Уильям Брумфилд: «Русские поразительно воспринимают искусство»

Американский славист и историк архитектуры Уильям Брумфилд получил российское гражданство. Накануне в московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открылась фотовыставка Брумфилда «Тихая Америка», которая представила блестящего учёного ещё и тонким фотохудожником, приоткрывшим нам дверь в мир провинциальной Америки.

Более полувека Уильям Брумфилд выстраивает мосты между Россией и США. Прямо сейчас он разбирает свой фотоархив для передачи в Национальную галерею искусства США. В этой американской сокровищнице хранятся десятки тысяч снимков русских церквей, а «Тихая Америка» приехала в Москву. Брумфилд очень хотел бы, чтобы экспозиция отправилась по регионам страны и встретилась с «тихой» Россией.

В интервью «Русскому миру» Уильям Брумфилд рассказал об уникальном русском восприятии, благодаря которому его искусство в России понимают лучше, чем в Америке.

За заслуги перед русской культурой

Президентский указ о присвоении слависту, профессору Тулейнского университета Нового Орлеана Уильяму Брумфилду российского гражданства опубликован на сайте Кремля. В конце июля учёный получил паспорт с двуглавым орлом в посольстве России. «Это достижение, это кульминация», – заявил он в интервью «Русскому мир».

Учёный отметил, что российское гражданство упростит его визиты в нашу страну и поможет в исследовательской работе. Несмотря на солидный возраст (в следующем году ему исполнится 80 лет), Уильям Брумфилд планирует продолжить работу в России. Замыслов и планом множество, и неисследованных церквей тоже, хотя он и объехал страну вдоль и поперёк.

Бесспорно, гражданство присвоено учёному за заслуги перед Россией, за вклад в сохранение её истории и архитектуры. И эти заслуги вместит не каждая книжная полка – Брумфилд выпустил десятки книг для российских и американских читателей и исследователей.

Брумфилд-исследователь без фотоаппарата не представим. Он не скрывает, что разглядел (и навеки влюбился) в Россию не только глазами, но и объективом – фотографии с проявленной плёнки поразили его не меньше, чем увиденное и пережитое в Москве в 1970-м году, когда американец впервые оказался в Москве в рамках преподавательского обмена с МГУ.

К тому времени он обучал русскому языку и литературе в Калифорнийском университете. В первую советскую командировку собой Уильям Брумфилд взял всего 3 – 4 плёнки, которые стремительно закончились.

– Нам устраивали экскурсии по исторической части города, и я увлёкся красотой и неожиданными формами, – отметил он в видеообращении перед открытием выставки в Москве. – Когда я вернулся и проявил плёнку, то просто обалдел.

Брумфилд возвращался в Россию регулярно, иногда проводил здесь едва ли не по полгода, но ощущения, возникшие в первый раз, не покидают его по сей день.

«Россия меня всегда вдохновляла»

Выставка Уильяма Брумфилда «Тихая Америка» – это снимки, сделанные им в молодости и запечатлевшие заброшенные и разбитые здания, преимущественно в родных местах автора на американском Юге, а также в Новой Англии в 1970-е годы, когда он преподавал в Гарвардском университете после защиты докторской диссертации. Здесь учёный и историк архитектуры предстаёт художником, задумавшимся о преходящем и течении времени.

Вполне естественное качество для исследователя, который умеет (и многих научил) видеть ушедшее во всей его красоте в полуразрушенной церквушке на обочине дороги в русской глубинке.

– В оригинале ваша выставка называется “Lost America”, то есть, скорее, «потерянная» или «утраченная» Америка…

– Я считаю, что куратор нашёл очень хорошее название – «Тихая Америка», у слова lost есть нюансы, и мы не хотели, чтобы возникали политические оттенки. Всё просто: раньше у меня была выставка и очень популярная книга “Lost Russia”, посвящённая руинам русской архитектуры. «Тихая Америка» – это не документально-лирический, а чисто художественный проект.

– Как он родился?

– Когда я преподавал в Гарварде, постепенно пришёл к выводу, что напишу большой том о русской архитектуре со своими фотографиями. Так и получилось. К этому делу я купил профессиональную фотоаппаратуру, при этом у меня уже было около тысячи фотографий памятников русской архитектуры.

