем и будем это делать дальше.

И.Доронов: Про курс рубля хотел спросить.

Год назад, когда мы сидели на этой сцене, доллар был где-то 60 рублей за доллар. Этим летом подошло к 100, по-моему, даже перешло за 100, сейчас – я смотрел перед сессией – 93 рубля. Волатильность очень-очень большая, и по итогам 2022 года российская валюта стала самой волатильной в мире.

Как в таких условиях прогнозировать что-то, когда ты не понимаешь, что будет с национальной валютой?

В.Путин: Да, это, конечно, вопрос, который требует своего кропотливого исследователя в виде Центрального банка и Правительства Российской Федерации, финансовых властей так называемых. В целом я не думаю, что здесь есть какие-то совсем непреодолимые проблемы и сложности.

Связано это со многими факторами, в том числе с возвратом или невозвратом частичной валютной выручки от наших крупнейших экспортёров. Связано с тем, что на первом этапе, о котором Вы сказали, когда доллар был 60 рублей, логистические цепочки для импорта не были налажены. Сейчас импорт всё в большем и большем объёме поступает на наш рынок, а это значит, иностранная валюта всё больше и больше востребована. Есть и другие факторы, но в целом это управляемые факторы. Мы их видим, понимаем, и ЦБ их видит.

ЦБ вынужден был, конечно, поднять ключевую ставку до 12 процентов, в том числе и потому, что инфляция начала немного подниматься. Сколько она у нас сейчас – 5,4 процента, 5,2, не помню, – примерно 5,2 в годовом исчислении. Поэтому ЦБ отреагировал на это, он не мог не отреагировать. И я думаю, что правильно сделал, своевременно. Да, это сокращает возможности для кредитования, немного сдерживает экономику, развитие экономики, но зато является существенным фактором для снижения инфляционных рисков. Всё нужно делать своевременно.

Поэтому это управляемая ситуация, и я сейчас не буду вдаваться в детали, потому что это тонкая сфера, но она управляема.

И.Доронов: Тем не менее, как я понимаю, государство собирается регулировать или вводить какие-то ограничения? Я почему спрашиваю, в предыдущий раз, когда совсем рубль ослаблялся, помощнику Президента Максиму Орешкину пришлось написать колонку, после этого в тот же день чуть-чуть укрепился рубль. Или Андрей Леонидович [Костин] вчера дал интервью РБК и тоже сказал, что есть лазейки, как выводят деньги из страны.

В.Путин: Они чем занимаются? Они пугают, говорят, давайте по-мирному будем делать то-то и то-то, а иначе мы введём какие-то ограничения, обязательный возврат выручки и так далее. Но резких движений никто делать не будет.

И.Доронов: Про Центробанк и ключевую ставку 12 процентов. В пятницу на этой неделе будет новое заседание, и есть такая вероятность, что ставку могут поднять ещё, соответственно, кредиты дорожают. А как тогда в этом случае развивать промышленность, как брать новые кредиты? Деньги становятся гораздо дороже.

В.Путин: Я уже сказал об этом, что ключевая ставка влияет, конечно, на стоимость денег, на кредиты коммерческих банков, а это, безусловно, сдерживает кредитование экономики, а значит, и её рост. Но в целом мы видим, что кредитование находится на достаточно высоком уровне. Первое.

Второе. Мы видим и опережающий рост потребительских кредитов. Здесь тоже существует набор инструментов, как эти риски купировать. Я сейчас тоже вдаваться в детали не буду, с Набиуллиной поговорите, она Вам расскажет.

Поэтому влиять, конечно, на это нужно, но, если мы упустим ситуацию, которая приведёт к неконтролируемому росту инфляции, в конечном итоге для экономики это будет ещё хуже. Потому что тогда в условиях большой инфляции строить бизнес-планы практически невозможно. Здесь нет хороших и очень хороших решений, здесь есть сложные решения, но их нужно принимать своевременно. И Центральный банк, и Правительство до сих пор это делали, и делали весьма эффективно.

И.Доронов: Ещё хочу задать вопрос про ипотеку…

В.Путин: Да, прошу прощения, здесь нужно добавить.

Понимая, что стоимость кредита возрастает, – у нас же целый набор инструментов создан по важнейшим отраслям, по важнейшим проектам, связанным с интересами всей экономики страны. У нас же существует целый набор поддержки получения кредитов. Они же льготируются, определённые преференции предусмотрены, целый набор инструментов создан для того, чтобы поддерживать компании, которые осуществляют крупномасштабные инвестиции, делается это совместно с государством. Я сейчас не буду их повторять – промышленные платформы и так далее. Бизнес знает об этом, они будут продолжаться.

Здесь вопрос в чём? Вопрос: если удорожание кредита будет происходить, то, конечно, Правительству надо будет подумать на тему увеличения фондов на фондирование этих инструментов, наверное. Это, правда, дополнительные расходы, и здесь есть другая сторона медали, а именно устойчивость бюджета, его сбалансированность и так далее. Но это всё рабочие моменты.

И.Доронов: И про ипотеку я хотел спросить. Начал задавать вопрос, Вы сказали о программе расширения льготной ипотеки здесь, на Дальнем Востоке. В ЦБ, наверное, зажмурились от этого, потому что наш ЦБ несколько раз высказывал мнение, что льготная ипотека слишком раздута в России, они видят риски. Вы видите в этом риски или нет?

В.Путин: Да, есть определённые риски, но мы их видим и купируем.

Что касается Дальнего Востока, у нас за Уралом проживает 12,5 миллиона человек всего, поэтому это не такая уж нагрузка для всей страны, для всей экономики.

И.Доронов: Последний вопрос в этой части, прежде чем передать слово госпоже Вице-президенту. Вопрос, который волнует бизнес: налоги будут поднимать или не будут поднимать, или в этом нет необходимости?

В.Путин: Правительство не видит пока в этом необходимости.

И.Доронов: Это важный ответ для всего бизнеса.

(Обращаясь к Пани Ятхоту.) Сейчас я предоставлю Вам слово. Но прежде я хотел бы привести для зала, чтобы они понимали, несколько интересных фактов про Лаос. Мне кажется, это важно.

Первое. Дипломатические отношения между СССР и Лаосом были установлены в 1960 году 7 октября. Мы нашли ещё один повод, чтобы праздновать этот день, да?

В.Путин: Будем праздновать вместе.

И.Доронов: Договорились.

С 2011 года у России и Лаоса – стратегическое партнёрство в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Второй факт, который нашёл, Лаос – страна, которая подверглась самой большой бомбардировке в мире. Более 200 миллионов бомб были сброшены США на Лаос во время войны во Вьетнаме, 350 тысяч лаосцев погибли во время этих бомбардировок.

Третье. Правящая Народно-революционная партия Лаоса по-прежнему верна идеям социализма.

Четвёртое. В Лаосе есть пионерское движение. Я, честно говоря, не знал про это ничего, когда готовился к сессии, узнал.

Пятое. В Лаосе до сих пор любят багеты и белый хлеб. Такое хорошее наследство от Франции осталось.

Лаосский кофе считается одним из лучших в мире, если я правильно прочитал.

Последнее: для нас, для россиян, важно, что 30 дней в Лаосе можно находиться без визы, поэтому добро пожаловать в Лаос, а Вам – добро пожаловать сюда, на трибуну.

Пожалуйста, Вам слово, госпожа Вице-президент.

П.Ятхоту (как переведено): Большое спасибо.

Мне отрадно участвовать в восьмом Восточном экономическом форуме, для меня это привилегия.

Лаос – один из членов АСЕАН. Это одна из стран, в которой проживают всего лишь семь миллионов человек.

Наша страна богата природными ресурсами, гидроресурсами, энергетическими ресурсами, природными ископаемыми, также древесиной, плюс у нас много привлекательных туристических мест.

Что касается того, что значит Россия для Лаоса и что значат наши отношения с Россией. Начиная со времён СССР мы поддерживали традиционные прочные отношения, и позже они вышли на уровень стратегического партнёрства в области безопасности в области Азии и Тихого океана.

Мы сотрудничаем во многих областях: в экономике, в рамках туризма, в рамках развития человеческого капитала, – плюс обе страны обмениваются информацией, накопленным опытом во многих других областях, представляющих взаимный интерес.

Сотрудничество между Лаосом и Россией также позволило нам поддерживать друг друга, оказывать друг другу помощь. Мы строим наше сотрудничество на основе взаимного интереса.

В то же самое время Лаос – это развивающаяся страна, поэтому наше правительство придаёт большое значение социально-экономическому развитию. Для этого мы привлекаем в нашу страну инвестиции из многих других стран, в том числе из России. Наши страны инвестируют в такие важные области, как энергетика и гидроресурсы, углеводородные ресурсы.

Также мы получали поддержку России в процессе разминирования. Помощь эта была ничем не обусловлена, мы до сих пор страдаем от неразорвавшихся мин, боеприпасов. Эти неразорвавшиеся боеприпасы негативно сказываются на жизни нашего народа.

При поддержке России мы смогли очистить от мин более 20 тысяч гектаров нашей территории. После разминирования эти 20 тысяч разминированных гектаров мы вернули людям, проживающим в нашей стране. Таким образом, расчищая нашу землю от неразорвавшихся боеприпасов, мы решаем важнейшую для нас задачу: мы устраняем эту опасность, которая исходит от неразорвавшихся боеприпасов.

И.Доронов: По-лаосски «спасибо» будет «коп тяй». Вот, попал.

Владимир Владимирович, вопрос Вам. (Обращаясь к Пани Ятхоту.) Потом я Вам тоже задам вопрос.

90-е годы. Мы перестали быть другом и поддерживать многие другие государства, например Кубу, тот же Лаос. Как, по-Вашему, сейчас насколько нам трудно восстанавливать эти отношения и можно ли их вывести на тот уровень, который был во времена Советского Союза?

В.Путин: В 90-е годы мы многое приобрели, имею в виду прежде всего раскрепощение, свободу, многое и потеряли, к сожалению, бездумно истратили или расточали то, что было наработано прежними десятилетиями за время существования Советского Союза.

Но, вы знаете, историческая память у тех народов, с которыми мы дружили, с которыми мы общались, которым часто помогали в их развитии, она у людей сохранилась. И на новых принципах нам не сложно восстанавливать отношения, потому что люди в этих странах [этого] хотят. Это касается и Лаоса, мы видим там много друзей, это касается в целом Азиатско-Тихоокеанского региона, это касается той же Африки.

Совсем недавно прошёл саммит Россия – Африка. Вы знаете, я, честно говоря, в очередной раз был удивлён открытости африканцев, их желанию с нами работать, сам всё время тоже задумывался. Понимаете, дело же не только в том, что мы что-то делали для Африки, помогали людям обрести свободу, независимость, бороться с колониализмом, хотя это очень важно, они всё помнят, но они помнят также и другое.

На мой взгляд, что главное? В том, что мы не были никогда колонизаторами нигде. Наше сотрудничество всегда строилось на равноправной основе или на желании помочь и поддержать. А те страны, которые с нами пытаются соперничать, в том числе и сейчас, они как раз проводили совершенно другую политику. Когда люди сопоставляют, что происходило в прежние времена в сотрудничестве с Россией, с Советским Союзом, как она тогда называлась, и с другими странами, конечно, всё в пользу России складывается, конечно, мы сегодня должны это учитывать и иметь в виду.

Если посмотреть на ту же Африку, наше сотрудничество. Да, мы помогали. А что делали бывшие колонизаторы? Ещё в 1957 году, мне фотографию показывали недавно, в европейские страны, скажем, в ту же Бельгию, привозили из Африки людей в клетках. Без слёз смотреть невозможно: дети в клетках сидят, их выставляли напоказ.

И.Доронов: Да, это выставка была. Деревню устроили там.

В.Путин: Да. В клетках привезли людей, показывали, напоказ выставили, в том числе целыми семьями, и отдельно детей в клетках держали! Как это можно забыть? В Африке это никто не забудет.

И сейчас ещё пытаются командовать и проводить там свою в целом неоколониальную политику. Обременили все страны Африки – они триллионы должны в долларовом исчислении. То есть создали такую кредитно-финансовую систему с африканскими странами, в рамках которой африканские страны расплатиться с выданными им кредитами не могут по определению вообще. Это даже не кредитные отношения, как контрибуция какая-то. Понимаете?

А у нас совсем другие подходы были и есть, и это даёт нам определённые преимущества в работе с нашими партнёрами: и с теми, с которыми у нас были особые отношения ещё в советское время, и с теми, с которыми мы выстраиваем отношения заново сейчас. Это тоже чувствуют наши друзья.

Поэтому я здесь не вижу больших сложностей, в том числе в деле восстановления наших прежних позиций.

И.Доронов: Если уж затронули эту тему, можно я задам такой вопрос: а как быть с теми, кто не считает так? Например, это страны Прибалтики, это Чехия, это Венгрия, которые говорят, что Россия себя вела как колонизатор, когда вводила, например, танки в ту же Прагу или в Будапешт.

В.Путин: Мы давно признали, что эта часть политики Советского Союза была ошибочной и вела только к напряжению отношений. Нельзя ничего делать в сфере внешней политики, что идёт в явное противоречие с интересами других народов, вот и всё.

Но именно на эти грабли, если уж говорить о граблях, наступают сегодня ведущие страны Запада, и прежде всего Соединённые Штаты. Они давят и своих союзников, и своих так называемых партнёров, у них нет друзей, у них есть только интересы. Это продолжение известной британской формулы.

И.Доронов: Спасибо.

Госпожа Вице-президент, вопрос Вам: что даёт Лаосу сотрудничество с Россией? И, например, почему вы приняли решение, что в Лаосе возобновляется изучение русского языка? Это ведь не потому, что Президент Лаоса на русском говорит?

П.Ятхоту (как переведено): Как уже справедливо отметил господин Президент, действительно, Лаосская Народно-Демократическая Республика поддерживала очень хорошие и надёжные отношении с СССР и с Российской Федерацией. Мы намерены использовать это успешное и плодотворное сотрудничество, которое было в прошлом, для того чтобы двигаться дальше.

Это, безусловно, касается и гуманитарной помощи, которую мы получаем; это рост, который мы видим в торговом обороте между странами, определённый рост инвестиций. Также мы рассчитываем на рост турпотока из России.

Безусловно, мы очень ценим все преимущества, которые получаем из этих отношений. Конечно, одно из самых важных достижений, которое стоит отметить отдельно, – это сотрудничество, которое было во времена Советского Союза в сфере человеческих ресурсов. Как Вы правильно отметили, многие лидеры, которые возглавляли Лаосскую Республику, так или иначе получали образование в Советском Союзе.

Как Вы, возможно, знаете, у нас построена китайско-лаосская железная дорога. Следует отметить, что это стратегический проект, который мы хотели бы использовать, помимо прочего, для расширения этой дороги в будущем [с поставками] вплоть до Австралии, поскольку мы полагаем, что такого рода расширение железной дороги и на территорию Российской Федерации может быть крайне полезным для развития торговли и инвестиций между двумя странами.

Конечно, это будет способствовать пассажироперевозкам из Народно-Демократической Республики Лаос через территорию России в Китай. Это тот вопрос, который мы хотели бы обсудить более подробно, чтобы использовать его в торговых и инвестиционных отношениях между двумя нашими странами. Я очень надеюсь, что наши страны смогут эту возможность изучить, и она принесёт конкретные результаты.

В.Путин: Вы сейчас вспомнили о пионерах, которые в Лаосе функционируют как организация. Сейчас госпожа Вице-президент была в нашем детском лагере «Океан» и с удовольствием отметила, что там отдыхают дети из Лаоса. И в очень хороших условиях, и отличные отношения установили с российскими сверстниками.

Но я могу к этому добавить, что дети из Лаоса не только отдыхают в детском лагере «Океан», они ещё и учатся в суворовских училищах Российской Федерации.

И.Доронов: Лаосские суворовцы получаются.

В.Путин: Да, лаосские суворовцы. Для иностранных гостей могу сказать, что это такие военные училища для детей, и там ребята учатся и чувствуют себя очень комфортно.

И.Доронов: Спасибо.

Если уж мы заговорили…

В.Путин: Так что мы постепенно всё это не спеша делаем и будем делать дальше, восстанавливать наши отношения с нашими друзьями.

И.Доронов: Это замечательно.

Про логистику если заговорили: 10 лет в этом году отмечает китайский проект «Один пояс, один путь». У нас был проект и остаётся до сих пор – «Большое евразийское партнёрство». Но после G-20 сразу было объявлено, что – я перечислю страны – США, Евросоюз, Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты, Израиль, Иордания и Индия завершили работу над историческим, как было заявлено, соглашением о новом экономическом коридоре Индия – Ближний Восток – Европа. России там нет, Китая там нет. Как, по-Вашему, как эта инициатива повлияет на реализацию и китайского, и нашего проекта и что это вообще значит для нас?

В.Путин: Я считаю, что это нам на пользу, нам это будет только помогать развивать логистику.

Во-первых, этот проект обсуждался давно, уже в течение, по-моему, нескольких лет. Правда, американцы впрыгнули в этот поезд в последний момент. Но для них я вообще не вижу большого смысла в этом проекте находиться – только, может быть, чисто с точки зрения какого-то бизнес-интереса.

Между тем дополнительное движение товаров по этому коридору – это, по сути, дополнение к нашему проекту «Север–Юг». Мы здесь ничего не видим такого, что могло бы нам как-то помешать.

«Север–Юг» – мы выходим по этому коридору в Персидский залив, там – в Индию. Если будет ещё один маршрут, а там еще Израиль, по-моему, задействован, мы можем через Чёрное море уходить потом в Средиземное и использовать этот коридор.

Я не знаю, коллеги, которые этот проект презентовали, они должны, конечно, внимательно посмотреть. Это только меморандум о намерениях.

И.Доронов: Да.

В.Путин: Но надо посмотреть на экономику этого проекта, потому что сначала по железной дороге товар, груз должен дойти до моря, [далее] перегрузка с железной дороги на морские суда, потом приход к берегу – или в Арабские Эмираты, либо в Саудовскую Аравию; ещё раз надо перегрузить с кораблей на железную дорогу. И вот эта двойная перегрузка имеет значение для экономики всего проекта, это надо считать.

Руководитель нашей ведущей компании «РЖД» Олег Валентинович Белозёров кивает головой, видимо, я попал туда, куда надо, и это действительно такая экономическая субстанция, там нужно внимательно читать экономику проекта.

А по времени это будет – если говорить от Северной Европы, от Петербурга до Мумбаи – примерно столько же, сколько мы и планируем: маршрут «Север–Юг». По экономике – не знаю, повторяю, надо считать. Мне кажется, что наш маршрут будет эффективнее.

И никуда не денется интерес к использованию Суэцкого канала. Я думаю, что те, кто полагает, что это какой-то нанесёт ущерб Суэцкому каналу, я сомневаюсь. На мой взгляд, этого не будет.

И наконец, последнее. Объём перевозок растёт, увеличивается каждый год, и, на мой взгляд, чем больше этих маршрутов, тем лучше.

И.Доронов: Спасибо.

Сейчас несколько вопросов – вернёмся внутрь страны. Мы находимся во Владивостоке, в городе, где много праворульных машин. Сейчас я объясню, почему я спрашиваю, и зал наверняка разделится на две равные или неравные части: одни уже наверняка думают, что же делать, как быть, а другие думают, хорошо, что это пройдёт мимо них.

Вам, сразу скажу, повезло: у Вас «Аурус», «Нива» и «Волга», а вот многим российским чиновникам не повезло, наверное, потому что Вы сказали, что нужно будет пересаживаться на отечественные машины.

В 90-е годы такая попытка была – провалилась. Где гарантия, что сейчас всё-таки всё получится? И на какие машины им пересаживаться?

В.Путин: Вы знаете, тогда машин-то не было, а сейчас есть. Да, они, может быть, как-то поскромнее выглядят, чем «Мерседесы» или «Ауди», которые в 90-е годы начали закупать в огромных количествах, но ничего. Я думаю, нам нужно брать в этом смысле пример со многих наших партнёров, например, с партнёров в Индии. Они в основном делают упор на производство и использование автотранспорта, произведённого в Индии. Здесь Премьер-министр Моди абсолютно, мне кажется, правильно делает, что продвигает идею «Делай в Индии». Правильно.

У нас есть этот транспорт, и надо его использовать, это абсолютно нормально. Это не нарушает никаких наших обязательств в рамках ВТО, абсолютно не нарушает. Это госзакупки. Нужно выстроить определённую цепочку, кому что положено, и ездить на отечественных автомобилях.

Вы, наверное, знаете, были предложения продолжить эти закупки. Это несложно сделать, логистика налажена.

И.Доронов: Закупки иностранных машин, Вы имеете в виду?

В.Путин: Да. Но я сказал, что у меня большие сомнения – нужно ли продолжать эту практику, мягко говоря.

Всё, Правительство и Управление делами Президента выстроили эту цепочку – кому что положено, пусть ездят на отечественных машинах.

И.Доронов: Когда увидим первых чиновников?

В.Путин: Сейчас. Сейчас будут закупать.

Вопрос в практическом плане стоит о закупках. Сейчас будут закупать. Я, честно говоря, не знаю, когда начнётся. Вот сейчас.

И.Доронов: Про китайские машины ещё спрошу.

Импорт китайских машин в этом году вырос на 543 процента. По прогнозам, в этом году в нашу страну ввезут почти полмиллиона китайских автомобилей. Мы не боимся, что они «сметут» все наши машины, и мы теперь попадём в зависимость от китайского автопрома?

В.Путин: Нет, мы же развиваем эту работу совместно.

Машина Great Wall, она же начала [собираться] где? Где-то под Москвой.

И.Доронов: Haval в Туле собирается.

В.Путин: В Туле, да. Мне презентовал губернатор.

Хорошая машина. Мы же развиваем свой автопром. Слава богу, что всё больше и больше развиваем на собственной базе, увеличиваем уровень локализации. Тогда и «Москвич» будет производиться. Недавно мне только мэр Москвы докладывал о том, как идёт работа. И «Лада» будет развиваться. Надо делать это на собственной базе.