Я думал, что аппаратура нужна мне для съёмок в России, но я начал задумываться о фотографии как об искусстве. И начал снимать в Америке не памятники, но заброшенные, забытые места – руины, улицы. Именно в этой среде я нашёл себя как художник, потому что мы строим и создаём, а потом это живёт своей жизнью. Это мистика, тайна.

Конечно, не всякий объект можно и нужно снимать. Но в этом и роль художника – найти именно тот объект и тот момент. Силу образа создаёт композиция, свет, светотень, динамика, фактура. Как художник я начал открывать себя в Америке, хотя моя русская работа была стимулом для этого. Понимаете, как это сложно переплетается? Без России я бы даже не думал о фотографии.

– То есть Россия открыла вам Америку…

— Можно и так сформулировать. Россия открыла мне глаза на смысл искусства. Один из разделов посвящён граниту и воде, я снимал это на побережье в штате Мэн. Гранит и вода – это основные элементы нашей планеты и в геологическом смысле, и в библейском – вода и суша, создание мира. А раньше я фотографировал заброшенные здания, забытые политические плакаты – время проходит. Как объяснили нам древние греки, всё постоянно меняется, и фотография улавливает этот процесс, заставляя нас задумываться о течении времени.

– Вас не удивляет, что сейчас в Москве открылась выставка, посвящённая Америке?

– Переговоры о выставке начались почти четыре года назад. С Музеем архитектуры у меня давние связи, с 1979 года. В 2001 году там работала огромная выставка «Русский север: Свидетельство Уильяма Брумфилда», но эта выставка совсем иная. Когда я рассказал о своих работах и показал некоторые из них, в музее сразу всё поняли. Это важный вопрос, почему русские воспринимают смысл искусства так хорошо… Мы подписали договор, но проект был отложен из-за пандемии. А потом всё усложнилось, но руководство музея держали слово, понимая, что эта выставка не только об архитектуре, но и об искусстве, исканиях. И политика здесь не играет никакой роли, это на другом уровне.

– Вы сказали о русском восприятии культуры и искусства. В чём его особенность?

– В особом понимании искусства. Возможно, это связано с иконографическими традициями. Я не знаю, в чём особенность, я стараюсь найти ответ. Я вижу, как воспринимают мою работу в России и на Западе. Там спрашивают: «Кто вы такой? Какое у вас образование?» А в России смотрели на мои фотографии и понимали их, видели их силу. Меня избрали членом Российской академии художеств как историка и как художника. Казалось бы, почему в России, а не в Америке? Россия меня всегда вдохновляла, с самого первого момента. Это удивительно.

– Многие в России любят классическую Америку, которую, вероятно, увидели в кино. Она сохранилась и вообще существовала ли?

— И да, и нет. Конечно, в этом много стереотипов, но зависит от конкретного фильма. Я думаю, музыка – более надёжный портал для понимания. То, что я нашёл в Америке и запечатлел на фото, – это мои родные места. Мама родилась в Северной Каролине, а отец из Луизианы. Это мой семейный контекст, и для меня это важно, а для публики – не в этом дело. На фото запечатлены заброшенные здания, на них нет монументальных объектов, но там есть образы, которые нужно увидеть. И россияне поразительно точно их усматривают. Для меня это логично, но в то же время – тайна: то, что люди иной культуры настолько безошибочно это угадывают.

– К слову об изменяющемся времени. Вы нередко размещаете в своих статьях дореволюционные фотографии Сергея Прокудина-Горского и свои снимки разных лет одного и того же места в России. И все эти снимки разные, хотя храм на фото особенно не изменился. Почему так происходит?

– Разные взгляды и разные точки зрения – у него и у меня. И разные фотоаппараты, и объективы – это тоже важно. Но это и великая загадка фотографии как искусства. Снимок улавливает момент, но заставляет нас думать о процессе, о вечном. Мы смотрим на снимок, сделанный Прокудиным-Горским, и начинаем думать: что было после этого? Смотрим на мои фотографии – и думаем: а что до этого?