Конечно, когда наши производили машины с почти стопроцентной сборкой автомобиля из иностранных запчастей, что здесь своё? Локализацию будем поднимать. Да, это требует времени, но это правильно с точки зрения развития автомобильной промышленности в стране на собственной базе.

Мы не собираемся закрываться целиком и полностью, на коленях здесь что-то делать.

«Aurus» сделали? Сделали.

И.Доронов: Но стоит он сколько?

В.Путин: Да. Он стоит, потому что мало производят. Пойдёт в серию по-настоящему – и в два раза дешевле всё будет. Да, это требует времени, но зато это будет собственное развитие. Это приобретение компетенций, восстановление этих компетенций, это налоги внутри страны, это рабочие места – да чего говорить, всем понятно, сколько составляющих. Но при этом мы намерены сотрудничать с теми, кто с нами хочет работать.

И.Доронов: Спрошу…

В.Путин: А чиновники-то точно должны ездить на отечественных машинах.

И.Доронов: Тема, связанная с машинами, – это цены на топливо. Вы взяли это на личный контроль, тем не менее последние данные: дизель уже больше 61 рубля, бензин тоже дорожает. У многих, я вижу, в глазах уже вопрос: что происходит? И это я вижу ещё во всяких домовых чатах, где люди начали обсуждать цены на топливо.

Почему так происходит? И будем ли мы исправлять эту ситуацию?

В.Путин: Да, конечно, Правительство этим занимается. Я думаю, что здесь наши производители, те, кто производит нефтепродукты, они правы, Правительство должно было бы своевременно реагировать. Были приняты соответствующие решения, как известно, но не так давно, для того чтобы удерживать паритет между ценами внешнего рынка и внутреннего рынка. Потом эти механизмы были отменены. Но Правительство не среагировало своевременно на эти изменения на мировом рынке в связи с ростом цен на нефть.

Но это регулируемая позиция, мы вчера только с Игорем Ивановичем Сечиным разговаривали, у него своя позиция есть. Но в целом производители и Правительство между собой договорились, как они будут действовать в ближайшее время.

Для нас очень важно обеспечить сельхозпроизводителей «дизелькой».

И.Доронов: Да, Минсельхоз уже бил тревогу.

В.Путин: Да. Её просто физически стало не хватать. Но сейчас физически она появилась, вопрос в регулировании цен.

Было много механизмов. В 2009 году, когда я возглавлял Правительство Российской Федерации, было принято решение – толстое такое, фолиант целый – наше взаимодействие с компаниями топливно-энергетического комплекса страны, и всё там было детально расписано.

Сейчас оно действует, кстати, это постановление, но не применяется. Здесь применяются другие инструменты – так называемый демпфер. Я уже сказал, в чём его смысл: баланс между внешними ценами и внутренними. Но и его там ополовинили, и он не стал так эффективно работать, как работал до этого.

Инструменты известные, договорённости есть. Надеюсь, что это отразится на реальном положении дел.

И.Доронов: Про Счётную палату хочу спросить – с ноября прошлого года остаётся без руководителя. В чём причина? Алексей Леонидович Кудрин был настолько хорош, что ему никак не могут найти замену? И зачем тогда его отпускали в «Яндекс»?

В.Путин: Во-первых, у нас же не рабовладельческий строй – захотел перейти на работу в бизнес, мы же не можем его насильно там держать. Хотя он был, конечно, на своём месте, он и Министром финансов был хорошим.

Счётная палата работает, работает эффективно – уже тысяча проверок там произвелось. Не помню, они, по-моему, на 1,6 триллиона рублей выявили нарушений.

Там есть исполняющий обязанности [председателя], но это на качество работы палаты не влияет. Я думаю, когда ситуация созреет, когда парламент и Правительство подберут соответствующие кандидатуры, этот кадровый вопрос будет решён. Он не является чем-то таким, что мешает работать палате.

И.Доронов: Я «Яндекс» не просто так упомянул. Недавно был создан официальный сайт Аркадия Воложа, там написано следующее, я специально цитату прочитаю: «Израильский предприниматель, родившийся в Казахстане, основатель одной из крупнейших в Европе интернет-компаний «Яндекс». Я напомню, что Волож родился в 1964 году, когда Казахстан был частью Советского Союза, но в биографии сейчас нет никакого упоминания про Советский Союз.

Есть у нас и другие бизнесмены, которые публично высказывают свою позицию, в том числе позицию по отношению к специальной военной операции.

Для Вас грань, которую нельзя переходить, она где находится? И даже эту грань нельзя переходить тем, кто, например, создавал [такое] национальное достояние, как «Яндекс»?

В.Путин: Послушайте, не у меня эта грань должна находиться, она должна находиться в сознании и должна оставаться на совести тех людей, которые делают определённые заявления.

Как правило, хочу это подчеркнуть, это связано со стремлением этих людей сохранить свой бизнес, сохранить свои активы, тем более если люди перебрались и решили связать свою жизнь с другой страной.

Он живёт в Израиле, я могу себе представить: чтобы жить там на хорошем уровне и иметь хорошие отношения с властями, он и вынужден делать определённые заявления. Сидел же, молчал долгое время, потом решил сделать заявление. Дай бог ему здоровья, пусть ему там хорошо живётся. Нас это, честно говоря, особенно не задевает.

А вообще, в целом если посмотреть, если человек вырос на этой почве, получил образование, стал успешным в чём-то, чувство совести должно быть в отношении той страны, которая ему всё дала. Я сейчас не Воложа имею в виду, он талантливый человек, создал действительно хорошую компанию и команду подобрал, я не его имею в виду, а в целом.

Да, можно себе представить, что человек не согласен с тем, что делают сегодняшние власти. Имеет он право на то, чтобы высказывать свою позицию? Конечно. Но и здесь тоже существует много нюансов.

Можно встать на позицию наших геополитических противников и им подыгрывать, тем самым наносить ущерб своей стране, а можно вести себя по-другому, здесь много нюансов. Человек сам внутренне определяет для себя: он кто такой? У него есть какое-то чувство национального самосознания? Или он вообще хочет мимикрировать и чувствовать себя уже не русским человеком, не рождённым в Советском Союзе, а кем-то другим? Человек сам для себя всё выбирает.

Я вас уверяю, что рядовые граждане России, наши люди, они всё прекрасно чувствуют и всё прекрасно понимают, никого не обманешь. Если выбрал для себя человек какую-то новую судьбу, пускай попробует себя там заявить, проявить и добиться результата. Потому что кто бы ни был, каких бы результатов ни добился – он добился [этого] здесь, и не факт, что он добьётся того же где-то в другом месте. Это их выбор.

И.Доронов: Про новую судьбу, вдогонку ещё один вопрос: в июле вышла статья независимого эксперта из Глазго в российском журнале «Вопросы экономики». Глазго – это Шотландия.

В.Путин: Я в курсе.

И.Доронов: Я для зала говорю. Не сомневаюсь, что Вы в курсе.

Называется статья «Неплатежи в российской экономике 90-х. Непредвиденный институт». Знаете, кто автор? Анатолий Чубайс. Он реально представлен в этой статье как независимый британский учёный.

У меня вопрос: Вы британским учёным вообще доверяете?

В.Путин: Вы знаете, я учёным доверяю вне зависимости от их национальной принадлежности. Если это серьёзные люди, серьёзные исследователи – я не просто доверяю, я восхищаюсь их работой, их жизнью, результатами их работы, потому что настоящий учёный погружён в тему, которой занимается, эти люди всю свою жизнь кладут на дело, которому они её посвятили, даже жизни свои не жалеют. Примеров нет числа и в нашей стране, и за рубежом.

Если занимаются дурачеством – это, конечно, не учёные, это же тогда квазиучёные, они развлекают публику. Тоже неплохо, пускай подурачатся. Хотя можно в цирк сходить, в цирке что-то посмотреть

То, что Анатолий Борисович там зачем-то прячется… Мне показали какую-то фотографию из интернета, где он уже не Анатолий Борисович Чубайс, а Моше Израилевич какой-то, живёт там где-то… Зачем он это делает, я не понимаю, чего он удрал.

Понимаете, может быть связано ещё с тем, что идут сложные процессы в этой структуре нанотехнологий, которую он возглавлял долгие годы, и там большая дыра, огромная дыра финансовая, правда. Я сейчас не буду даже цифры называть, большие цифры. Но там, слава богу, нет каких-то уголовных дел, преследования. Может быть, с этим связано, что он опасается, что в конечном итоге это всё приведёт к возникновению каких-то уголовных дел, поэтому и перешёл, в Израиле даже перешёл на нелегальное положение. На фига это ему нужно, я, честно говоря, не понимаю.

И.Доронов: Мнение человека, который работал в Дрездене, да?

В.Путин: Ну, чушь какая-то. Ещё пишет… Неглупый человек, я не читал эту статью, может, он чего-то дельное написал. Правда, судя по всему, такая деятельность во главе большой компании, которая была создана для развития нанотехнологий, – во всяком случае, с экономической точки зрения, с финансовой, – она, похоже, ему явно не удалась.

И.Доронов: Вопрос, как ни странно, про приватизацию и деприватизацию. Есть сейчас идея о новой приватизации в России, но и тема, которая сейчас очень сильно волнует бизнес и обсуждается и здесь, в кулуарах ВЭФа, и в Москве о ней говорят, – это деприватизация, когда государство как бы, можно сказать, забирает активы в свою пользу. И таких случаев уже несколько.

Бизнесмены говорят о том, что мы не понимаем: изменились какие-то правила или как нам смотреть в будущее в этой ситуации? Тема достаточно острая. Как Вы её прокомментируете?

В.Путин: Нет, никакой деприватизации не намечается, никакой деприватизации не будет, это я Вам могу точно сказать.

То, что прокуратура активно работает по отдельным направлениям, по отдельным компаниям, – правоохранительные органы имеют право оценивать то, что происходит в экономике в конкретных случаях, но это не связано с какими-то решениями по поводу деприватизации. Этого не будет, и [Генеральный прокурор] Игорь Викторович [Краснов] мою позицию знает. Игорь Викторович?

И.Доронов: Да, он [в зале,] кивает головой.

В.Путин: Он знает, кивает головой.

И.Доронов: То есть бизнес должен быть уверен, что «кошмарить», как Вы сказали несколько раз, его не будут?

В.Путин: «Кошмарить» никого не будут, но все должны соблюдать законы Российской Федерации. А если не соблюдают, то тогда должны быть готовыми к тому, что и прокуратура, и Следственный комитет, и Счётная палата – все эти структуры будут внимательно и дальше следить за тем, что происходит, в том числе в сфере экономики, и призывать всех к исполнению российских законов. А так преследовать кого-то только по факту того, что человек бизнесом занимается, никто не собирается.

Больше того, я хочу подчеркнуть ещё раз, особенно в сегодняшних условиях: в целом российский бизнес ведёт себя в высшей степени ответственно – сохраняет рабочие коллективы, налаживает новые логистические цепочки, активно себя ведёт. Конечно, во многих случаях востребовано появление нового класса, молодого класса бизнесменов, это тоже правда. Но никто не говорит, что нужно решать вопросы деприватизации и что-то переделить. Нет, этого не будет.

И.Доронов: Глава РСПП Александр Николаевич Шохин тоже дал нам, РБК, интервью, сегодня оно появилось. Там есть такая цитата: «Есть вопросы касательно новых собственников национализированных активов. Если какой-то актив приходит в госсобственность, куда он девается?» Это вопрос, который волнует бизнес.

В.Путин: Если что-то обращается в собственность государства, дальше существуют процедуры, предусмотренные законом. Если это попадает в руки государственных структур, то они в соответствии с законом могут им распорядиться, а здесь – только открытые конкурсы.

И.Доронов: Про бизнес и развитие частной инициативы. Сегодня, так получилось, такая дата, я сейчас попрошу вас тоже поаплодировать, 12 сентября 1959 года СССР запустил межпланетную станцию «Луна-2». Она стала первым в истории аппаратом, который достиг поверхности Луны. Давайте скажем спасибо тем, кто делал эту станцию.

А как мы знаем, «Луна-25» не смогла.

Поэтому вопрос следующий: не пора ли нам задуматься о том, что, может быть, и в космосе ввести какую-то частную инициативу? Илон Маск успешно запускает. Вас не расстраивает тот факт, что мы начали терять лидирующие позиции в мировом космосе?

В.Путин: Нет. Понимаете, космос – это сложная и ответственная работа, связанная, конечно, с высокими технологиями. У нас здесь не просто наработки, у нас отличные компетенции.

Что касается посадки на ту площадку, где тоже ещё никогда никто не прилунялся, – да, это сложная работа, конечно, там будет проведён соответствующий анализ, работа будет продолжена. Жаль, конечно, что прилунение не состоялось, но это не значит, что мы эту программу завершим, – будем работать дальше. А что, разве в других странах не было никаких ЧП подобного рода, даже более тяжёлых, с тяжёлыми последствиями? Конечно, это всегда связано с неизвестностью. Поэтому ничего здесь такого нет необычного, хотя хотелось бы, чтобы всё на этот раз удалось.

Но мы будем эту работу продолжать, будем усиливать даже отдельные направления.

Что касается частного бизнеса, Илона Маска, он, безусловно, выдающийся человек, это надо признать, я думаю, что это и признают во всём мире. Он активный, талантливый бизнесмен, у него многое получается, в том числе и при поддержке американского государства. Мы со своей стороны тоже намерены развивать эту работу. В «Роскосмосе» приняты уже решения и поддержаны Правительством, что мы будем привлекать, мы уже привлекаем частных инвесторов в эту сферу деятельности, и достаточно успешно.

И.Доронов: Появились новости, что Вы поедете на [космодром] Восточный. Чего ждать от этого визита?

В.Путин: У меня там есть своя соответствующая программа, когда я туда приеду, узнаете.

И.Доронов: Хорошо, договорились.

Проблема демографии. Она касается и России, и Дальнего Востока, Вы сейчас сами сказали, что за Уралом у нас живёт 12 миллионов человек. Есть статистика, она официальная: по данным Росстата, за прошлый год население страны сократилось на 555 тысяч человек.

Как, по-Вашему, почему, несмотря на все меры, которые предпринимает государство, нам не удаётся переломить ситуацию в демографии?

В.Путин: Вообще, по-моему, нигде не удаётся: если тенденция есть такая минусовая, то преодолеть её очень сложно. Это связано с огромным количеством вводных, которые неспециалистам даже трудно понять.

Связано это с уровнем жизни, со многими приоритетами, которые возникают у семей, у женщин детородного, репродуктивного возраста. Потому что хочется получить образование, потом начать карьеру, первый ребёнок появляется под 30 лет, [появление] второго уже не просматривается и так далее. Здесь очень много составляющих.

Что касается России, то я уже много раз об этом говорил, специалисты это знают: у нас два огромных спада, которые дали нам относительно небольшое количество людей, которые могут воспроизвести новое потомство. Это 1943–1944 годы, когда было резкое падение рождаемости, и начало 90-х, к сожалению.

Начало 90-х годов, в том числе и когда активно функционировал Анатолий Борисович Чубайс с командой. Вы знаете, здесь можно и посмеяться – они многое сделали для того, чтобы предпринять шаги к резкому переходу на рыночные рельсы экономики России. Трудно сказать, кто мог бы сделать лучше и как. Критиковать всегда проще.

Во всяком случае, делали они это жёсткими мерами, это привело в том числе к развалу социальной системы – практически полному, к обнищанию народа и резкому падению рождаемости: такому же, как во время Великой Отечественной войны, как в 1943–1944 годах.

Поэтому эти два больших провала всё время волнами идут, время от времени, через несколько лет – через десять, по-моему, или сколько там, 15 лет опять мы опускаемся в эту демографическую яму: появляются люди, которые достигают детородного возраста, но их по определению меньше становится, и сейчас мы в такой фазе находимся.

Тем не менее у нас многое делается для этого. Был момент, когда у нас рождаемость увеличилась, вошла в позитивное значение.

Здесь на что мы должны обратить внимание – на продолжительность жизни, у нас она растёт. В 2021 году она была 71 год, средняя продолжительность жизни в стране, а сейчас – 73 с лишним, по-моему, 73,6 даже. Был момент, по-моему, в июне этого года, – 74 даже была с небольшим, если год к году считать.

Второе – нужно, конечно, смертность уменьшать и рождаемость поднимать. Есть ещё один способ – это миграционный приток. Поэтому нам нужно над каждым фактором работать.

Вы упомянули о том, что мы проводим целый комплекс мероприятий по поддержке семей с детьми, по поддержке материнства, детства, сейчас даже не буду перечислять, это целый большой набор. Мы ввели материнский капитал, увеличиваем его объёмы, ввели материнский капитал на первого ребёнка и так далее. Надо наращивать эти меры, надо работать в сфере здравоохранения над поддержкой материнства и детства. Всё это будем делать.

Даже совсем недавно мы фиксировали естественный прирост населения. К сожалению, не смогли удержать эту тенденцию. Работать надо напряжённо по всем направлениям, в том числе, кстати говоря, и в информационной сфере – при поддержке общественности, средств массовой информации поднимать престиж материнства, отцовства, делать…

И.Доронов: Побуждать.

В.Путин: …побуждать людей, да, иметь хорошую здоровую семью, укреплять наши традиционные ценности, в том числе, кстати говоря, и религиозные ценности. Это большой комплекс работ. Будем работать, но это нужно делать, конечно, всем обществом.

И.Доронов: У меня бабушка, которой 96, десятая в семье была. Сейчас таких семей не встретишь практически.

В.Путин: Есть, почему. Мы же стараемся поддержать многодетные семьи, там есть и десять, и больше детей.

И.Доронов: Вопрос, который выходит из темы демографии.

Демографы Высшей школы экономики подсчитали: чтобы сохранить население России на уровне 146 миллионов человек, каждый год на протяжении 80 лет нужно ввозить по 390 тысяч мигрантов. При негативном сценарии потребуется 1,1 миллиона мигрантов в год.

Вы не видите в этом опасности? Не превратимся ли мы, как некоторые районы в США или в Бельгии, сейчас в Антверпене там что-то происходило, связанное с мигрантами, когда невозможно будет войти, например, полиции в этот район?

В.Путин: Да, конечно, мы должны это иметь в виду и ни в коем случае не допустить такого развития событий в нашей стране. Это очень чувствительный момент в жизни Российского государства. Экономика, конечно, требует использования трудовых мигрантов в отдельных секторах, больше всего в строительном секторе. По-моему, там 33 процента от всех работающих мигрантов.

В целом у нас не так уж и много на рынке труда мигрантов работает – это 3,7 процента, если к общему числу работающих, а работающих у нас где-то, не помню сколько, 12 с лишним, что ли, миллионов. Поэтому это вопрос очень чувствительный, связанный и с экономикой, и с социальной сферой, и с моральным состоянием общества.

Нам, кстати, легче, чем европейским странам или Штатам, потому что всё-таки у нас приток из бывших республик Советского Союза. Во-первых, нам с ними легче работать, руководители этих стран всё понимают, готовы с нами сотрудничать.

Мы сейчас со многими государствами осуществляем программы довъездной подготовки тех людей, которые к нам едут. О чём речь? О том, чтобы они изучали русский язык, изучали законы Российской Федерации. Надо, чтобы люди понимали, что, если они уж приехали в другую страну, они обязаны соблюдать наши традиции и культуру и так далее, там много работы. Здесь нам нужно продолжать с ними работать.

Это, кстати, и для наших граждан, граждан Российской Федерации, очень важно, чтобы не было какого-то раздражителя со стороны этого миграционного притока. А это самое главное. Мы, конечно, прежде всего должны думать об интересах граждан Российской Федерации.

Но если уж необходим приток мигрантов, то тогда нам нужно выбирать всё-таки прежде всего тех, которые именно нужны для развития экономики страны.

Есть ещё один способ, он и простой, и сложный одновременно. Простота заключается в том, что нам, может быть, и не потребуется такого большого притока иммигрантов, если мы будем вводить новые технологии, которые не требуют большого количества работников.

Это значит как раз решение другой задачи – технологического развития страны, обновления производственной базы и так далее. В этом сложность, потому что это не сделаешь с сегодня на завтра, это требует больших капиталовложений, уверенных действий и работы по этому направлению. Способов решения этой непростой проблемы немало, надо только работать. Будем это делать.

И.Доронов: Сейчас задам вопрос, который с каждым днём требует ответа всё острее и острее.

Начну с того, что только сейчас завершились региональные выборы – Единый день голосования, в этом году в три дня проходили. Сразу несколько регионов Дальневосточного федерального округа в них участвовали. Поздравим тех, кто победил на этих выборах.

Три года назад, когда Вас спросили, приняли ли Вы решение об участии в президентских выборах, Вы сказали, что пока ещё нет. Сейчас до выборов остаётся полгода. Вы по-прежнему в раздумьях?

В.Путин: У нас в соответствии с законом парламент должен принять решение в конце года: когда решение будет принято, будет объявлено о выборах, дата будет названа, тогда и поговорим.

И.Доронов: Хорошо, тогда можно будет спросить снова.

Спрошу тогда про президентские выборы в США. Что Вы ждёте от них? Они в следующем году. Тем более что сейчас там происходят довольное странные вещи, и мы понимаем, что Трамп в любой момент может быть арестован.

В.Путин: А что нам об этом думать? Я думаю, что принципиальных изменений на российском направлении во внешней политике США не будет, кто бы ни был избран Президентом.

Правда, мы слышим, что господин Трамп говорит, что он за несколько дней решит острые проблемы, в том числе и украинский кризис. Ну это не может не радовать, это хорошо. Но нам по большому счёту… Кстати, хоть его и обвиняли в особых связях с Россией, что полная чушь и бред собачий, но он больше всего ввёл санкций в отношении России, будучи Президентом. Поэтому что ожидать от нового, будущего [Президента], кто бы ни был Президентом, нам трудно сказать, но вряд ли что-то изменится кардинальным образом, потому что нынешние власти настроили американское общество в антироссийском ключе и духе, вот в чём всё дело. Они это сделали, а теперь как-то развернуть весь этот корабль в другую сторону им будет очень сложно. Первое.