– То есть ваше фото того или иного храма, допустим 2018 года, не отменяет ценности снимков того же храма, сделанных в прежние годы?

– Безусловно. Поэтому мой архив так ценен: я могу датировать свои снимки. С 1960-х я записываю свои действия каждый день. Я бы не назвал это дневником, но эти записки очень пригодились при создании моего архива. Момент, схваченный фотографом, очень важен, но не менее важно и то, когда это было сделано.

– В каком возрасте вы поняли, что, снимая здесь и сейчас, вы фотографируете историю?

– Я этого не знаю, Бог так велел, это божий промысел. И, конечно, я этого не понимал, когда начинал, но я чувствовал. Иногда образ умнее человека. Творческий процесс – это великая тайна.

– Вы рассказывали, что активно работаете над своим архивом фотографий русской архитектуры за десятки лет. Как это происходит?

– Вместе с моими студентами мы проделали колоссальную работу, отсканировали всю мою цветную коллекцию – это около 100 тысяч фотографий, чёрно-белые снимки отсканировали примерно на 20 %. Я идентифицирую все фотографии, указываю, что, где и когда запечатлено. Потом передаю этот материал в Национальную галерею искусства, они сохраняют. Есть другие сайты в России, которые представляют этот материал.

Помимо этой работы я пишу большую книгу о деревянном зодчестве. В России есть прекрасные книги на эту тему, но это будет мой личный взгляд. В ней будут мои снимки начиная с 1970-х годов. Многие здания, которые запечатлены на фото, уже не существуют. В мои 79 лет работа меня вдохновляет, и работа есть – научная, архивная, преподавательская.

– Американские студенты интересуются вашей работой на российском направлении?

– Да, есть увлечённые люди. Их не так много, но мне очень приятно с ними общаться.

russkiymir.ru

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

В Киеве предупредили, что за три месяца надо полностью убрать русский язык из телеэфира

Окончательно планируют изжить русский язык на украинском телевидении через три месяца, сообщает РИА «Новости». Летом начнёт действовать ещё одна статья закона «О медиа». Она...

V Международная конференция деятелей русских театров зарубежья проходит в Светлогорске

Исполнительный директор фонда «Русский мир» Владимир Кочин принимает участие в международной конференции «Русский театр за рубежом как институт русской культуры», которая состоится 17-18 апреля...

В день освобождения Вены активисты движения Международный Бессмертный Полк организовали субботник

Общие потери с советской стороны в ходе «Венской стратегической операции» составили 168 000 человек, причём 38 600 из них безвозвратные. В столице Австрии насчитывается...

Литературный конкурс имени Сергея Михалкова

Принимаются работы на международный литературный конкурс имени Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков. Дедлайн 31 мая 2024 года. Организатор: общероссийская общественно-государственная организация «Российский...

В МИД заявили, что РФ не получала приглашения на 80-летие высадки в Нормандии

К утру среды приглашения России на 80-летие высадки войск союзников в Нормандии в годы Второй мировой войны не было. Информацию в эфире радио Sputnik...

Слуцкий: Канцлер ФРГ умолчал о мирных предложениях лидера КНР по Украине

Председатель Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий в соцсети подверг критике заявления канцлера ФРГ о достигнутых договоренностях по результатам встречи с председателем КНР...

В Тунисе начал работу Международный форум для преподавателей русского языка TERRA RUSISTICA

Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), Тунисская ассоциация преподавателей русского языка и литературы и Русский дом в Тунисе при поддержке фонда «Русский...

Всероссийский конкурс современного искусства «Нарисуй Россию»

До 24 апреля успейте подать заявки на Всероссийский конкурс современного искусства «Нарисуй Россию». К участию приглашаются соотечественники в возрасте от 14 до 35 лет,...

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ КОНКУРС «НИТИ КУЛЬТУРЫ »

Объявлено о новом сезоне ежегодного международного творческого конкурса «Нити культуры» 2024Прием заявок до 30 апреля 2024 года.Организатор: Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы имени...

Лавров: Выборы президента России на заграничных участках прошли успешно

Выборы президента России на зарубежных избирательных участках были проведены успешно. Такое заявление сделал министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на заседании комиссии генсовета...