Второе. Они рассматривают Россию как экзистенциального, постоянного противника или даже врага и вбивают это в голову простого американца. Это плохо, потому что это настраивает общество. Хотя, несмотря на это, у нас и в Америке очень много людей, которые хотят с нами выстраивать хорошие, дружеские, деловые отношения и, более того, разделяют многие наши позиции, прежде всего, конечно, с точки зрения сохранения так называемых традиционных ценностей. И у нас много там друзей и много единомышленников. Но, конечно, их подавляют.

Поэтому кто там будет избран, нам неведомо, но, кто бы ни был избран, вряд ли изменится, как я уже сказал, вектор антироссийской политики США.

То, что касается преследования Трампа, это, конечно… Для нас то, что происходит, – в сегодняшних условиях, на мой взгляд, это хорошо.

И.Доронов: Почему?

В.Путин: Потому что это показывает всю гнилость американской политической системы, которая не может претендовать на то, чтобы учить других демократии.

Всё, что происходит с Трампом, – это преследование по политическим мотивам своего политического конкурента. Вот что это такое. И делается это на глазах общественности США и всего мира. Они просто обнажили свои внутренние проблемы. И в этом смысле, если они пытаются с нами бороться, хорошо, потому что это показывает, как ещё в советские времена говорили, звериный облик американского империализма, звериный оскал.

И.Доронов: Да, мы помним такое.

Я хочу привести, если уж мы затронули эту тему, ещё одну цитату, но сейчас специально не буду говорить, кто это написал, в конце скажу. «При изучении китайской, таиландской или любой африканской истории и культуры считается необходимым испытывать уважение к её своеобразию. По отношению же к русскому тысячелетнему восточному христианству западные исследователи во множестве испытывают лишь презрение и удивление: почему этот странный мир, целый материк всё не принимал западного мировоззрения и всё не шёл по столь явно преимущественному западному социальному пути? Россия решительно осуждается за всё, в чём она не похожа на Запад».

Вы сейчас сказали про экзистенциального врага, а эта цитата, между прочим, из Солженицына, который сам уезжал отсюда, жил на Западе, а потом вернулся.

Как по-Вашему, в чём кроется причина такого отношения к нам?

В.Путин: Во-первых, я хочу сказать, что моё личное общение с Александром Исаевичем Солженицыным убедило меня в том, что он был настоящим, истинным патриотом России. Он в известной степени был националистом – в хорошем смысле этого слова, в цивилизованном смысле этого слова. И поэтому то, что он сказал такие вещи, для меня неудивительно. Это первое.

Второе. Вот всё, что связано с отношениями между Россией и Западом, связано с геополитическими интересами западных стран. И атаки по всем направлениям, в том числе и в духовной сфере, они продолжение вот этого геополитического противоборства. Конечно, Запад давно стремился, скажем, «католизировать» Россию, перетащить её туда, под Святой престол. И когда это не удавалось, начинали искать различные инструменты, как представить нашу страну какой-то «империей зла», хотя об этом Рейган сказал, но на практике со Средних веков всё это, а может, и дальше всё тянется.

Как только Россия становилась сильнее, становилась реальным геополитическим конкурентом – именно конкурентом, – сразу начиналась политика сдерживания России. Так же как сегодня Запад пытается сдерживать развитие Китая, потому что видит, что Китай под руководством КПК и под руководством нашего друга и Председателя КНР развивается семимильными шагами. Это повергает их в шок, и они делают всё для того, чтобы затормозить развитие Китая. Но это не удастся сделать, они опоздали. Всё, поезд ушёл. Это объективный процесс.

И дело не только в Китае – дело и в Индии, допустим, в Индонезии. Новые центры силы будут развиваться, а то, что делают некоторые западные страны во главе с США, – эти попытки сдерживания пойдут им только во вред.

И.Доронов: Вы можете нам секрет приоткрыть?

Помните, Си Цзиньпин когда приезжал…

В.Путин: Я секретов не открываю, Вы что? Я же в КГБ работал раньше.

И.Доронов: Хорошо. Тогда поделитесь, пожалуйста, информацией, если можно.

Си Цзиньпин приезжал, и мы помним все то видео, когда Вы прощались с ним, и он сказал: мы начали перемены, которых не было 100 лет. Что он имел в виду?

В.Путин: Вы знаете, мы же говорили с ним с глазу на глаз – четыре часа сидели. Там очень много было нюансов, деталей.

Я могу только сказать, что мы действительно за последние годы достигли беспрецедентного уровня наших отношений. Это касается всех сфер нашего взаимодействия.

Мы сегодня с китайской делегацией встречались, и, по данным китайской статистики, объём товарооборота даже больше, чем по данным нашей статистики. У нас все есть шансы – не знаю, получится или нет, там же конъюнктура всякая, и ценовая, и валютная, надо смотреть, как это будет влиять, – но, может быть, даже уже в этом году достигнем товарооборота в 200 миллиардов [долларов]. Не важны даже конкретные цифры, важно, что мы активно развиваем наше сотрудничество.

У нас действительно удивительные отношения сложились в сфере международной безопасности и согласования наших позиций. Мы действуем в интересах друг друга, стараемся прислушиваться друг к другу по очень многим важнейшим направлениям. И прислушиваться, и слышать, и реагировать и на правительственном уровне, и на уровне глав государств, на министерском уровне, по линии органов безопасности и по линии военных органов. Сотрудничество достигло беспрецедентно высоких показателей.

Но вот что интересно: мы же не создаём военных союзов и мы не дружим против кого-то, мы дружим в интересах наших народов. Так и будем работать дальше.

И.Доронов: Звучит всё здорово по отношениям с Китаем, но есть и некоторые проблемы. Я пообщался с бизнесменами – что называют? Например, Китай не спешит открывать производства в России, готов в основном поставлять только готовую продукцию; [китайский] внутренний рынок для наших несырьевых товаров открытым назвать нельзя. Кроме того, мы не видим спроса китайских инвесторов на инструменты российского рынка капитала.

В чём «затык»?

В.Путин: Вы знаете, Китай – самостоятельная страна, и Китай прежде всего исходит из своих интересов. И мы тоже так же делаем в своих интересах.

Говорить о том, что мы не реагируем на запросы друг друга, неправильно. Вот один из таких чувствительных моментов, как открытие китайского рынка для наших угольщиков, для горняков. В Китае тоже есть проблемы в угольной отрасли, они тоже хотят, чтобы их горняки поставляли на внутренний рынок свою продукцию, тем не менее они открывают рынок для нашей угольной промышленности, открывают, и достаточно прилично. Да, мы не можем до сих пор договориться по свинине, но у них есть свои контракты, Правительство особенно не лезет в отношения с бизнесом, у которого налаженные связи. Нам нужно решить вопрос с АЧС, болезнью свиней. Ну что же, у нас это было? Было. Надо закрывать эти проблемы.

Это всё текущие вопросы, требующие работы на разных уровнях взаимодействия. Мы двигаемся по каждому из них, и уверен, что будут решаться и те проблемы, о которых Вы заговорили.

Но нам тоже нужно активнее работать и показывать наши преимущества. И наши китайские партнёры реагируют на это. Вы говорите – не открывают предприятия, а в Туле что открыли?

И.Доронов: Автомобильный завод.

В.Путин: Автомобильный завод. Как же – не открывают? Открывают.

Но им тоже нужно смотреть: каков рынок, сколько вложений они сделают, как окупятся эти вложения? Значит, на нашей стороне тоже [есть] вопросы, которые мы должны решить и предоставить инвесторам хорошие условия.

Мы неплохо работаем в высокотехнологичных областях. Мы продолжаем возводить в Китае атомные электростанции – и в немалом количестве. Это то, где мы, безусловно, являемся лидерами и демонстрируем очень хорошие результаты внутри страны и на международном уровне. И китайские партнёры это оценивают и дают нам эту работу, дают нам эти площадки, хотя у них самих развивается атомная энергетика. Но, учитывая определённые конкурентные преимущества наших предложений, они идут на это.

Мы должны договориться в области, скажем, широкофюзеляжных самолётов. Это сложная работа, но мы двигаемся, хотя переговоры идут давно, но тем не менее. А, скажем, в области вертолётостроения, где у нас очевидные конкурентные преимущества в мировом плане, – работаем там совместно с китайцами. И вертолёты с большой грузоподъёмностью будем производить, тоже договорённость есть. В космосе работаем, где, несмотря на определённые проблемы, у нас тоже есть конкурентные преимущества. Они спокойно идут на эту совместную работу.

Мы должны признать, что и Китайская Народная Республика, ещё раз хочу подчеркнуть, под руководством сегодняшнего лидера добилась больших результатов в сфере высоких технологий. Мы должны с ними проговорить всё это, и такая работа идёт, посмотреть, где их выгода для сотрудничества с нами, тоже дать хорошие условия. Это нормальная коммерческая деятельность. Важно то, что она основана на очень хорошем, прочном фундаменте взаимного доверия. Я уверен, что будем двигаться вперёд.

И.Доронов: Про высокие технологии Вы сказали. Наверное, не знаете, но сейчас китайцы напугали США тем, что они сделали свой чип – 7 нанометров, и поставили в новые смартфоны.

В.Путин: Они не этим напугали. Они напугали тем, что они большие, их 1,5 миллиарда, и экономика развивается семимильными темпами, вот чем они напугали. Это проблема для Штатов, это да. А чипы – это важно, но это только один из элементов.

И.Доронов: Хорошо.

Несколько вопросов в продолжение темы, связанной с Солженицыным.

В июле специальный корреспондент газеты «Коммерсант» Андрей Колесников, который завтра в «Коммерсанте» напишет про эту пленарку замечательную статью, будем читать, он разговаривал с Вами и провёл параллели [между] нынешним временем и 1937 годом. Вы ему ответили, что сейчас 2023 год.

Я с Андреем не согласен в этом смысле, мне на ум приходит другое: 1922 год, так называемый философский пароход – на самом деле был не один [пароход], и не только на пароходах людей отправляли, тогда людей заставляли уезжать из Страны Советов, делали это большевики.

Сейчас у нас несогласные сами уезжают, их никто не выгоняет, но страна снова лишается талантливых людей. Как эта потеря, по Вашему мнению, скажется на развитии России?

В.Путин: Вы знаете, каждый человек сам делает свой выбор, мы уже об этом говорили. По разным подсчётам, те же журналисты подсчитывают, деятели культуры – примерно 160–170 человек – выехали за рубеж, они не согласны с политикой Российского государства.

Можно быть не согласным с политикой Российского государства и быть здесь, говорить об этом, никто же ведь не запрещает, но кто-то предпочел уехать. Связано это не только с позицией людей из сферы искусства – позицией несогласия с тем, что делает российское руководство, связано это и с материальными вещами.

Ведь накупили за последние годы домов, квартир за границей, счета там за границей, люди хотят это сохранить, боятся потерять. Поэтому в том числе – я не говорю, что это единственная причина, нет, конечно, – уезжают, сидят, чтобы всё сохранить. От них требуют – это же тоже хорошо известно, – чтобы они заявляли, требуют, чтобы критиковали, требуют, чтобы обличали. Вот они и критикуют, обличают.

Повторяю: есть и такие, которые искренне не согласны с тем, что Российское государство делает, российские власти. Но повторяю: никто же не мешает им критиковать, будучи здесь, но они предпочли уехать. Бог с ними, это их решение.

Пострадала ли от этого российская культура? Наверное, если это талантливый человек уехал, который мог бы здесь что-то сделать, – наверное, что-то мы потеряли.

С другой стороны, я честно скажу, может, лучше он тогда пускай делает там, за границей, интересы которой он хочет обслуживать, чем здесь будет капать на мозги миллионам наших граждан и продвигать какие-то нетрадиционные ценности. Это вопрос сложный, но в конечном итоге человек сам вершитель своей судьбы. Приняли решение ехать – хорошо.

У нас всё работает, слава богу: театры, концертные залы, выставочные площадки. Многие деятели искусства едут в зону проведения специальной военной операции, поддерживают наших ребят-героев на передней линии фронта. Они сделали вот такой выбор. И они – они точно – всё, что делают, – в интересах российского народа.

И.Доронов: Наверняка завтра или сегодня эмигранты новой волны будут смотреть или читать в западных СМИ про эту пленарную сессию. Им важно понимать: для всех для них открыта дорога назад, в Россию, или нет?

В.Путин: Никто не закрывал, они же сами поехали. Кто же сказал им «не приезжайте»? А мы не можем. Ведь дело в чём? Дело в том, что в соответствии с российским законом гражданин России может жить, где хочет, но никто не может его лишить гражданства и запретить въезд в Российскую Федерацию.

И.Доронов: Я спрошу ещё один вопрос.

Так называемая трансформация наказания. Мы помним, вернее, читали все, что было в царской России – ссылка, каторга, потом в СССР – красный террор, репрессии, потом психушки. А у нас сейчас, в современной России, появилось звание иноагента.

Я посчитал, сейчас в нашей стране количество и физических лиц, и организаций вместе взятых с таким званием перевалило уже за 400. И каждую пятницу мы видим новые фамилии, новые имена.

По Вашему мнению, мы всех подряд не гребём? И есть ли механизм? Хорошо, человек стал иноагентом, а как ему перестать быть иноагентом, что нужно сделать?

В.Путин: Мы вообще никого не гребём. Кого мы гребём? Этот закон действует с 37-го или 38-го года в США. Это почти калька, только он гораздо более либеральный, мы же постоянно об этом говорим. В законе Соединённых Штатов предусмотрено уголовное преследование и тюрьма за некоторые действия.

Что такое иноагент в России? Это человек, который занимается общественной деятельностью за деньги иностранного государства. И этот закон не запрещает даже ему заниматься дальше этой деятельностью, он только требует, чтобы человек открыл источники финансирования. Мы же знаем хорошо, что там: кто платит, тот и заказывает музыку. Если платят здесь, внутри страны, тем людям, которые занимаются общественной деятельностью, то хотя бы покажи источник своего финансирования. Ничего здесь такого нет.

Правда, есть много нюансов, и правозащитники неоднократно мне на это указывали, много нюансов, связанных с тем, что под этот закон попадают люди, которые реально публичной деятельностью не занимаются, они занимаются экологией, ещё чем-то. Да, и мы вносим коррективы. Я всё время прошу правоохранительные органы, прокуратуру, следственные органы вносить какие-то предложения по поводу того, как можно совершенствовать эту процедуру.

Но если Вы спрашиваете, можно ли выйти из этого статуса – да, можно, и такие прецеденты есть, через решение суда.

И.Доронов: Вопрос, который связан с Украиной.

Госсекретарь [США] Энтони Блинкен недавно побывал на Украине, потом вернулся и сейчас дал интервью ABC, в котором сказал, что Украина готова на переговоры с Россией, и добавил, что условия и будущие границы будут зависеть от мнения Украины. При этом в настоящее время, по его словам, мирные переговоры недостижимы, поскольку – цитата – «для танго нужны двое». То есть он как бы намекает на то, что Россия не хочет идти на эти переговоры. У меня два вопроса: как Вы это прокомментируете? Второй: по-Вашему, с чем связана такая позиция госсекретаря? Он услышал то, что Вы сказали в Сочи, что контрнаступление провалилось и пора теперь разговаривать?

И ещё третий вопрос: почему госсекретарь США делает такие заявления за Украину?

В.Путин: Это Вы у него спросите, чего он делает за Украину какие-то заявления, я не знаю.

Что касается переговорного процесса: если Соединённые Штаты считают, что Украина готова к переговорам, пусть тогда отменят указ Президента Украины, который запрещает вести переговоры. Там же декрет вышел Президента: он запретил вести переговоры сам себе и всем остальным. Блинкен говорит, что они готовы. Хорошо, указ этот или декрет, как у них называется, пусть отменят для начала, это первый шаг.

Теперь в целом с чем связано. На мой взгляд, и мне, и многим другим понятно: Украина проводит так называемое контрнаступление. Результатов нет, конечно. Мы сейчас не будем говорить провал, не провал – нет результатов. Потери есть большие. С начала контрнаступления потери личного состава – 71,5 тысячи человек. Причём они любой ценой, как они говорят, хотят добиться результата. Иногда складывается впечатление, что это вообще не их люди, которых они кидают в это контрнаступление, как будто это вообще не их люди, это, честно говоря, так… Мне просто командиры рассказывают с поля боя. Это удивительно!

И.Доронов: А Вы с ними созваниваетесь?

В.Путин: Постоянно.

Потери большие там: по танкам – 543 танка уже потеряли, по бронемашинам разных классов – уже почти 18 тысяч и так далее. Поэтому складывается впечатление, что они хотят – как их толкают западные кураторы – по максимуму «отгрызть» [территории], извините за моветон, то, что они смогут сделать. А потом, когда все ресурсы: и людские ресурсы, и по технике, и по боеприпасам – будут близки к нулевым значениям, добиться остановки боевых действий, сказать: мы давно говорим о том, что хотим переговоры, – и начать эти переговоры с целью пополнить свои ресурсы и возобновить боеспособность своих вооружённых сил.

Такая тактика возможна. Во всяком случае, это один из вариантов. Повторяю, если это искреннее желание добиться чего-то в ходе переговорного процесса, тогда пусть делают это. Что же Блинкен-то?! Пускай украинцы сами об этом скажут, указ отменяют, о котором я сказал, или декрет и заявят.

Они же публично сказали, что они не будут вести переговоры. Пусть теперь скажут публично, что хотят. Не вижу я здесь ничего такого, что нанесло бы им какой-то имиджевый урон, имиджевые потери.

И.Доронов: А что может быть первым шагом с той стороны, после чего мы готовы будем идти на переговоры?

В.Путин: Послушайте, мне со всех сторон, со многих сторон те люди, с которыми общаемся, [которые] выступают или хотели бы выступить в качестве посредников, говорят: а вы готовы на прекращение боевых действий? Как же мы можем прекратить боевые действия, если противная сторона осуществляет контрнаступление? Мы что должны сделать? Они будут контрнаступать, а мы скажем: а мы прекращаем. Мы же не троцкисты: движение – всё, конечная цель – ничто. Это плохая теория.

И.Доронов: То есть получается, что сначала Киев должен остановить боевые действия, доказать это, после этого мы готовы будем разговаривать?

В.Путин: Послушайте, я уже сказал: сначала они должны отменить указ, декрет, запрещающий вести переговоры, и заявить о том, что они хотят, готовы к этому, вот и всё. А потом посмотрим.

И.Доронов: Про поставки вооружения спрошу и потом задам Вице-президенту вопрос, потому что для Вас это тоже больная тема, Вы чуть-чуть про неё сказали. Принято решение о поставках снарядов с обеднённым ураном. Сейчас говорят о том, что есть шанс, что ракеты большой дальности – до 300 километров – тоже появятся на Украине.

Первое – как по-Вашему, поможет ли это переломить ситуацию на фронте? И второе – как мы будем на это реагировать?

В.Путин: Вы знаете, мы уже об этом говорили, но вынужден повторить. Совсем недавно Администрация США считала, что использование кассетных боеприпасов – это военное преступление, они публично об этом сказали. Теперь они сами поставляют кассетные боеприпасы в зону боевых действий на Украине.

И.Доронов: Но при этом говорят, что ни США, ни мы не подписывали запрет на их применение.

В.Путин: Да, я же сейчас «не об этим», как говорят в деревне, я «о другим». Они объявили публично, что это преступление, и совершают эти действия. Вообще они плевать хотели на то, что о них думают, они всегда делают исключительно всё только в своих интересах. Вот они посчитали, что, поскольку заканчиваются боеприпасы 155-го калибра и произвести их сложно – и в европейских странах, и в США, – они дают из арсеналов то, что есть. Вот есть кассетные, и пошло – кассетные. С обеднённым ураном – и это туда же. Всё это и есть преступления, о которых они сами сказали, не я, они сказали, что это преступления. Но они это делают.

Ничего не помогает. Да, конечно, это наносит нам урон. С обеднённым ураном то же самое. Это же заражение местности происходит. Плохо? Очень плохо.

И.Доронов: Гросси, кстати, глава МАГАТЭ, сказал: «Нет, ничего такого не будет».

В.Путин: Да, мы знаем, что это такое. Заражение местности всё равно происходит.

И в этой связи что? Поменяло это [ситуацию] до сих пор? Вот они уже давно, англичане, поставляют эти снаряды. Поменяло это что-нибудь на поле боя? Нет. Вот они собираются F-16 поставлять. Поменяет это? Нет. Это просто затягивает конфликт.

У них выборный процесс начинается в ноябре, им во что бы то ни стало нужно показать хоть какой-то результат. И они толкают украинцев к продолжению боевых действий, чего бы публично ни говорили, потому что им украинцев не жалко. Как ни странно, и сегодняшнему украинскому руководству не жалко своих людей, бросают, как в топку, просто, и всё.

Поменяет ли это что-нибудь? Думаю, что нет, уверен, что нет. А затянет конфликт? Да, затягивает.

Но нас беспокоит другое, у них ограничений нет. Вот сейчас вам историю одну расскажу.

Совсем недавно на нашей территории Федеральная служба безопасности в ходе боестолкновения несколько человек уничтожила, остальных взяли в плен. Выяснилось, что это диверсионная группа украинских спецслужб. Идут допросы. Что они показывают? Задача у них была нанести ущерб одной из наших атомных электростанций, подорвать ЛЭП, линии высоковольтных электропередач, с целью нарушить деятельность энергетической установки в конечном итоге. И это не первая такая попытка. При этом они на допросе показали, что готовились под руководством британских инструкторов. Они вообще понимают, с чем они играют, или нет? Они что, нас провоцируют на какие-то ответные действия по украинским атомным объектам, атомным электростанциям?