< Апрель 2024 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

Уильям Брумфилд: «Русские поразительно воспринимают искусство»

Американский славист и историк архитектуры Уильям Брумфилд получил российское гражданство. Накануне в московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открылась фотовыставка Брумфилда «Тихая Америка», которая представила блестящего учёного ещё и тонким фотохудожником, приоткрывшим нам дверь в мир провинциальной Америки.

Более полувека Уильям Брумфилд выстраивает мосты между Россией и США. Прямо сейчас он разбирает свой фотоархив для передачи в Национальную галерею искусства США. В этой американской сокровищнице хранятся десятки тысяч снимков русских церквей, а «Тихая Америка» приехала в Москву. Брумфилд очень хотел бы, чтобы экспозиция отправилась по регионам страны и встретилась с «тихой» Россией.

В интервью «Русскому миру» Уильям Брумфилд рассказал об уникальном русском восприятии, благодаря которому его искусство в России понимают лучше, чем в Америке.

За заслуги перед русской культурой

Президентский указ о присвоении слависту, профессору Тулейнского университета Нового Орлеана Уильяму Брумфилду российского гражданства опубликован на сайте Кремля. В конце июля учёный получил паспорт с двуглавым орлом в посольстве России. «Это достижение, это кульминация», – заявил он в интервью «Русскому мир».

Учёный отметил, что российское гражданство упростит его визиты в нашу страну и поможет в исследовательской работе. Несмотря на солидный возраст (в следующем году ему исполнится 80 лет), Уильям Брумфилд планирует продолжить работу в России. Замыслов и планом множество, и неисследованных церквей тоже, хотя он и объехал страну вдоль и поперёк.

Бесспорно, гражданство присвоено учёному за заслуги перед Россией, за вклад в сохранение её истории и архитектуры. И эти заслуги вместит не каждая книжная полка – Брумфилд выпустил десятки книг для российских и американских читателей и исследователей.

Брумфилд-исследователь без фотоаппарата не представим. Он не скрывает, что разглядел (и навеки влюбился) в Россию не только глазами, но и объективом – фотографии с проявленной плёнки поразили его не меньше, чем увиденное и пережитое в Москве в 1970-м году, когда американец впервые оказался в Москве в рамках преподавательского обмена с МГУ.

К тому времени он обучал русскому языку и литературе в Калифорнийском университете. В первую советскую командировку собой Уильям Брумфилд взял всего 3 – 4 плёнки, которые стремительно закончились.

– Нам устраивали экскурсии по исторической части города, и я увлёкся красотой и неожиданными формами, – отметил он в видеообращении перед открытием выставки в Москве. – Когда я вернулся и проявил плёнку, то просто обалдел.

Брумфилд возвращался в Россию регулярно, иногда проводил здесь едва ли не по полгода, но ощущения, возникшие в первый раз, не покидают его по сей день.

«Россия меня всегда вдохновляла»

Выставка Уильяма Брумфилда «Тихая Америка» – это снимки, сделанные им в молодости и запечатлевшие заброшенные и разбитые здания, преимущественно в родных местах автора на американском Юге, а также в Новой Англии в 1970-е годы, когда он преподавал в Гарвардском университете после защиты докторской диссертации. Здесь учёный и историк архитектуры предстаёт художником, задумавшимся о преходящем и течении времени.

Вполне естественное качество для исследователя, который умеет (и многих научил) видеть ушедшее во всей его красоте в полуразрушенной церквушке на обочине дороги в русской глубинке.

– В оригинале ваша выставка называется “Lost America”, то есть, скорее, «потерянная» или «утраченная» Америка…

– Я считаю, что куратор нашёл очень хорошее название – «Тихая Америка», у слова lost есть нюансы, и мы не хотели, чтобы возникали политические оттенки. Всё просто: раньше у меня была выставка и очень популярная книга “Lost Russia”, посвящённая руинам русской архитектуры. «Тихая Америка» – это не документально-лирический, а чисто художественный проект.

– Как он родился?

– Когда я преподавал в Гарварде, постепенно пришёл к выводу, что напишу большой том о русской архитектуре со своими фотографиями. Так и получилось. К этому делу я купил профессиональную фотоаппаратуру, при этом у меня уже было около тысячи фотографий памятников русской архитектуры.