И вообще британское руководство и Премьер-министр знают, чем занимаются их спецслужбы на Украине, или, может быть, вообще не знают? Допускаю и такое, что в свою очередь британские спецслужбы действуют по указанию тех же самых американцев, конечный бенефициар всё равно нам известен. Они понимают, с чем они играют, или нет? Мне кажется, что они просто недооценивают ситуацию.

И.Доронов: У них же не было Чернобыля.

В.Путин: Вы знаете, я знаю, что после моих слов сейчас там очередной вой начнётся: «Это опять угроза, ядерный шантаж» – и так далее. Я Вас уверяю, что это полная, абсолютная, чистая правда – то, что я сейчас сказал.

Эти гаврики сидят у нас и показания дают. Знаю и возможную реакцию: «Да они там всё, что скажете, под дулом пистолета транслируют». Нет, это не так, и руководство британских спецслужб знает, что я говорю правду. Но я не уверен, вообще понимает ли руководство Великобритании, что это такое?

Такие вещи действительно беспокоят, потому что они не чувствуют краёв, как у нас в народе говорят, и могут довести до серьёзных последствий.

И.Доронов: Но мы же понимаем, что мы не ударим по атомной энергоструктуре.

В.Путин: Я Вам сказал, что, может быть, они провоцируют нас на эти действия.

И.Доронов: Госпожа Вице-президент, Вам вопрос. Вы затрагивали тему кассетных боеприпасов. Война во Вьетнаме закончилась, если я не ошибаюсь, в 1975 году. Насколько сейчас бомбардировки, которые были в Лаосе, повлияли на жизнь мирных людей и как они продолжают влиять до сих пор?

П.Ятхоту (как переведено): Что касается кассетных боеприпасов, а также неразорвавшихся снарядов, остатков войны, я думаю, что число таких объектов по-прежнему крайне высоко, мы всё ещё не обезвредили их все. Конечно, мы испытываем серьёзные проблемы из-за этих неразорвавшихся боеприпасов. Мы получаем гуманитарную помощь, техническую помощь со стороны России, со стороны международных организаций, однако до сих пор нам не удалось расчистить нашу территорию.

Наиболее опустошительными последствиями для нашего народа являются всевозможные травмы, и, конечно, многие жизни были унесены. В связи с этим в ЛНДР очень много сирот, чьи родители погибли из-за неразорвавшихся боеприпасов.

Более того, такие объекты являются препятствием на пути развития сельского хозяйства, поскольку многие пахотные земли серьёзно пострадали от кассетных боеприпасов. В этой связи Правительство Лаоса придаёт огромное значение решению этого гуманитарного вопроса, в том числе в партнёрстве с Россией, равно как и с международными организациями.

И.Доронов: У Правительства Лаоса есть понимание, сколько ещё лет потребуется, для того чтобы полностью разминировать территорию?

П.Ятхоту: Война в Лаосе продолжалась на протяжении более 30 лет. Это одна из самых длительных войн в истории.

Использование кассетных боеприпасов было одной из черт тактики, применявшейся в той войне. Мы по-прежнему не имеем расчётов относительно того, сколько ещё лет уйдет на то, чтобы обезвредить неразорвавшиеся остатки войны. Но, вне всякого сомнения, Правительство ЛНДР работает в тесном сотрудничестве как с дружественными странами, так и с международными организациями для того, чтобы решить эту проблему как можно быстрее.

И.Доронов: Спасибо.

Хотите прокомментировать это?

В.Путин: Нет. Я хочу только добавить, что мы не только принимаем участие в разминировании, наши специалисты, но мы обучаем местных специалистов. Уже подготовили 150 человек, которые занимаются разминированием, из местных граждан.

И.Доронов: Владимир Владимирович, я сейчас спрошу про Армению. Год назад здесь, на этой сцене Никол Воваевич Пашинян сидел, я видел, как вы общаетесь в кулуарах. Мне показалось, что было абсолютно нормальное общение.

Сейчас мы читаем про то, что вчера, по-моему, начались армяно-американские учения. Жена Пашиняна ездила в Киев. Спикер парламента Армении позволял себе в адрес нашего МИДа очень нелицеприятные высказывания.

Почему произошёл этот разворот Армении? Как это скажется вообще на обстановке на границе с Азербайджаном? И к чему это вообще может Армению привести?

В.Путин: Я не думаю, что есть какой-то разворот. Мы видим и понимаем, что происходит. Знаете, об этом можно много говорить. Мы предлагали свои варианты урегулирования.

Что скрывать, мне кажется, это хорошо известно, Армения контролировала семь районов, которые поставила под свой контроль после известного армяно-азербайджанского конфликта. Мы предлагали договориться с Азербайджаном таким образом, чтобы два района – Кельбаджарский и Лачинский – остались под юрисдикцией фактически Армении – и весь Карабах, но армянское руководство с этим не согласилось, хотя мы пытались убедить армянское руководство в течение десятилетия, лет десять, а то и 15. Разные варианты, но в конечном итоге всё сводилось к этому. На наш вопрос: «Что вы будете делать?» – нам отвечали: «Будем сражаться». Ну, ладно.

В конечном итоге всё пришло к той ситуации, которая сегодня сложилась. Но дело не только в результатах этого последнего конфликта, дело ещё в том, что армянское руководство по сути – ну, не по сути, а по существу признало суверенитет Азербайджана над Карабахом и в своём Пражском заявлении просто зафиксировало это на бумаге.

И мы знаем об этом, здесь чего говорить. Теперь мне Президент [Азербайджана Ильхам] Алиев говорит: Вы же знаете, что Армения признала, что Карабах наш, что вопрос о статусе Карабаха больше не стоит, он решён. И армянское руководство об этом публично заявило, посчитав и всю территорию до 1991 года в рамках Азербайджанской ССР и назвав цифру, в которую входит, конечно, и территория самого Карабаха. Это состоялось, это же не наше решение, это решение сегодняшнего армянского руководства. А если так, говорят нам, то вы теперь все вопросы, если вы хотите чем-то заниматься по Карабаху, должны с нами решать на двусторонней основе. Ну, а что нам сказать-то здесь? Здесь и сказать нечего. Если сама Армения призналась, что Карабах – это часть Азербайджана, ну что нам делать?

Конечно, здесь возникают другие вопросы, связанные с гуманитарной составляющей и с мандатом наших миротворцев. Это правда. Мандат ещё действует. А вопросы гуманитарного характера, недопущения там каких-то этнических чисток, конечно, они никуда не делись, я с этим полностью согласен. Надеюсь, что азербайджанское руководство, как и говорили всегда нам и до сих пор говорят, не заинтересовано в каких бы то ни было этнических чистках. Более того, наоборот, заинтересовано в том, чтобы этот процесс происходил мягко.

И.Доронов: Насколько, по Вашему мнению, вообще обоснованы претензии Еревана, когда говорят, что Россия не помогла, ОДКБ не помогло, блокаду Нагорного Карабаха тоже не сняли и там гуманитарная катастрофа происходит?

В.Путин: Если Армения признала, что Нагорный Карабах – это часть Азербайджана – всё, о чём речь-то? Это ключевая составляющая всей проблемы. Статус Карабаха определила сама Армения. В этом же вся проблема.

И.Доронов: Такой личный вопрос. За эти дни Никол Воваевич [Пашинян] разговаривал с Вами? Потому что с [Президентом Франции Эммануэлем] Макроном он поговорил, с Президентом Ирана поговорил.

В.Путин: Он прислал мне развёрнутое письмо. Мы с ним в контакте. Здесь никаких проблем у нас с Арменией нет, и с Премьер-министром Пашиняном никаких проблем нет, мы с ним в постоянном контакте.

И.Доронов: Ещё очень важный вопрос, возвращаясь к событиям на Украине. Сейчас очень много слухов пошло о том, что якобы возможна новая мобилизация в стране, у нас, в России.

Что Вы ответите тем, кто сейчас нас смотрит?

В.Путин: Послушайте, на Украине происходит насильственная мобилизация – там одна волна за другой. Я уже не знаю, кого они сейчас будут мобилизовывать.

Мы провели частичную мобилизацию, как известно, 300 тысяч человек мы призвали. Сейчас у нас, за последние шесть-семь месяцев, добровольно подписали уже контракты на службу в Вооружённых Силах и в добровольческих подразделениях 270 тысяч человек.

И.Доронов: Это дополнительно к частичной мобилизации?

В.Путин: Конечно, это за последние шесть-семь месяцев. Люди приходят в военкоматы и подписывают контракты. 270 тысяч человек. Больше того, у нас этот процесс продолжается. Ежедневно 1000–1500 человек приходят для подписания контракта, ежедневно.

Вы знаете, это то, что отличает российский народ, российское общество. Я не знаю, честно говоря, в какой-то другой стране это возможно или нет, ведь люди сознательно идут на военную службу в сегодняшних условиях, понимая, что в конечном итоге они окажутся на фронте. Мужики наши, мужчины российские, понимая, что их ожидает, понимая, что они могут жизнь отдать за Родину, получить тяжёлое ранение, всё равно на это идут сознательно и добровольно, защищая интересы Родины.

Вы сейчас только говорили о выборах. Они же прошли везде, в том числе и в Запорожской, Херсонской областях, в Луганской, Донецкой республиках. В тяжёлых условиях проходили, я удивлён мужеству работников избирательных участков. Там когда обстрелы начинались, а противник пытался обстреливать и избирательные пункты, люди уходили в подвалы, обстрел заканчивался – они поднимались и продолжали работать. А другие приходили на избирательные участки и в очередях стояли, несмотря на опасность их обстрела.

Почему я это говорю? Потому что наши солдаты, ребята наши, герои, которые там воюют на передке, они знают, что им есть кого защищать, и это ключевой момент: мы защищаем наших людей.

И.Доронов: Мы скоро будем завершать. Но у меня есть ещё несколько вопросов.

1 сентября в школы поступил новый учебник по истории. Я не буду его подробно обсуждать, потому что мы делали интервью с Вашим помощником Владимиром Ростиславовичем Мединским, и он подробно изложил позицию.

Но там есть такая цитата: «Знаете, жизнь всегда сложнее, чем любые идеологические и журнально-газетные штампы. Пройдёт десятилетие, и наше время станет предметом скрупулёзного изучения. Учёные-историки будут задаваться вопросом, какие шаги мировых лидеров, в том числе и руководства нашей страны, были предприняты правильно и своевременно, а в каких случаях следовало поступить иначе».

Если можно, я хотел бы попросить: давайте не будем ждать учёных из будущего. Что было, с Вашей точки зрения, правильно сделано, а где ошибки совершили за это время?

В.Путин: Давайте подождём учёных из будущего. Только будущие поколения могут объективно оценить то, что мы сделали для страны.

Вы знаете, я вспоминаю то, что князь Потёмкин написал когда-то Екатерине II, когда речь шла о присоединении Крыма, я не смогу воспроизвести дословно эту цитату, но смысл передать смогу. Написал он следующее: пройдёт время, и будущие поколения поставят вам в вину то, что вы могли присоединить Крым и не сделали этого, и вам будет стыдно. Интересы государства прежде всего. Мы руководствуемся именно этими соображениями, это ставим во главу угла, и за это нам точно не стыдно.

И.Доронов: У меня один вопрос, связанный со спортом – с Олимпиадой, которая пройдёт во Франции в следующем году.

Прежде чем его задать, я хочу, чтобы мы все с вами поаплодировали нашему Даниилу Медведеву, который бился в финале US Open в Нью-Йорке. Вообще, финал хороший получился – русский и серб играли, два православных человека.

Давайте скажем Даниилу спасибо, что он смог это сделать. Правда, не было – я смотрел эту трансляцию – никакого флага, не было никакого упоминания о том, что он из России.

И [Президент Франции Эммануэль] Макрон, когда сказал про Олимпиаду, которая пройдёт во Франции, как я сказал, в следующем году, сказал, что не будет там ни российских, ни белорусских флагов – ничего.

Что Вы можете сказать нашим спортсменам, для которых Олимпиада – это прям цель их жизни? Они ждут, и им придётся её пропустить.

В.Путин: Я вот что скажу. Конечно, мы должны прежде всего руководствоваться интересами спортсменов в данной ситуации. И каждый из них, кто годами, некоторые десятилетиями, готовился к важнейшим стартам, должен сам для себя принять определённое решение.

Но что касается самого олимпийского движения, то я бы вот что сказал. Я думаю, что сегодняшнее руководство международных федераций, самого Международного олимпийского комитета, они извращают изначальную идею Пьера де Кубертена: спорт должен быть вне политики, он должен не разъединять, а объединять людей.

Что произошло за последние десятилетия? Олимпийское движение попало в ловушку финансовых интересов. Произошла недопустимая коммерциализация международного спорта и международного олимпийского движения, а как результат этой коммерциализации… О чём я говорю? Спонсоры, рекламное время, ведущие западные компании, которые в конечном итоге создают экономическую и финансовую базу функционирования самого Международного олимпийского комитета и всего движения в целом, они в свою очередь находятся в прямой зависимости от политических структур и правительств своих стран.

Вся эта цепочка привела к тому, что сам международный спорт и олимпийское движение деградируют, они не выполняют свои важнейшие функции. И ведь дело не только в том, чтобы ставить рекорды, а дело в том, чтобы объединять людей, а вот эту функцию международное олимпийское движение утратило. И это очень прискорбно для самого олимпийского движения, потому что так или иначе будут создаваться альтернативные движения, ничего с этим не поделать, это объективный процесс.

Мы в следующем году будем проводить Игры дружбы, мы будем проводить соревнования в рамках БРИКС, с удовольствием все будут в этом участвовать – те, кто деполитизирован. Это будет соответствующим образом убивать сегодняшние международные структуры. Надо их обновлять, ещё и кадрово обновлять.

Прискорбно, что это происходит, но мы, конечно, будем защищать интересы наших спортсменов – первое. И второе – будем создавать для них альтернативные возможности, в том числе и по финансовым результатам их достижений.

И.Доронов: Минспорта привёл статистику на ВЭФ или перед ВЭФ: 55 спортсменов по олимпийским видам спорта сменили российское гражданство на какое-то другое, вместе с неолимпийскими – более ста. Вы понимаете этих людей?

В.Путин: Я уже сказал об этом в начале этого ответа, что люди десятилетиями шли к какой-то цели, но теперь по политическим соображениям они не могут её достигать.

Вы знаете, есть ещё одна составляющая: не знаю, можно ли так говорить, но тем не менее некоторые говорят, что спорт и соревнования на международном уровне – это как бы сублимация войны. В этом что-то есть.

Я никого не осуждаю, но просто для спортсмена, особенно высокого класса, когда он выходит на пьедестал почёта, звучит гимн его страны и поднимается флаг, знамя, это тоже имеет определённое значение. Но в конечном итоге каждый человек делает свой собственный выбор. Я так считаю.

И.Доронов: Задам последний вопрос.

Мы начали сегодняшнюю пленарную сессию с того, что десять лет назад мы провозгласили, что Дальний Восток, Сибирь, Арктика для нас приоритет.

Я бы хотел всё-таки посмотреть чуть-чуть вперёд и поразмышлять над образом и Дальнего Востока, и Сибири, и вообще в целом над образом России через лет десять, предположим.

Сейчас мы видим некую такую реинкарнацию на новом витке, может быть, [можно] сравнить с Советским Союзом, когда были пионеры, а теперь «Движение первых» появилось, у нас в своё время вернулась музыка советского гимна, на ВДНХ у нас сейчас готовится выставка «Россия», и это тоже напоминает то, что было тогда.

Образ будущего, например, для Украины нарисован понятно – это членство в НАТО и членство в ЕС. На Западе образ будущего тоже выглядит – как сказать – «радужным».

Какой этот образ будущего для России?

В.Путин: Вы сейчас сказали, что для некоторых стран образ будущего в том, что они были членами каких-то организаций: НАТО, Евросоюза. Вы понимаете, что Вы сказали? То есть они за образ будущего, связанный не только с взаимодействием с кем-то, а образ будущего, связанный с их полной зависимостью от кого-то.

В сфере обороны им нужно, чтобы их кто-то прикрывал, иначе они не смогут. В сфере экономики им нужно, чтобы были направлены деньги из соответствующих фондов, иначе им не подняться. Кстати говоря, и мира на Украине никто не хочет, потому что, если война прекратится, надо же будет отвечать перед народом за экономическую и социальную составляющую, а показать-то нечего. Я сомневаюсь, чтобы после окончания боевых действий там потоком пошёл бы какой-то процесс восстановления украинской экономики. Кто кормить-то там будет? Я сомневаюсь в этом.

Наше будущее зависит от нас. Я недавно встречался с молодыми учёными в Сарове. Они меня тоже спрашивали, мы говорили во всяком случае об этом. О чём? Хочу это сказать, может быть, в другом формате, но ту же самую мысль повторить. Учёные занимаются своими разработками. Промышленники работают в сфере материального производства: в сельском хозяйстве, в промышленности. Деятели культуры создают образы для того, чтобы поддержать наши ценности, которые лежат в основе духовного мира каждого человека и каждого нашего гражданина. Всё это вместе, безусловно, будет давать нам результат. Это всё должно воплотиться в том, что наша страна, в том числе в сфере безопасности и обороны, должна быть самодостаточной. Но это не значит изоляции страны. Это значит, что мы в сотрудничестве с нашими партнёрами и друзьями, в интеграции с подавляющим большинством стран, которые представляют большинство населения [мира], будем развивать свою собственную страну и делать её ещё более сильной.

Я уже говорил: промышленность, наука и так далее. Но при этом мы обязательно должны сохранить душу России, нашего многонационального и многоконфессионального народа. Вот эта гуманитарная составляющая вместе с наукой, образованием, вместе с реальным производством будет той базой, на которой страна будет двигаться вперёд, ощущая и понимая себя как суверенное, в полном смысле независимое государство, имеющее перспективы развития. Так оно и будет.

Ведь смотрите, несмотря на все ограничения, которые были введены в отношении России… На что рассчитывали? Что у нас финансовая система рассыплется, экономика рухнет, предприятия остановятся, многотысячные коллективы останутся без работы. Ведь этого ничего не произошло. Россия по результатам прошлого года вошла в пятёрку крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности, по объёму экономики. У нас есть все шансы и дальше двигаться по этому пути. Да, я сказал, у нас инфляция немножко подросла, но она в рамках соответствующих показателей находится. Безработица на историческом минимуме – три процента. Такого никогда не было, три процента всего безработица в стране.

Да, в этой связи возникают некоторые другие вопросы с трудовыми ресурсами, но они тоже решаются. Впервые за несколько лет у нас растут реальные доходы населения. Да, это скромные доходы, я говорил, но тенденция правильная. И реальные располагаемые доходы, и реальная заработная плата подрастает. Всё это вместе даёт нам все основания полагать, что Россия не только имеет такое надёжное и хорошее будущее, но оно обеспечено усилиями всего нашего многонационального народа.

И.Доронов: Хочется в заключение сказать, что звучит как предвыборная программа, но до декабря об этом говорить нельзя.

Большое спасибо, будем завершать нашу пленарную сессию. Мы проговорили практически три часа, попытались ответить на многие вопросы, но невозможно объять необъятное.

Госпожа Вице-президент [Лаоса], большое спасибо, что приехали. Владимир Владимирович, большое спасибо, что ответили на все мои вопросы.

Спасибо. Всем хорошего вечера.

Источник: kremlin.ru

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

Премьера документального фильма «Идеальный музей. Возрождение Ренессанса» в Русском доме в Софии

24 июня 2024 в 18.30 в Русском доме в Софии состоится Премьера документального фильма «Идеальный музей. Возрождение Ренессанса» режиссёра Ивана Болотникова.Эта лента посвящена истории...

Продолжается прием работ на Международный конкурс детского творчества «Москва в сердце каждого»

Задача для конкурса – создать уникальную художественную работу (допускается выполнение в различных техниках и стилях, а также в виде коллажей и аппликаций на бумаге)...

Геннадий Овечко возглавил ДРС МИД России

Директора Департамента по работе с соотечественниками МИД России Геннадия Овечко представили членам Всемирного координационного совета российских соотечественников, собравшимся в Москве на очередное заседание Совета. Геннадий...

В Москве пройдет первый туристический форум БРИКС

20 июня, в Москве стартует первый туристический форум БРИКС. В Москву приедут больше 300 представителей профильных ведомств, бизнес-сообщества, руководителей ассоциаций и экспертов индустрии из стран...

Образовательный интенсив «РОССИЯ. СЕРБИЯ. МЕДИАШКОЛА» прошел в Ханты-Мансийске

На прошлой неделе в Ханты-Мансийске прошёл уникальный образовательный интенсив «РОССИЯ. СЕРБИЯ. МЕДИАШКОЛА» . Образовательное мероприятие, организованное при поддержке Русского Дома в Белграде, собрало вместе...

Упростить процедуру переезда соотечественников в Россию поможет карта «Родина»

«Соотечественники, сохраняющие по велению сердца связь с Россией, в наше время — по-настоящему смелые люди. И, как Агентство, мы продолжаем оказывать им всестороннюю поддержку». Об...

Галина Преображенская, основатель конкурса «Романсиада»: «Я не боюсь несовременности — современность себя уже не...

«Культура» поговорила с популяризатором жанра романса, основателем Московского международного конкурса молодых исполнителей русского романса «Романсиада» Галиной Преображенской.— Романс — это, в моем скромном представлении,...

В Доме Москвы в Ереване 15 и 16 июня прошел Международный научно-практический форум по...

В мероприятии приняли участие более 50 учителей русских школ и центров за рубежом из 13 европейских стран (Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Испания,...

Совет Федерации одобрил ФЗ «О легализации российских и иностранных официальных документов и об истребовании...

9 июня Совет Федерации на пленарном заседании одобрил Федеральный закон «О легализации российских и иностранных официальных документов и об истребовании личных документов» (№...

Заявление Президента России В.В.Путина для прессы по итогам российско-корейских переговоров

Пхеньян, 19 июня 2024 года Придаём первостепенное значение укреплению традиционно дружественных и добрососедских российско-корейских отношений, в основе которых и славные традиции общей истории. Напомню, что...