Я думал, что аппаратура нужна мне для съёмок в России, но я начал задумываться о фотографии как об искусстве. И начал снимать в Америке не памятники, но заброшенные, забытые места – руины, улицы. Именно в этой среде я нашёл себя как художник, потому что мы строим и создаём, а потом это живёт своей жизнью. Это мистика, тайна.

Конечно, не всякий объект можно и нужно снимать. Но в этом и роль художника – найти именно тот объект и тот момент. Силу образа создаёт композиция, свет, светотень, динамика, фактура. Как художник я начал открывать себя в Америке, хотя моя русская работа была стимулом для этого. Понимаете, как это сложно переплетается? Без России я бы даже не думал о фотографии.

– То есть Россия открыла вам Америку…

— Можно и так сформулировать. Россия открыла мне глаза на смысл искусства. Один из разделов посвящён граниту и воде, я снимал это на побережье в штате Мэн. Гранит и вода – это основные элементы нашей планеты и в геологическом смысле, и в библейском – вода и суша, создание мира. А раньше я фотографировал заброшенные здания, забытые политические плакаты – время проходит. Как объяснили нам древние греки, всё постоянно меняется, и фотография улавливает этот процесс, заставляя нас задумываться о течении времени.

– Вас не удивляет, что сейчас в Москве открылась выставка, посвящённая Америке?

– Переговоры о выставке начались почти четыре года назад. С Музеем архитектуры у меня давние связи, с 1979 года. В 2001 году там работала огромная выставка «Русский север: Свидетельство Уильяма Брумфилда», но эта выставка совсем иная. Когда я рассказал о своих работах и показал некоторые из них, в музее сразу всё поняли. Это важный вопрос, почему русские воспринимают смысл искусства так хорошо… Мы подписали договор, но проект был отложен из-за пандемии. А потом всё усложнилось, но руководство музея держали слово, понимая, что эта выставка не только об архитектуре, но и об искусстве, исканиях. И политика здесь не играет никакой роли, это на другом уровне.

– Вы сказали о русском восприятии культуры и искусства. В чём его особенность?

– В особом понимании искусства. Возможно, это связано с иконографическими традициями. Я не знаю, в чём особенность, я стараюсь найти ответ. Я вижу, как воспринимают мою работу в России и на Западе. Там спрашивают: «Кто вы такой? Какое у вас образование?» А в России смотрели на мои фотографии и понимали их, видели их силу. Меня избрали членом Российской академии художеств как историка и как художника. Казалось бы, почему в России, а не в Америке? Россия меня всегда вдохновляла, с самого первого момента. Это удивительно.

– Многие в России любят классическую Америку, которую, вероятно, увидели в кино. Она сохранилась и вообще существовала ли?

— И да, и нет. Конечно, в этом много стереотипов, но зависит от конкретного фильма. Я думаю, музыка – более надёжный портал для понимания. То, что я нашёл в Америке и запечатлел на фото, – это мои родные места. Мама родилась в Северной Каролине, а отец из Луизианы. Это мой семейный контекст, и для меня это важно, а для публики – не в этом дело. На фото запечатлены заброшенные здания, на них нет монументальных объектов, но там есть образы, которые нужно увидеть. И россияне поразительно точно их усматривают. Для меня это логично, но в то же время – тайна: то, что люди иной культуры настолько безошибочно это угадывают.

– К слову об изменяющемся времени. Вы нередко размещаете в своих статьях дореволюционные фотографии Сергея Прокудина-Горского и свои снимки разных лет одного и того же места в России. И все эти снимки разные, хотя храм на фото особенно не изменился. Почему так происходит?

– Разные взгляды и разные точки зрения – у него и у меня. И разные фотоаппараты, и объективы – это тоже важно. Но это и великая загадка фотографии как искусства. Снимок улавливает момент, но заставляет нас думать о процессе, о вечном. Мы смотрим на снимок, сделанный Прокудиным-Горским, и начинаем думать: что было после этого? Смотрим на мои фотографии – и думаем: а что до этого?

– То есть ваше фото того или иного храма, допустим 2018 года, не отменяет ценности снимков того же храма, сделанных в прежние годы?

– Безусловно. Поэтому мой архив так ценен: я могу датировать свои снимки. С 1960-х я записываю свои действия каждый день. Я бы не назвал это дневником, но эти записки очень пригодились при создании моего архива. Момент, схваченный фотографом, очень важен, но не менее важно и то, когда это было сделано.

– В каком возрасте вы поняли, что, снимая здесь и сейчас, вы фотографируете историю?

– Я этого не знаю, Бог так велел, это божий промысел. И, конечно, я этого не понимал, когда начинал, но я чувствовал. Иногда образ умнее человека. Творческий процесс – это великая тайна.

– Вы рассказывали, что активно работаете над своим архивом фотографий русской архитектуры за десятки лет. Как это происходит?

– Вместе с моими студентами мы проделали колоссальную работу, отсканировали всю мою цветную коллекцию – это около 100 тысяч фотографий, чёрно-белые снимки отсканировали примерно на 20 %. Я идентифицирую все фотографии, указываю, что, где и когда запечатлено. Потом передаю этот материал в Национальную галерею искусства, они сохраняют. Есть другие сайты в России, которые представляют этот материал.

Помимо этой работы я пишу большую книгу о деревянном зодчестве. В России есть прекрасные книги на эту тему, но это будет мой личный взгляд. В ней будут мои снимки начиная с 1970-х годов. Многие здания, которые запечатлены на фото, уже не существуют. В мои 79 лет работа меня вдохновляет, и работа есть – научная, архивная, преподавательская.

– Американские студенты интересуются вашей работой на российском направлении?

– Да, есть увлечённые люди. Их не так много, но мне очень приятно с ними общаться.

russkiymir.ru

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

В Киеве предупредили, что за три месяца надо полностью убрать русский язык из телеэфира

Окончательно планируют изжить русский язык на украинском телевидении через три месяца, сообщает РИА «Новости». Летом начнёт действовать ещё одна статья закона «О медиа». Она...

V Международная конференция деятелей русских театров зарубежья проходит в Светлогорске

Исполнительный директор фонда «Русский мир» Владимир Кочин принимает участие в международной конференции «Русский театр за рубежом как институт русской культуры», которая состоится 17-18 апреля...

В день освобождения Вены активисты движения Международный Бессмертный Полк организовали субботник

Общие потери с советской стороны в ходе «Венской стратегической операции» составили 168 000 человек, причём 38 600 из них безвозвратные. В столице Австрии насчитывается...

Литературный конкурс имени Сергея Михалкова

Принимаются работы на международный литературный конкурс имени Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков. Дедлайн 31 мая 2024 года. Организатор: общероссийская общественно-государственная организация «Российский...

В МИД заявили, что РФ не получала приглашения на 80-летие высадки в Нормандии

К утру среды приглашения России на 80-летие высадки войск союзников в Нормандии в годы Второй мировой войны не было. Информацию в эфире радио Sputnik...

Слуцкий: Канцлер ФРГ умолчал о мирных предложениях лидера КНР по Украине

Председатель Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий в соцсети подверг критике заявления канцлера ФРГ о достигнутых договоренностях по результатам встречи с председателем КНР...

В Тунисе начал работу Международный форум для преподавателей русского языка TERRA RUSISTICA

Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), Тунисская ассоциация преподавателей русского языка и литературы и Русский дом в Тунисе при поддержке фонда «Русский...

Всероссийский конкурс современного искусства «Нарисуй Россию»

До 24 апреля успейте подать заявки на Всероссийский конкурс современного искусства «Нарисуй Россию». К участию приглашаются соотечественники в возрасте от 14 до 35 лет,...

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ КОНКУРС «НИТИ КУЛЬТУРЫ »

Объявлено о новом сезоне ежегодного международного творческого конкурса «Нити культуры» 2024Прием заявок до 30 апреля 2024 года.Организатор: Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы имени...

Лавров: Выборы президента России на заграничных участках прошли успешно

Выборы президента России на зарубежных избирательных участках были проведены успешно. Такое заявление сделал министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на заседании комиссии генсовета...